Между Трубадуром и Мачо

Роман о любви

иллюстрация к роману Между Трубадуром и Мачо. На сцене, на фоне алого занавеса стоит иящная девушка и протягивает руки стоящим по бокам мужчинам.

Часть 1

 

– Даша-Даша, радость наша! Ты чего такая серьезная?
Даша подняла взгляд от монитора. Обаятельный Самец стоял перед ней и крутил в руках ее степлер. Она даже не слышала, как он подошел - так задумалась!
Конечно, имя у него было, вполне даже нормальное – Роман. Но про себя Даша звала его только так. И не только про себя - узкий круг доверенных лиц был в курсе, и того, как она его называла, и как она к нему относилась.
– Чего, Ром? – Она постаралась улыбнуться, хотя ради него это и давалось с трудом. И так настроение ни к черту, а тут еще надо делать вид, что он совсем тебя не раздражает!
– Я пришел тебе напомнить, что через неделю Новогодний корпоратив. – Самец лучезарно улыбнулся.
– Спасибо, но я и так помню! – Удивилась она.
– Да. Но мне нужно точно знать, идешь ты или нет. Список составляю. Руководство, – тут он похлопал себя ладонью по холке, – обязало.
– Иду. – Подтвердила она. – Иду, конечно.
– Ритуля, а ты? – Рома повернулся ко второй девушке, сидевшей в их кабинете.
– И я иду! – Усмехнулась Рита. – Какой же праздник без меня?
– И то верно. – Он поставил галочку в блокноте и наконец, соизволил повернуться к третьей сотруднице.
– Маринэ? – Он намеренно исковеркал ее имя, но произнес его таким бархатным голосом, что даже у Даши против воли мурашки поползли. - А ваш прекрасный лик мы будем иметь счастье лицезреть?
Марина робко подняла на него глаза – в них читалось обожание. Она только и выдохнула:
– Да!
– Угу. – Рома сделал еще одну пометку, подмигнул Марине. Та смутилась так, что смотреть было больно.
«Овца!» - расстроено подумала Даша. Марину она вообще-то любила, но видеть, как глупышка тает в его обществе, ей было просто противно!
Рому же, напротив, это явно забавляло. Он положил на место Дашин степлер, направился к Марининому столу.
Та замерла, не сводя с него глаз. Обаятельный Самец положил одну руку на Маринин стол, а другой облокотился на спинку ее кресла. Низко наклонился и почти прошептал ей в самое ухо. 
– А в каком ты будешь платье?
– Я еще не знаю… – Марина, пылая щеками, смущенно крутила в руках карандаш. – Не решила. А что?
– Приходи в чем-нибудь светлом. Тебе идут светлые тона.
Рома протянул руку к ее голове, фамильярно щелкнул заколкой. Волосы рассыпались по плечам. Как он это делал – непонятно, но в его исполнении этот жест казался настолько интимным, что Даше невольно стало не по себе. Казалось, она подглядывает в замочную скважину, и подглядывает за чем-то далеко не безгрешным.
Роман медленно заправил прядку Марине за ушко, глядя ей в глаза – та вроде бы совсем перестала дышать, а потом быстро вышел из кабинета.
Даша поморщилась. У нее не укладывалось в голове, как можно так сходить с ума по этому типу? Неужели подруга не видит, что он из себя представляет?
Правда, с внешностью Обаятельному Самцу от природы повезло. Яркий, чувственный средиземноморский тип – смуглая кожа, горящие глаза, нос с небольшой горбинкой… Однажды Дарья гостила у бабушки, и та показала ей фильм «Анжелика». Так вот, Обаятельный Самец неуловимо напоминал ей Жоффрея де Пейрака в исполнеии Робера Оссейна. Только его лицо было тоньше, изящнее, сохраняя при этом привлекательную брутальность.
  При росте чуть выше среднего, он имел прекрасную фигуру - стройную, подтянутую, о которой он очень заботился, посещая спортзал и бассейн. Рома отлично сознавал свою привлекательность и считал себя поистине неотразимым. Его повадки были одновременно хищными и нежными, и многие, очень многие представительницы прекрасной половины человечества успели пасть жертвами его обольстительного обаяния. 
– Павиан! – Пробормотала про себя Даша.
– Черт, я поражаюсь, ну как это у него получается! – Воскликнула Рита. – Вроде бы ничего и не сделал, а Маринку теперь откачивать придется! Хоть реанимацию вызывай!
Эта дурочка и впрямь сидела в полной прострации, всей душой пребывая где-то не здесь. На губах играла мечтательная улыбка, щеки залил нежный румянец. У нее на столе зазвонил телефон, а она и ухом не повела.
– Марина! – Рявкнула Даша, – Телефон!
Та вздрогнула, испуганно глянула на нее и схватила трубку.
– Чего ты орешь? – Возмутилась Рита. – Видишь же, она в полном ауте! Так можно и напугать человека.
– Да она от этого обморока каждый раз в аут выпадает! – Раздраженно ответила Даша. – Привыкнуть уже должна.
– А ты-то чего злишься? Девочка влюбилась, с кем не бывает?
– Нашла в кого втрескаться! – Фыркнула Даша. – У него ж на роже написано, что он козел и бабник!
– Тише! – Шикнула Рита, – Твои вопли могут ее травмировать! Поругаетесь еще, чего доброго. – Она покосилась на Марину, – А насчет, в кого влюбляться – уж чья бы корова мычала...
Даша подумала и прикусила язык. И в самом-то деле...
Марина повесила трубку. Несколько минут работала молча, а потом вдруг отшвырнула ручку и повернулась к ним.
– Девчонки, выручайте!
– Что случилось? – Поинтересовалась Рита.
– Надо что-то с платьем решить...
Даша молча закатила в глаза, Ритуля спросила:
– Девочка моя, ты всерьез решила его послушать? Он же пошутил!
– Пошутил? – Удивилась Марина. – Да нет... Он и в самом деле хочет, чтобы я в чем-нибудь светлом пришла. Вы же слышали!
– А если он захочет, чтобы ты с крыши прыгнула, ты тоже сделаешь? – Не удержалась Даша.
– Даш, прекрати! – Шикнула на нее Рита и обратилась к Марине: – У тебя же шмоток полный шкаф! Найдешь что-нибудь подходящее.
Марина посмотрела на нее глазами раненой лани, пожала плечами и грустно констатировала:
– У меня нет ничего подходящего!
– Как нет? Я же помню, по крайней мере, два твоих светлых наряда!
– Да, но в костюме я была на день фирмы! А платье мне не нравится, я в нем толстая!
Тут уж фыркнула Рита - она весила килограмм на пятнадцать-семнадцать больше Марины, а ростом была сантиметров на десять ниже. Та же, в свою очередь, фигурой откровенно напоминала палку – ручки-веточки, ножки-прутики, посередине досочка с намеком на рельеф. Ее фигура выглядела длинной, хрупкой, трогательно-беззащитной…  А главное, без всяких усилий! Есть Марина могла что угодно – не в коня корм. В общем, формы – мечта модельера. Но и лицо тоже! Глаза огромные, серые, кошачьи, кожа нежная, губки-лепестки, и шикарный каскад пепельных волос, всегда лежащих красивыми волнами. Красота Марины была откровенной, такую не удалось бы скрыть ничем, даже если постараться. Но и одеваться Марина умела, у нее был отличный вкус.
Поэтому, когда она полгода назад пришла к ним в отдел, половина женского коллектива их фирмы зазеленела от зависти – такая внешность - и без всяких усилий! К счастью, у Марины был такой открытый и добрый характер, что вскоре ее полюбили. 
К сожалению, она почти сразу попалась на крючок Обаятельного Самца, который испытывал силу своих чар по очереди на всех сотрудницах. Не одна уже по его милости пролила ведра горючих слез, а он просто развлекался и разбивал их сердца с детской непосредственностью. 
Не миновал его интерес и Дашу с Ритой. Причем, внешне они очень отличались как от Марины, так и между собой. 
Даша, девушка среднего роста с третьим размером бюста и небольшим «излишеством» в районе талии и бедер, носила русые волосы до плеч, обладала голубовато-серыми глазами вполне обычной формы и милыми ямочками на щеках. Она предпочитала сдержанный стиль в одежде, говорила негромко и часто для малознакомых людей казалась простой серой мышкой. 
Рита от природы крассотой не блистала, и никаких комплексов по этому поводу не имела. Ростом она была чуть повыше Даши и чуть пониже Марины. Отсутствие талии она любовно называла «пузиком», и предпочитала короткие юбки – ножки у нее были плотные, крепенькие, но стройные и очень хорошей формы. Довершала картину короткая стрижка на темных, почти черных волосах и узкие зеленые глаза на скуластом лице с россыпью веснушек и выразительными подвижными губами. Ритуля обладала легким характером и прекрасным чувством юмора, и общаться с ней было по-настоящему приятно.
На Рите на первой Роман и опробовал свою манеру очаровывать женщин. Но с ней этот номер у него не прошел, девушка абсолютно не питала никаких иллюзий на свой счет. Рома был секс-символом их фирмы, и вряд ли от него можно было ожидать, что он всерьез потеряет голову от Риты – не его поля ягода. Однако это не помешало ей провести с ним время весело и ненапряжно, и, пожалуй, она была единственной из знавших его женщин, кому это доставило искреннее удовольствие, как в течение их отношений, так и после их завершения.  
Когда началась их связь, Даша переживала за подругу. Уж слишком разными они были: он – красавец, заставляющий слабонервных дамочек падать в обморок одним своим видом, и она – безусловно интересная, но все же совсем ему не ровня. А вдруг потеряет голову? Вдруг решит, что именно за ним-то и можно на край света? А он возьмет и разобьет ей сердце... 
Даша терзалась, пока однажды Ритуля не хлопнула ее по плечу и не сказала:
– Даже в голову не бери, что я могу всерьез в него втрескаться. Такие, как я и такие, как он - в жизни не бывают вместе.
– Тогда зачем же ты с ним?..
– Как зачем? – Рита даже удивилась. – Должна же я свою долю кайфа получить? Можешь считать меня циничной, но я его просто использую. Женщина я одинокая, отчитываться мне не перед кем. А он, когда захочет, бывает очень милым. О-очень милым... Опять же, для тонуса полезно! – С этими словами она хлопнула себя по плотной попке.
Даша засмеялась. Вот бы ей Риткино легкое отношение к жизни! Спит с первым красавцем, а относится к нему, как-то... Потребительски.
В общем, их отношения продлились полтора месяца и закончились без взаимных претензий.
Но не прошло и недели, как Рома попытался закрутить с Дашей, и это ее откровенно шокировало.
Ведь мало того, что они с Ритой сидели в одном кабинете, он отлично знал, что они подруги, и что вдвоем снимают «двушку» в спальном районе! То есть иллюзий на счет того, что ему уже давно перемыли все кости, у него явно не было.
Тем не менее, он целый месяц ластился к Даше и так и эдак. В этом Рома был мастер. Сначала в ход шли банальности, вроде цветов и конфет. Он не упускал случая ввернуть комплимент, причем не просто что-то вроде “Ты сегодня очень красива”. Он мог, например, зайдя к ним в кабинет по, якобы, рабочему вопросу, невзначай сказать:
– Вот я удивляюсь, Даша. Как у вас, девушек это получается? Вроде бы ты одеваешься как все, кофточка, юбочка, ничего особенного... Но вот как-то смотришь на тебя, и понимаешь, что ты особенная… Что-то в тебе есть, чего нет в других…
Или ни с того ни с сего взять ее руку и прокомментировать:
- У тебя такие нежные пальчики! Даже удивительно, прямо как у ребенка!
В сочетании с проникновенным горячим взглядом его глаз, устремленных в этот момент только на нее, эти слова сразу давали понять, что он обращает на нее внимание, что она ему крайне интересна, что это именно она не такая, как все. Даром, что все это была игра для него, все не всерьез, а сколько девчонок верило ему…
Потом были попытки пригласить ее куда-нибудь, которые она отвергала раз за разом. И он никогда не обижался, не демонстрировал, что она его задела своим отказом. Наоборот, он и это старался обернуть себе на пользу, говоря, что ему очень нравятся девушки, знающие себе цену. Слушая о том, что его завораживают девушки, которые не падают сразу к его ногам, Даша невольно начинала испытывать в душе тайную гордость – она отвергает его, но он все равно не отступается. Как ни странно, это располагало к нему больше, чем, если бы он обижался и намекал бы, что за ним готова бегать любая, стоит ему только пальцем поманить.
Если честно, то может быть Даша и клюнула бы на его ухаживания, если бы не Рита. А та сразу предупредила – держись от него подальше. Это у меня, сказала она, характер пофигистичный, а тебе может и боком выйти! Будешь потом по нему сопли лить, как, вон, некоторые.
Даше тогда даже пришло в голову, что Рита не так к нему охладела, как хочет казаться, и предостерегает ее в своих личных целях. Мало ли, вдруг она не такая уж равнодушная, и ей просто противно видеть, как он, можно сказать, еще не остыв от их встреч, уже оказывает такое внимание другой? Да еще и лучшей подруге!
Но тут у Риты нарисовался новый ухажер, она ходила с вполне довольным выражением лица, и Даша отбросила мысль о ревности. Но и на Ромины ухаживания так и не клюнула.
Роман, видя, что его потуги не приносят результата, через некоторое время переключился на следующую жертву.
Постепенно у Даши в отношении него выработалась стойкая неприязнь. У нее в голове не укладывалось, как можно с такой легкостью скакать из одной постели в другую, и при этом совсем не переживать, когда из-за его ветрености проливались целые моря горьких слез. Однажды, остро сочувствуя очередной несчастной жертве его ветреного обаяния, Даша в сердцах прозвала его Обаятельным Самцом, да так удачно, что прозвище за ним тут же закрепилось.
А потом в их отделе появилась Марина...
Рома прилетел тут же, как хищник на запах крови. Ему даже не пришлось прилагать особых усилий, две недели – и Марина была у его ног.
Только в этот раз все было несколько хуже. Самец очередной раз неплохо провел время, Марина смотрела ему в рот и готова была пылинки сдувать. Она просто светилась волшебным светом, и летала на крыльях счастья. Даша с Ритой старались деликатно спустить ее на землю, настроить на то, чтобы не относилась к этому серьезно, но, как известно, любовь слепа, глуха и нелогична. Марина начала обижаться на девчонок, считала, что они просто завидуют ее счастью и горячо защищала честь и доброе имя Обаятельного Самца.
Прошел еще месяц и Рома решил, что достаточно наигрался. Жарким августовским днем он ей сказал, что девушка она хорошая, и дело не в ней, но встречаться он больше не хочет.
Из Марины как будто вынули душу. Она ходила бледная и заплаканная, есть вообще перестала что-либо. Подруги старались ее поддержать, развеселить, сводить куда-нибудь, все бесполезно – Марина таяла на глазах.
Однажды, когда девушка была у них в гостях, за бокалом вина Рита дала ей совет.
- Сделай паузу. Дай ему время. Ты очень хорошая девушка, Марин, но Рома слишком избалован женским вниманием. Он должен понять, что потерял тебя. Ему не интересно, когда женщина сама вешается ему на шею.
Марина восприняла это своеобразно - перестала бегать за ним, и стала ждать, когда же он поймет, что она лучше всех. А поскольку просто так он это вряд ли бы понял, она с готовностью откликалась на любую его просьбу и когда ему было нужно, она делала так, как ему хотелось. Разумеется, вела она себя так исключительно для того, чтобы он, глупенький, понял, какую прекрасную женщину потерял.
Роман пользовался этим беззастенчиво. Иногда приглашал ее домой, и она летела к нему, как на крыльях, а ему всего-то и надо было, чтобы она навела порядок и приготовила поесть. Он приглашал ее куда-нибудь, и она снова окрылялась. А этому вечному мачо просто льстило появляться в обществе такой красавицы, очередной красавицы, которая смотрит ему в рот и ловит каждое его слово. 
Рита за голову держалась и сама была не рада, что дала этот совет.
Даша шипела на него, втайне мечтая, чтобы ему кирпич на голову упал. 
А Марина все так же жила затаив дыхание, в ожидании, когда же до него, наконец, дойдет...

                                                                                     ***

 Рабочий день закончился. Марина полетела по магазинам – искать светлое платье, Рита с Дашей отправились домой. По дороге зашли за продуктами, купили кое-что к ужину и бутылку вина.
– Пятница тем и хороша, – пыхтела Рита, волоча пакет на десятый этаж – лифт опять не работал, – что именно в этот день рабочий человек может позволить себе расслабиться и отдохнуть.
– Ага. – Согласилась Даша, – Точно. Я бы сделала две пятницы в неделю... Блин, ну что такое? Все идем и идем, а еще только пятый этаж!
– И не говори! – согласилась Рита и замолчала – берегла дыхание.
И все равно, к своей двери они подошли дыша, как после километрового кросса. 
– Хреновенький такой фитнес, – прокомментировала Даша, и они вошли.

                                                                                     ***

 Вечер протекал в приятной и милой обстановке. Обе сидели на кухне, потягивали винцо, Рита делала маникюр, Даша просто вытянулась на диванчике, сложив ноги на табуретку. Они лениво обсуждали последние сплетни, гулявшие по их фирме, и вечер обещал быть довольно милым…
Идиллия закончилась, когда тихонько зазвонил Дашин телефон:
– Алле.
– Дашуля, привет! Не забыла еще мой голос? – Жизнерадостно прощебетала Настя.
– Приветик! – Даша одновременно и улыбнулась и скривилась. – Не забыла, конечно! Как дела?
– Все путем! Зайка, я на самом деле на секундочку. Звоню пригласить тебя в гости, завтра вечером. Санька премию получил, обмывать будем! Придешь?
Даша немного растерялась. 
– Премию получил? Здорово! Завтра вечером? 
– Ну да, да! – Нетерпеливо подтвердила ее вторая лучшая подруга. – Давай, приходи к шести. Начинаем в семь, но мы еще с тобой перед этим посидим вдвоем, потреплемся, а то сто лет не виделись! Ладно, давай, нам еще кучу народу обзвонить надо! Жду тебя, целую, пока!
Прежде, чем Даша успела хоть что-то вякнуть, та уже отключилась.
Рита внимательно взглянула на нее.
– Что случилось? – Она принялась старательно махать руками, просушивая великолепный лак насыщенного вишневого цвета.
– Саша получил премию. Завтра будут обмывать. – Убитым голосом известила Даша.
– Да? Здорово! А чего ты кислая такая?
– Меня тоже пригласили!
– А-а... Ты пойдешь? 
Даша перевела задумчивый взгляд со столешницы, застеленной твердыми салфетками из бамбука, на подругу.
– Пойду, наверное...
– Ну и зря! – Припечатала Рита. –  Я тебе сколько раз говорила – с глаз долой – из сердца вон! Давно уже пора прекратить с ними всякие отношения! А ты все тянешь кота за хвост...
– Да понимаю я! – Даша сморщилась, глотнула вина. – Головой понимаю. А поделать все равно ничего не могу! – Несчастным голосом закончила она.
– Ты еще хуже нашей Маринки, честное слово! Рома хоть и козел первостатейный, зато неженатый! А Саша твой... Ой, ну не смотри ты на меня так!
– Саша любит свою жену! Он никогда ничего не делал для того, чтобы я... – Оскорбилась Даша.
– А я вовсе не это имела в виду. - Удивилась Рита. Посмотрела с одобрением на свои ногти – лак лег ровно и аккуратно. – Это я к твоей совести пытаюсь воззвать. Ты бы уже взяла бы себя в руки и перестала мечтать о нем. Прекрати с ними видеться, раз и навсегда! Заведи себе романчик какой-нибудь, глядишь, через пару месяцев всю твою любовь как рукой снимет.
Рита замолчала, всмотрелась в Дашино лицо.
– Ясно. – Резюмировала она, – Дальнейшие уговоры бесполезны.
Даша, не глядя в глаза, кивнула.
– Брови выщипай, горе мое! – Вздохнула Рита. Открутила колпачок и принялась наносить блеск на свежий маникюр.
Даша покорно поплелась в комнату за щипчиками.
 
                                                                                     ***

 Спала в ту ночь Даша плохо. Все вертелась с боку на бок, гнала прочь ненужные пустые мечты. Злилась сама на себя – права Рита, нужно взять себя в руки и прекратить все это! Уснула она только ближе к утру.
И проснулась ближе к обеду. 
Первое, что она обнаружила – что на улице идет дождь. Ну что за дела, новый год на пороге, а на улице черт-те что? Еще вчера лежал такой красивый беленький снежок... Сегодня с неба текло что-то холодное и унылое, было пасмурно и очень темно. В общем-то, нормальная погода для Питерской зимы в декабре.
Даше даже показалось, что еще утро, что за окном только-только начало рассветать, пока не взглянула на часы и не убедилась, что давно пора вылезти из кровати.
А с другой стороны – почему пора? Даша потянулась, закуталась потеплее в одеяло. У нее выходной день, можно валяться, сколько угодно.
Но минут через пять она все-таки села, чувствуя себя в постели, как птенец в теплом гнезде. К сожалению, как это часто бывает, именно в выходной день почему-то совершенно не лежится! 
Даша поежилась. Согретое полусонное тело никак не желало расставаться с одеялом, но душа требовала каких-нибудь действий!
Она натянула халат и пошлепала в душ. Остановилась на пороге кухни, пожелала Рите доброго утра.
– Я рада, если тебе оно кажется добрым. – Хмуро отозвалась та, зажигая газ. – Лично я считаю, что в такую погоду утро по определению добрым быть не может!
Даша виновато пожала плечами – как будто за погоду отвечала она лично, и ушла в ванную. 
Теплая вода лилась на кожу, ноздри ласкал свежий фруктовый аромат геля для душа, и  жизнь перестала быть такой уж серой и хмурой.
Она плескалась долго, просто стояла под водой и ничего не делала, наслаждалась теплом, в глубине души радуясь, что родилась в те времена, когда уже изобрели водопровод с горячей водой. Жила бы она пару веков назад – фиг бы смогла так начать субботнее утро! 
Когда она открыла дверь, из ванной в прихожую вырвалось облако ароматного пара. В ответ до Дашиного обоняния донесся не менее прекрасный запах – свежесваренного кофе. Рита – добрая душа.
– Когда-нибудь я на тебе женюсь! – Мечтательно сказала Даша, входя в кухню.
– Еще чего! – Усмехнулась Рита и придвинула ей кружку. Даша размотала махровую башню на голове и тряхнула мокрыми волосами. Пригубила горячий ароматный кофе, в который Ритуля по собственному вкусу добавляла корицу и ванилин.
Рита взяла апельсин, надкусила кожицу, от души сморщилась, и принялась его чистить. Поплыл сочный, веселый запах.
– Есть только две вещи, которые могут хоть как-то примирить меня с такой вот мутью за окном, – Сообщила она, – Это кофе и апельсины. Хочешь?
Она протянула Даше половинку.
– Не-а! – Отмахнулась она, – спасибо.
Ритуля пожала плечами и отправила дольку в рот.
– Ну что, ты морально готова?
– Нет. – Даша пожала плечами. – Но я все равно поеду.
– Между прочим, можно позвонить и сказать, что ты, например, простудилась. – Предложила Рита.
Даша еще раз молча пожала плечами. Рита только рукой махнула и отстала. 
Собираясь, Даша волновалась, как школьница перед выпускным. Злилась на себя за это – в конце концов, она же взрослый человек, с чего бы ей дрожать, как овечий хвост? И потом, она же не на свидание идет! А просто поздравить мужа своей второй лучшей подруги! Только и всего! Но эти уговоры и самовнушения помогали мало.
Хотела юбку надеть и сапожки свои любимые, замшевые, но куда же в такую слякоть замшу надевать? Да и ветер такой сильный, в юбке холодно будет... Брюки надевать неохота, и так всю неделю ходила в штанах. Джинсы слишком неторжественно...
Даша бродила по комнате в трусиках и кофточке, мучаясь вечной женской проблемой – нечего надеть.
Потом в таком виде прошлепала на кухню, сварила себе еще кофе. Ритуля уже полчаса как убежала куда-то на вечеринку, в квартире стояла редкая тишина. Даже соседей за стенкой слышно не было и машины на улице не очень-то шумели.
«Не пойду никуда!»  - решила Даша. – «Ритка права, хватит глупостями заниматься! Лучше заберусь сейчас под одеяло, книжку возьму поинтереснее... Когда еще такой шанс представится, так тихо и спокойно провести выходной?».
Даша сдернула кофточку, переоделась в старую домашнюю футболку. Достала мороженое из морозилки. Взяла свой любимейший. С детства до дыр зачитанный  “Лабиринт для троглодитов” Ольги Ларионовой, включила маленький свет и залезла под одеяло.
Ее хватило минут на пять, от силы на семь. После этого мороженое отправилось в холодильник, книжка – на полку, а сама Даша принялась судорожно перерывать шкаф – что же все-таки одеть?!

 

                                                                                     ***

 Ей показалось, что она замерзла, как только вышла из подъезда. Мало того, что дождь был мокрый, он еще и холодный был! Злые ледяные капли часто сыпались с неба, Даша натянула капюшон поглубже, но помогло не очень. Зонтик она брать не стала, побоялась,  что запросто там его забудет. Когда девушка поймала маршрутку, у нее уже зуб на зуб не попадал. И хорошо, что джинсы одела, в юбке бы точно уже дуба дала!
Она приехала даже слишком рано - полшестого. Волнуясь, и ругая себя  за это, нажала на кнопку звонка. 
Дверь, как назло, открыл Сашка, у Даши земля ушла из-под ног, а он и не заметил.
– Дашка! Как хорошо, что пришла! – Он впустил ее в квартиру, – Сто лет тебя не видно!
Девушка улыбнулась.
– Привет, я тоже рада тебя видеть!
– Да? Так это же прекрасно! – Саша обнял ее, прямо в мокрой куртке, и звучно поцеловал в обе щеки. От него слегка пахло алкоголем, у него было прекрасное настроение, и он был совсем не прочь немного подурачиться.
Даша неловко ткнулась в ответ холодными губами в его щеку, колючую, с небольшой щетинкой, и принялась раздеваться. От того, что он ее расцеловал, ее нелепо бросило в жар, и она боялась, что сейчас на лбу еще чего появится дурацкая испарина.
Сашка ее смущения не замечал - помог снять ей куртку, выдал забавные тапочки с помпончиками и крикнул в глубинку квартиры:
– Настя! Ну что ты там сидишь? Тут к тебе такие люди пришли, а ты даже встретить не вышла! Где твое гостеприимство?!
– Пусть проходит в кухню! - Донесся ответ.
– Вот так всегда! – Саня шутливо сложил бровки домиком. – Она гостей наприглашает, а я потом с ними занимаюсь!
Даша украдкой рассматривала его. Все такой же – ежик светлых волос, голубые глаза в обрамлении пушистых ресниц и до неприличия красивые губы. Чуть полноватые, чувственные, нежные. Сашка возвышался над ней на голову, у него была прекрасная осанка и ни намека на животик. Даша смотрела на него, радовалась и расстраивалась одновременно. Если бы в нем было хоть что-то, что ей противно, хоть что-то, за что можно зацепиться, развить свою неприязнь, и перестать так млеть от него!
– Ладно, раз босс велит – прощу пройти в кухню! – Саша пропустил Дашу вперед по коридору.
– Привет! – Широко улыбаясь, Настя повисла у нее на шее. – Добралась до нас наконец-то, Даша-Фиалка-наша!
– Ай, привет, моя дорогая! Красотуля ты моя! – Засмеялась Дарья, тоже стискивая подругу в объятиях, и улыбаясь немного печально. Настя назвала ее прозвищем, которое лишний раз болезненно кольнуло ее и без того открытую рану. 
Еще когда они с Настей снимали на двоих квартиру, как сейчас с Ритой, Даша увлекалась разведением фиалок. Увлечение это иногда заставляло Настю хвататься за голову, ибо фиалки расползлись по всему дому и занимали каждый свободный клочок. Впрочем, к цветам у Даши был найден подход, выглядели они великолепно, и подругу не слишком раздражало такое положение вещей, скорее веселило. 
Но, к тому моменту, когда Настя собралась замуж, с цветами было покончено. 
Даша влюбилась в Сашу в тот самый миг, когда Настя их познакомила. Однажды вечером привела его к ним домой, предупредив, что сегодня представит ей парня, про которого столько рассказывала, и которого любит без памяти. 
Стоило ему войти, стоило им только раз встретиться глазами - и все. У Даши земля ушла из-под ног, перехватило дыхание, и участился пульс. Она влюбилась сразу, безнадежно, окончательно и бесповоротно. И так же сразу поняла, что пропала – он едва взглянул на нее, спокойно и равнодушно, с вежливым любопытством. Он был без ума от ее лучшей подруги.
Даша же просто сгорала внутри себя. Конечно у нее и раньше были романы, были отношения. Пару раз ей казалось даже, что она всерьез влюблена. Но проходил месяц-другой, первое очарование развеивалось и она понимала, что этот человек больше не привлекает ее. С Сашей все сразу стало по-другому. Ни тени сомнений не возникло ни разу, она точно знала – это он, тот, за которым она готова хоть на край земли, хоть за край. Стоило ему только позвать…
Поначалу она еще надеялась, что это скоро пройдет. Объясняла сама себе, что он, конечно, хорош собой, умен и обаятелен, но ничего такого в нем нет. Просто ей с подругой нравились одни и те же мужчины. Она все ждала, когда же наступит момент, и она сможет сказать себе, что наваждение прошло, что она может относиться к нему ровно и спокойно, как и должна относиться к любимому мужчине лучшей подруги. Да только время шло, а ее чувства раз от раза становились лишь сильнее. 
Саша - красавчик и умничка с великолепным чувством юмора, душа любой компании. Он располагал к себе с первого взгляда, легко сходился с людьми. Он любил гостей и у него дома постоянно собирались компании. Саша был словно солнце, вокруг которого вращались нетривиальные и удивительные люди. Понятно, что и Настя и Даша ощутили на себе силу этого магического притяжения. Вот только для Насти оно стало взаимным, а для Даши – трагичным. 
Видеть влюбленных вместе было для нее мукой мученической. Тем более что Саша часто бывал у них тогда, и все эти их бесконечные объятия и поцелуи доводили Дашу до белого каления. Не раз и не два, посреди веселого вечера за бутылочкой мартини, или за кофе, или за совместным ужином, она запиралась в ванной и ревела там в полотенце, чтобы ее всхлипы ней дай Боже не услышали влюбленные. 
А они и не слышали, всецело поглощенные друг другом. Даша умывалась холодной водой, выходила из ванной, и никто не замечал ни ее покрасневших глаз, ни ее распухшего носа. А чтобы чем-то занять себя, чтобы не глазеть постоянно на Сашку (от этого можно было запросто сойти с ума!), она занималась своими цветами. 
К тому моменту, когда Настя вышла замуж, фиалки из любимых превратились в ненавистные. Они были живыми свидетелями того, что это не она счастливая возлюбленная. Наоборот, их цветущий, пышущий здоровьем и красотой внешний вид свидетельствовал о том, что ими занимаются постоянно, двадцать четыре часа в сутки. И это было обиднее всего. Наверное, по-своему, ее цветы пытались утешить ее, поднять ей настроение, и цвели как ненормальные. Да только мало было толку от их прекрасного цветения.
Как только Настя вышла замуж и съехала, Даша подарила все цветы ближайшей школе. Учителя пришли в восторг и большую часть горшков немедленно растащили по домам.
Рита, когда узнала про цветы, расстроилась, фиалки она тоже любила. А вот Настя, когда Даша их познакомила, ей не очень-то понравилась. Причем, судя по всему отношение было взаимным. “Слишком много о себе думает!” – так отозвались обе стороны друг о друге и с тех пор Даша старалась, чтобы они больше не встречались.
Настю же она иногда беззлобно дразнила «килькой» за внешний вид. Тонкая, длинная, почти одного роста с Сашей, гибкая, как лоза - таких называют “балетная”. Изящество, грация ее движений завораживали. Про нее часто думали, что она училась в школе танцев или что-то в этом роде, но ничего подобного - таким изяществом Настю наделила природа. А так же копной вьющихся волос шоколадного оттенка и золотисто-карими глазами с искоркой, живым характером, улыбчивостью и подкупающей легкостью в общении.
– За-айка, как же я по тебе соскучилась! – протянула Настя, – Садись, давай! Расскажи, как живешь, сто лет не виделись!
– Да все по-старому, – улыбнулась Даша. – Без новостей. Дом – работа, работа – дом. Давай, может, помогу чего?
– Давай, – согласилась Настя, – морковку порежешь?
Даша взяла вторую доску, ножик. Вытащила из кастрюли вареную морковь, принялась ее чистить.
– Вот как она тебе доверяет! – Засмеялся Саша. Он стоял, прислонившись к дверному косяку и сложив руки на груди, – Меня она к своим салатам и близко не подпускает!
– Ага, конечно, тебя подпустишь! – Настя взмахнула ножом, – Знаешь, как он мне помогает? – Она наклонилась к Даше через стол. – Разрежет морковину на четыре части и считает, что так и надо.
– И вовсе и не на четыре, не надо преувеличивать! На шесть!– Саша подкрался к жене и неожиданно поцеловал ее в ушко.
– Ай! Санька, у меня же нож! Вот порежусь еще, получу травму, будешь мне потом всю жизнь пенсию по инвалидности выплачивать! Налей нам лучше вина!
Саша наклонился над Настей, почти скрыв ее от Даши, поцеловал в губы, а затем еще игриво чмокнул в кончик носа. Настя нахмурилась было, но лишь махнула рукой и улыбнулась ему в ответ.
Даша уткнулась глазами в доску, только бы этого не видеть. В ней поднималась темная волна. Видеть, как любимый твой человек целует кого-то другого и понимать, что так и должно быть, а ты не имеешь на него никаких прав...
Она была своя для них, при ней они не стеснялись обниматься, целоваться, заигрывать друг с другом. 
– Даша, тебе какого вина, красного или белого?
Даша вздрогнула, покраснела, неловко дернула рукой и полоснула себя ножом по пальцу.
– Ай!
Вот дура дурацкая! От обиды на саму себя, на собственную неловкость на глаза навернулись слезы.
– Ты что? – Забеспокоилась Настя, – Сильно порезалась? Ну-ка покажи! Саша, ну что ты стоишь, принеси перекись и пластырь!
– Не нужно ничего. – Даша криво улыбнулась и сунула палец в рот. Пососала, посмотрела на него. – Просто маленькая царапина.
– Ничего, йодом помажем, хуже не будет! – Саша уже приволок аптечку, открыл пузырек и смочил ватную палочку. – Давай сюда свою раненую конечность!
Даша протянула ему палец, Саша аккуратно взял его и обработал, легко прикасаясь ватной палочкой к коже. Пальцы у него были длинные, твердые, в них ее собственный пальчик показался Даше маленьким и беззащитным. 
– Не больно? – Заботливо, как маленькую, спросил он.
– Нет, что ты! – Засмеялась Даша, справившись, наконец, со своими чувствами, – Это же на самом деле просто царапинка. Завтра уже заживет.
– Ну, вот и молодец! – Саша заботливо залепил палец пластырем, убрал аптечку. – Как пострадавшей на производстве салата тебе полагается дополнительный бокал вина! Ты, кстати, так и не сказала, какого?
– Белого.
Саша откупорил бутылку, разлил вино по бокалам. Они чокнулись “за встречу”, пригубили. 
Еще почти час они провели вот так, втроем на кухне. Было тепло, уютно, вкусно пахло праздником. За окном все так же беспросветно лил унылый холодный дождь, а здесь было светло и радостно. 
Даша затолкала свою грусть и тоску подальше, приказав себе не распускать сопли, и искренне старалась наслаждаться вечером.
– Ты, кстати, где встречаешь новый год? – спросила Настя.
Вопрос поставил Дашу в тупик. У нее в этом году совершенно не было настроения куда-то идти. Ей предлагали собраться большой компанией, снять столик в ресторане. Это было бы весело, но ей ничего такого не хотелось. Приглашать гостей тоже не было ни малейшего желания. Все это было уже год назад, и два года назад. Так хорошо праздновать или когда у тебя никого нет, или наоборот, когда есть кто-то с кем «все хорошо». Подумав, Даша решила, что в этот раз с удовольствием встретит праздник одна. Вечером съездит к родителям, поздравит их, а часикам к десяти вернется домой. Хороший фильм, бутылка шампанского, тарелка оливье и пара мандаринов, что еще надо? А будет настроение – так пойдет гулять. В новогоднюю ночь несложно с кем-то познакомиться. 
Но об этих ее планах знала только Рита. Остальным она врала что-то про компанию, дачу и тому подобное. Не хотела, чтобы начались вопросы, почему одна, или, того хуже, жалость. 
Ответить Даша не успела, Настя каким-то образом все поняла без слов. Недаром же они столько лет прожили бок о бок!
– Ясно. Приходи лучше к нам! Мы тоже в этом году решили дома отмечать. Хотели сначала куда-нибудь съездить, в Финляндию хотя бы. Но потом подумали и решили дома остаться. Приходи, будет весело, будет полно народу. Мы даже программу придумали!
– Не знаю... – Даша лихорадочно придумывала ответ, чтобы отказаться. Отмечать новый год здесь, с ними?! С ним?! Нет, что может быть хуже? В самый светлый, самый любимый свой праздник сидеть в сторонке, видеть, как они счастливы и не находить в себе сил порадоваться за них!?..
– А что, тебе негде отмечать? – удивился Саша. Настя грозно посмотрела на него (деликатнее надо быть!), Саша смутился и неловко сказал: – Тогда приходи к нам, конечно! Вы с Настей и так редко видитесь, так хоть праздник вместе проведете!
– Не знаю... – Повторила Даша.
– Даже не сомневайся! – Саша встал, долил вина ей в бокал, потрепал по плечу. – Придешь?
От этого дружеского жеста Даша мгновенно растаяла и кивнула.
– Прекрасно, – просияла Настя, – тогда в среду ждем тебя. Часикам к десяти. Или, хочешь, приходи пораньше?
– Слушайте, это кошмар какой-то! – засмеялась Даша, – Как новогодние праздники начинаются – все, прощай печень! У меня в понедельник корпоратив на работе.
– Ага, во вторник придешь в себя, а среду уже снова праздновать надо!
Раздался звонок в дверь.
– О, вот и народ собирается! – Саша пошел открывать.
Девушки заправили салаты майонезом и оливковым маслом, понесли в комнату, где был сервирован стол. 
Даше очень понравилась Настина идея, устроить праздник по поводу Сашиной премии дома. Получалось как в давно ушедшем детстве, когда родители собирали дома компании и накрывали огромные столы. 
После первого звонка гости посыпались один за другим, словно сговорились. Дашу немного подзабыли в этой круговерти, предоставили самой себе. Она знакомилась с приходившими, большинство из которых она не знала. Это были Сашины друзья и коллеги. 
Вечер шел своим чередом. Саша, как всегда, был душой компании. Он много говорил, много шутил, был очень оживленным. Настя на его фоне выглядела несколько утомленной и не очень-то веселой, что было на нее не совсем похоже. Даша решила, что это из-за того, что ей пришлось готовить на такую ораву. Обычно ее подруга блистала на таких вечерах, была просто королевой. Но не сегодня.
Самой Даше вскоре пришлось отбиваться от ухажера. Ее сосед по столу, милый парень лет двадцати пяти решил, что должен ухаживать за ней этим вечером. И, в общем-то, сначала все было очень даже ничего. Он заботливо смотрел, чтобы не пустели ни ее тарелка, ни ее бокал, болтал с ней обо всем понемногу, постоянно спрашивал ее мнения о чем-то. 
Но таким милым он, к сожалению, пробыл не очень долго. Он налегал на коньяк, закусывал его исключительно сыром и с каждым тостом становился все менее приятным.  Чем сильнее он пьянел, тем пошлее становились его шутки и нахальнее манеры. Даша сбегала от него, то на кухню, помочь Насте, то в соседнюю комнату, потанцевать. Но стоило ей сесть на свое место, как он тут же начинал к ней липнуть. В очередной раз, брезгливо снимая двумя пальцами за рукав его руку со своего бедра, она уже порядком злилась. И совершенно не знала, что с ним делать. 
Была бы она где-нибудь в клубе, послала бы его и дело с концом. А тут, как-то неловко даже. Что она, в самом деле, будет на всю комнату орать: ”Не приставай ко мне, свинья!”?
В соседней комнате заиграла медленная мелодия. Кавалер, чуть пошатываясь, поднялся из-за стола. Слава Богу, подумала Даша, он решил выйти! Не тут-то было! Парень наклонился к ней, и, опершись на ее плечо, схватил за руку. 
– Пойдем, потанцуем! – Он потянул ее вверх. 
Даша не шелохнулась.
– Я не хочу с тобой танцевать. – Отчеканила она.
– Да ладно тебе, пойдем! – Он беспардонно подхватил ее под мышку и снова потащил. Даша вывернулась и громок, со злостью, воскликнула:
– Оставь меня в покое, придурок! Не умеешь пить, не пей! Не лезь ко мне!
Пару секунд он молча, ошалело смотрел на нее. Потом выдал:
– Ты че, охренела, что ли?
Он снова наклонился к ней, вцепился в ее плечо.
Даша уже приготовилась дать отпор, как вдруг парень отшатнулся. Саша дернул его за шкирку так, что затрещала ткань на воротнике. 
– Эй, ты че?
– Это ты чего? Девушка сказала, что не хочет с тобой танцевать, что ты к ней лезешь? Остынь, Андрей, она уже обещала этот танец мне.
Саша протянул ей ладонь. Даша покосилась на нее, вздохнула и вложила сверху свою ладошку. 
– Я не понял?! – Возмущенный возглас Андрея полетел им в спины.
– Иди, умойся холодной водой, я сказал! – Фыркнул Саша и вывел Дашу в другую комнату.
Танцы при свечах, что может быть романтичней? Челентано (маленькая Настина страсть), на пяти языках признающийся в любви… Две парочки уже топтались, прижавшись друг к другу, с дивана слышался приглушенный разговор.
Саша обнял ее за талию, сжал ее пальцы, от волнения ставшие холодными. Даша положила ладонь на его плечо. Она таяла. Давно он не был так близко от нее. Она старалась уловить все – запах его туалетной воды и его кожи, движение его плеча под ее ладонью, его бедра, которым он задевал ее бедро, его сильные пальцы у нее на спине, его лицо так близко...
– Он здорово тебя достал? – Сочувственно поинтересовался Саша, невольно понижая голос.
– Есть такое дело, – Улыбнулась она, – сначала вроде ничего был. А как выпил, прямо таким стал мерзким!
Даша сморщилась и передернула плечами.
– Да, что-то я недосмотрел. На самом деле он неплохой парень, только пить ему совсем нельзя. Завтра ему будет страшно стыдно. Так что готовься, он еще будет тебе звонить и извиняться.
– Ой, не надо! Не давай ему мой телефон!
– Да? Ну ладно, не буду. Хотя, может ты и зря...
– Нет. Мне вполне хватило сегодняшнего общения!
– Кошмар, да?
– Не то слово! Ужас!
Песня кончилась. Даша неловко отошла от него. Для него это ничего не значило, подумаешь, потанцевал с подругой своей жены. Что в этом такого? Она же теперь долго будет вспоминать этот танец...
Нет, права Рита, права! Надо прекратить с ними видеться, и с Сашей и с Настей! Ничем хорошим это все равно не закончится!
По пути к столу Даша зарулила в ванную, глянуть в зеркало, как там и что. Ей казалось, что у нее на лице сейчас все чувства написаны.
И в самом деле, стоило ей только посмотреть на себя, и она пришла в ужас. Глаза распахнуты, щеки горят, общее выражение – придурковато-счастливое и печальное одновременно. Он наверняка все понял! Ну, невозможно глядеть на такое одуревшее лицо и ни о чем не догадаться! Дверь за собой она закрыла неплотно, ведь зашла буквально на секунду. Но за дверью послышались голоса и Даша невольно притихла.
– Ну что, теперь ты рад? – Голос у Насти был недовольным, если не сказать злым. 
– Чему именно? – Сашин голос был, напротив, спокоен и невозмутим.
– Дорогой мой, я уже с ног валюсь от усталости! Если ты не заметил, то мне пришлось наготовить еды на целую ораву, и целый вечер их всех обслуживать!
– Конечно, заметил, ведь я же тебе помогал! Настя, объясни мне, чего ты злишься, ты же сама этого хотела?
Даша мучительно раздумывала, что ей делать. Выйти сейчас, это поставить всех троих в нелепую ситуацию. Ведь сразу станет понятно, что она слышала их разговор. А не выходить – значит подслушать до конца. Потому как, понятное дело, уши она себе затыкать не будет.
Даша взялась за ручку. Сейчас она придаст лицу подходящее выражение вроде: ничего я не слышу, а думаю о своем - и выйдет... Она приложила ухо к двери.
– Я не этого хотела!
– А чего же? Насть, я предлагал, давай снимем ресторан. Ты же сама уперлась, туда хренова туча денег уйдет, мол, нигде не написано, что я за свои деньги должен теперь всех поить и кормить!
– Скажешь, не так?
– Настя, я тебе сто раз объяснял, я люблю гостей! Мне не жалко денег, если праздник удался!
– Саш, ты что, вообще ничего не понимаешь? Ты что, миллионер, что ли? Я просто не могу понять, объясни мне, ты что, зарабатываешь бешеные деньги, чтобы их вот так вот тратить?!
– Настя, скажи мне, чего тебе не хватает? У тебя же все есть! Ты одета, обута, с машиной, в квартире только-только сделан ремонт... Причем в точности такой, как ты хотела! Что тебе еще надо? Хочешь поехать куда-то – пожалуйста, ты же сама отказываешься, мол, дорого. Что мне, скажи, сидеть на этих деньгах что ли?
– Саша! – В Настином голосе звенела ярость, – Нет, давай лучше будем теперь всех кормить и поить за наш счет! Очень здорово! Просто прекрасно! Конечно, мне больше ничего не надо! Давай, раздавай теперь направо и налево!
– Знаешь, что, милая! – В Сашином голосе явно слышалось раздражение, – В таком случае я тебе напомню, что деньги эти я сам заработал! Я тебе всем обеспечил, ты сидишь дома, работать тебе не надо. Можешь хоть с утра до ночи болтаться по своим фитнесам, салонам красоты и тому подобное, я тебе ничего не запрещаю, и ни в чем тебе не отказываю. Так что тебе грех жаловаться! И если я хочу раз в полгода собрать дружную компанию за большим столом, то имею на это полное право!
– Ты что, попрекаешь меня этими деньгами?! – В Настином голосе зазвенели слезы. Даша в ванной закатила глаза. – Конечно, сижу дома, не работаю, глаза мозолю. – Настя начала распаляться, но Саша ее оборвал:
– Не говори ерунды! Нас гости ждут. Иди, умойся, потом поговорим.
Саша отошел, а Настя рванула на себя дверь ванной, Даша едва успела отскочить. Образовалась немая сцена.
А потом Настя напустилась на подругу:
– Подслушиваешь?! Ты?! От тебя я такого не ожидала!
– Настя, нет, все не так! Просто вы начали говорить, и я постеснялась выйти в неподходящий момент.
– Постеснялась, конечно! Рада ведь, что мы ругаемся, по глазам вижу! Ты же всегда мне завидовала!
– Настя, что ты говоришь? – Ахнула Даша. Ей казалось, что ее только что отхлестали по щекам.
– Я правду говорю! – Дернула головой та. – Выйди отсюда!
Даша бочком выскользнула за дверь, постояла в коридоре. В комнату не пошла, направилась на темную кухню, пристроилась у окна.
На глазах закипали непрошеные слезы. За что ей все это? Было ужасно неловко из-за того, что подслушала этот разговор. Было ужасно неприятно осознавать, что именно она услышала. Как бы там ни было, она любила их обоих, и эта ссора была ей неприятна. Настины слова жгли изнутри. Самое ужасное, что отчасти она была права. Когда Даша слушала их разговор, в душе шевельнулось гаденькое чувство удовлетворения от того, какой неприглядной в тот момент была ее подруга.
Слезинка выскользнула из глаза, и Даша смахнула ее пальцем. Все не так. Все не так.
Зажегся свет на кухне, и Даша быстренько вытерла глаза. В оконном стекле отразилась Настя. Она подошла к Даше сзади, обняла за плечи.
– Дашунь, прости меня, пожалуйста! – Она пристроила щеку на Дашиной макушке, ловя в отражении ее взгляд. – Не обижайся. Ничего такого я не думаю. Расстроилась из-за ссоры с Сашкой и наговорила тебе. Прости меня!
Даша повернулась к Насте лицом и крепко ее обняла. Это же ее подруга, они же вместе прошли огонь, воду и медные трубы! Они знают друг друга без малого десять лет. И за эти десять лет много чего было и хорошего и плохого. Но они по-прежнему дружат. И если уж Даша продолжает с ней дружит, любя ее мужа, то обижаться на глупые слова уж точно не станет!
Настя судорожно вздохнула-всхлипнула и Даша почувствовала, что у нее тоже слезы катятся из глаз.
– Ревешь? – Глухо спросила она.
– Угу.
– И я реву. – Даша рассмеялась первая, Настя через секунду после нее. Мир был восстановлен.
Настя достала чистые бокалы, сама открыла вино. Они чокнулись, выпили за дружбу.
– Давай здесь посидим немного?  - Предложила Настя. – А то у меня голова уже едет от всего этого.
– Давай. – Согласилась Даша, поудобнее устраиваясь на табуретке. – Насть, извини, если лезу не в свое дело, но я не поняла, из-за чего вы ругались?
Настины глаза недобро сузились. Сейчас мне попадет, поняла Даша, не стоило спрашивать об этом. Но подруга взяла себя в руки, успокоилась. Грустно усмехнулась. 
– Из-за денег. – Ответила она. – Дело в том, что я, если честно, против таких вот праздников. Подумай сама, у нас сейчас сидит двадцать три человека. Можешь себе представить, сколько надо потратить, чтобы их всех накормить-напоить? Мы же пол магазина позавчера скупили! И ради чего? Просто так! Просто Саше нравится ощущать себя хлебосольным хозяином! 
– Разве это так плохо? – Осторожно спросила Даша.
– Ой, Даш, – Настя вздохнула, – вот выйдешь замуж – тогда поймешь. Нормальный мужик все тащит в дом, а этот... Я ему говорю, давай купим другую квартиру! А он только отмахивается!
Даша удивилась. Зачем им другая квартира? У них была прекрасная трешка, светлая, просторная, одна кухня – семнадцать метров. Для двоих более чем достаточно!
- Не эту поменяем. – Пояснила подруга, видя ее замешательство. – А купим еще одну. Как вложение капитала. Ее потом сдавать можно будет. И вообще, недвижимость – это всегда стабильность…
– Ага, вот вы где! – На пороге возник Саша, освещая помещение своей лучезарной мальчишеской улыбкой. – Девочки, вас все потеряли!
– Идем, идем! – Настя улыбнулась ему, как ни в чем не бывало. Он ответил ей тем же, словно они и не ругались. 
– Что ж, пора уделить внимание гостям! – Настя поднялась, оправила подол. 
Она была такой красивой – короткая юбка, длинные ноги, блузка полупрозрачная, под которой светится безупречное тело, нежный овал лица и большие, искусно подведенные трогательные глаза. Такую нельзя не любить. 
Настя вышла из кухни, Даша осталась. Она думала, что давно вот так вот не разговаривала с ней по душам. И не заметила, когда та успела измениться. Раньше она не была такой меркантильной и самолюбивой. Даша отлично помнила, что раньше ее подруга громче всех кричала, что в человеке главное душа, а не кошелек!
Впрочем, может все не так уж плохо, как она себе тут напридумывала? Ну, стала Настя несколько более прагматичной, так это жизнь такая – кусок хлеба не дается легко...
Даша почувствовала, что очень устала, и решила, ем сидеть и кукситься на чужой кухне, лучше поехать домой. 
Снова заглянул Саша.
– О! Ты чего тут сидишь одна?
– Да так, устала немного. Я поеду домой.
– Жаль! – Расстроился он, – Посидела бы еще.
– Не, Саш, поеду. Не уговаривай.
Она встала, прошла в прихожую.
– Ладно, как знаешь, – Он вышел следом за ней. – Давай я тебя провожу?
– Не надо. Иди лучше к гостям. Я сама нормально доберусь, не переживай. 
Саша помог ей надеть пальто. 
– Значит, на Новый год мы тебя ждем?
– Да. – Даша улыбнулась. И вдруг, повинуясь неожиданному порыву, обняла его. Наверное, лишим был тот, распитый с его женой бокал вина. Саша помедлил секунду и тоже обнял ее. Прошептал ей на ухо:
– Все будет хорошо.
Даша улыбнулась. И в этот самый момент в прихожую выглянула Настя. Глаза ее вспыхнули злым огнем. Даша неловко дернулась, отстраняясь от Саши, щеки залила предательская краска.
– Уходишь? – Настя вскинула брови и поджала губы, Саша обернулся к жене, ответил вместо Даши.
– Да, говорит, устала. 
– Ага, – Подтвердила Даша каким-то придушенным голосом. – Поеду. 
– Может, ты ее проводишь? – Едко предложила Настя мужу, сверля подругу недобрым взглядом. 
– Нет, спасибо. Доберусь сама. Пока.
Даша, путаясь в замках, открыла дверь, выскочила на лестничную клетку.
– Тридцать первого мы тебя ждем! – Еще раз напомнил Саша.
– Обязательно! – Даша подошла к лифту, нажала кнопку вызова. 
– Пока! – Настя подошла к двери и захлопнула ее. Звук этот громом прокатился по подъезду.
Даша закусила губу. Как глупо получилось!
– Я не поняла, что это было? – Услышала она из-за двери Настин злой голос.
– Ничего! – В Сашином ответе слышался смех. – Обнялись на прощание. 
– Это что-то новенькое!
– Солнышко мое, ты что ревнуешь? 
– Я?! Вот еще! Только не к ней!
Пришел лифт, открылись двери, Даша вошла. Уши горели от этого высокомерного и пренебрежительного тона. 
– Но в следующий раз будь добр, воздержись от подобных объятий!
Двери лифта закрылись и ответа Даша не услышала. Лифт уносил ее вниз, и чувствовала она себя отвратительно.

 

Часть 2  

 

                                                                                   ***

 Дома, глянув на часы, Даша обнаружила, что времени только одиннадцать. Хотя ей казалось, что уже глубоко за полночь. Она включила телевизор на кухне, достала сундучок с рукоделием и принялась за работу.
С тех пор, как фиалки навсегда покинули ее жизнь, одно время она очень страдала. В моменты, когда на душе пасмурно, ей ну просто необходимо было хоть чем-то себя занять. Она пробовала вязать, но это занятие только еще больше выводило ее из себя. С шитьем и вышиванием вышла та же история. 
Однажды Рита спросила, не знает ли она, чем можно обернуть книгу. Ей одолжили какой-то суперценный экземпляр, и она опасалась, как бы случайно ее не повредить. Даша призадумалась, и неожиданно для себя нашла себе занятие. Теперь ее новым увлечением было делать обложки для книг. И если первые были еще простенькие, то со временем она стала делать просто произведения искусства. 
Постепенно целая полка заполнилась ее творениями. Нередко гости, приходившие к ней в первый раз, подолгу застывали у этой полки, разглядывая шедевры.
Не раз ей предлагали сделать что-то на заказ или продать. Но она всегда отказывалась. Она делала это для себя, не ради результата, а просто эта работа по-настоящему умиротворяла ее. И чем пасмурнее было у нее на душе, тем дальше шла ее фантазия.
Даша смешала в равных пропорциях муку и каменную соль мелкого помола. Стала потихоньку добавлять воду, чтобы получилось очень густое тесто, похожее на пластилин. Из этого теста она принялась лепить маленькие фигурки. Выложила их на противень и поставила в духовку на самый слабый огонь.
Ключ заворочался в замке, когда она как раз выложила остывшие фигурки на стол, приготовила кисти, краски и лак. 
В кухню ввалилась Рита, пьяненькая и веселая, неся с собой свежий запах и прохладу зимнего дождя.
– Ты чего так рано? – удивилась Даша, – Я тебя не ждала раньше следующего утра.
– Да ну! – Рита усмехнулась, поставила на стол бутылку шампанского. – Они все в баню поехали. А я не захотела. Ну их в баню! Шампанское будешь?
– Не знаю. Может, лучше до нового года его оставим?
– До нового года его еще море будет. – Рита подмигнула. – А вот нам с тобой посидеть случай может уже и не представится. Не забудь, я ведь тридцать первого уезжаю, и до пятого меня не будет!
– Да помню я.
– Тем более. – Рита встала с табуретки, стянула через голову свитер, оставшись в одном лифчике, – Жарко, сил нет! А у тебя, как я погляжу, очередная драма. Причем, насколько я могу судить по размаху затеянного тобой, что-то нешуточное.
Даша подперла щеку рукой, воздохнула и махнула ладонью.
– Да ну все это к лешему! Открывай! Наливай!
– Вот это по-нашему! – Одобрила подруга. – Сейчас мы с тобой тяпнем и ты расскажешь старой доброй маме Ритуле, что с тобой приключилось на этот раз.
Она ловко скрутила проволочку, накрыла горлышко полотенцем и с негромким хлопком извлекла пробку. Над бутылкой закурился легкий дымок.
– Оп-ля! Так, а где у нас бокалы?
– В моей комнате, на стеллаже, синяя коробка.
– Понято.
Рита поднялась, прихватила свой свитер и отправилась за бокалами. Даша открыла гуашь, белую и синюю, смешала на палитре, добиваясь небесно-голубого оттенка.
– Какой красивый цвет! – Одобрила вернувшаяся Рита. Она разлила шампанское по бокалам, не преминув пролить немного на стол, вытерла, и подложила под бокалы салфетки.
– Ладно, подруга. Давай, оторвись от своих диковинных зверушек. – Даша покорно взяла бокал в руки, уже выпачканные краской. На стекле остался красивый нежно-голубой отпечаток.
– Лепота! – оценила Рита. – Ну, стало быть, за нас!
Они звякнули хрусталем, выпили.
– Мне после вина только шампанское и пить! – Пробормотала Даша.
– Знаешь, в чем прелесть похмелья? – Прищурила свои узкие раскосые глаза Рита.
– В чем? – Усмехнулась Даша.
– В том, что когда оно тебя мучает, ни о чем другом ты думать просто не можешь! Ладно, давай рассказывай, что довело тебя до такой ручки, что ты стала лепить человечков из теста. Раньше я за тобой этого не замечала!
И Даша рассказала ей все события этого вечера. Рита слушала внимательно, не перебивая, вроде как даже трезвела, вместо того, чтобы пьянеть. Дойдя до того, как она обняла Сашу и что потом услышала из-за двери, Даша так разволновалась, что снесла бокал со стола.
– Спокойно! – Велела Рита, поймав его на лету. – Значит, насколько я могу судить, вывод есть только один. На новый год тебе туда идти нельзя. Во-первых, ты себя перестаешь контролировать. Во-вторых, твоя Настя, если ты еще что-то такое отмочишь, запросто повыдирает тебе космы.
– Нет, ты что! – Вступилась Даша за подругу. – Она не такой человек!
– Ты сама-то подумай! – Посоветовала Рита.
Даша задумалась.
– В любом случае, я туда не пойду. – Решила она. – Мне эти походы дорогого стоят!
– Вот и правильно! Хочешь, поехали со мной за город? Будет весело, шашлыки на природе, камин, баня, все такое.
– Нет, Ритуль, спасибо. Камин и баня, здорово, конечно... Но смущает это «все такое». Не в состоянии я сейчас знакомиться с кем-то! Я сделаю, как и собиралась в самом начале. Нет у меня никакого настроения веселиться!
– Ну и зря! Может, насмотрела бы себе мальчика посимпатичнее, да как закрутила бы!
– Ой, даже не говори мне об этом. И представлять себе не хочу, что ко мне кто-то прикасается кроме него!
– Вот дура-девка! – Рита одной рукой схватилась за лоб, а другой принялась снова разливать шампанское по бокалам. – Такое впечатление, что ты на себя добровольно пояс верности надела! Так нельзя, Даш! В конце концов, природа должна брать свое! Не можешь же ты теперь всю жизнь в монашках пробегать!
– Не могу! – Согласилась Даша, и беспомощно добавила: – Так само получается. 
– М-да. Ладно, до праздников живи. А дальше, так и знай, приеду и займусь тобой! Буду тебя таскать везде, где можно и нельзя, пока не найдешь парня, который не будет у тебя рвотный рефлекс вызывать. Переспишь с ним разок-другой, и все у тебя в голове на место встанет.
– Даже если ты и права, – скривилась Даша, – мне даже думать об этом противно!
– Так я ж тебе не предлагаю замуж выходить и тому подобное. Найдем тебе кого-нибудь, да хоть вроде нашего Самца – приятно и без долгих последствий.
– Фу! – фыркнула Даша, – Что ты говоришь? Я ж к нему не прикоснусь в жизни, мне столько просто не выпить. Я если и выпить, то потом я уже ничего не смогу!
Рита засмеялась.
– Дурашка! Ладно, не парься, все будет хорошо!
У Даши от этих слов вдруг непроизвольно слезы навернулись на глаза.
– Что такое? – Удивилась подруга.
– Мне сегодня Сашка то же самое сказал. Когда я его обняла. – Даша всхлипнула и постаралась дышать глубоко, чтобы слезы не полились в три ручья.
– Да отсохнет мой длинный болтливый язык! – В сердцах пожелала Рита. – Надо ж было мне такое ляпнуть! Не могла чего поумней придумать. Ты же сейчас заревешь!
– Дура! – Сквозь слезы отозвалась Даша и засмеялась. Шампанское дало о себе знать – от грусти до веселья было рукой подать.
Рита тоже засмеялась и через пару секунд обе хохотали, как ненормальные. При этом у Даши из глаз не переставали катиться слезы.
– Ритка, я тебя обожаю! – Отсмеявшись и отдышавшись заявила Даша.
– Да, да, знаю, я такая! – Рита разлила остатки шампанского, – Давай на посошок и по койкам. Нам завтра надо еще к корпоративу подготовиться!

***

 В понедельник, несмотря на то, что официально день считался рабочим, мало кто на их фирме трудился. Занимались все чем угодно, только не своими прямыми обязанностями. Девушки увлеченно наводили марафет, делали прически. В воздухе витали запахи лаков, муссов, гелей, туалетной воды и мандаринов. Парни болтались по отделам, потихоньку тягая шампанское, предназначенное для клиентов, но так и не доехавшее до них, угощали всех желающих и сами угощались, для очистки совести наливая его в кружки и делая вид, что это чай. Настроение у большинства было приподнятое, праздничное. 
Даша, Рита и Марина пришли на работу, как и большинство сотрудниц в обычной будничной одежде. Свои платья и костюмы принесли с собой.
Настроение у Даши было прекрасное. Все-таки, как ни крути, а новый год такой праздник, который никого не оставит равнодушным, и даже если на душе скребут кошки, сложно не заразиться всеобщим весельем и ожиданием чуда. 
Пару раз к ним в кабинет заглянул Обаятельный Самец. Первый раз просто поздороваться, во второй раз он приволок бутылку шампанского и пластиковые стаканчики. Не спрашивая девчонок, запустил пробкой в потолок, заставив Марину забавно взвизгнуть. Засмеялся, потрепал ее по голове. Рита или Даша за такую выходку руки бы оборвали – Марина только-только уложила свои шикарные кудри. Но она лишь прикрыла глаза от удовольствия и едва не мурлыкала.
Обаятельный Самец вручил ей полный стаканчик, раздал шампанское девчонкам.
– Ну, давай, солнышко мое, до дна! – Скомандовал он.
– Рома, ты с ума сошел! До начала еще два часа! Такими темпами мы ее скоро потеряем! – Возмутилась Даша.
– Да ладно! – Отмахнулся он. – Один разок можно! Да, солнышко?
От его ласковых слов Марина плавилась, как воск и готова была на все, что угодно. Стакан шампанского залпом выпить? Легко!
Прежде, чем кто-нибудь что-нибудь успел сказать, она лихо запрокинула голову и осушила все до дна.
– Вот это да... – Протянула Даша.
– Молоток! – Самец хлопнул Марину по плечу, сам едва пригубив из своего стаканчика. – Уважаю! Ты мне сегодня пьяная нужна!
Он приобнял Марину за плечи, она, осмелев, тоже обняла его, прижалась, легонько ткнулась губами в шею. Даша заметила, что глаза у нее слегка помутнели, поплыли - легкое игристое вино мгновенно ударило в голову. Если их подруга продолжит в том же духе, то не дотянет даже до начала праздника. 
Рита, как всегда, сориентировалась первой.
– А вот и славно! Ромик, все, давай, иди! Нам еще переодеваться надо!
– Понял, исчезаю! – Он испарился, оставив на столе бутылку, свой недопитый стакан, а рядом со столом растерянно хлопающую глазами Марину.
– Зачем ты его выгнала? – Возмутилась она.
– Не выгнала, а попросила зайти попозже. – Ласково, как больной, ответила ей Рита. – Давай, нам переодеваться пора!
– И вовсе не пора! – Обиженно ответила Марина. – Времени еще прорва впереди!
– Солнышко! – Вступила в дискуссию Даша, – Если бы ты сейчас выпила еще хоть пол стаканчика, к празднику ты была бы уже никакая! Ты же не ела ничего целый день! Он хоть и сказал, что ты ему сегодня пьяная нужна, думаю, он вовсе не будет рад, если при первом же танце у тебя ноги будут заплетаться.
Марина недовольно надула губки, вовсе неудовлетворенная объяснениями девочек.
– Давай, не дуйся! – Рита погладила ее по руке. – Покажи лучше, что за платье ты купила. А то понарассказывала, что это просто нечто, и до сих пор не показала!
Это предложение немного примирило Марину с положением вещей. Они заперли кабинет на ключ и принялись переодеваться. 
Марина действительно купила шикарное платье - цвета топленого молока, на корсаже, расшитом стразами. Открытые плечи, открытая спина. До середины бедер платье сидело, как влитое, а дальше струилось мягкими полупрозрачными складками, заставляя играть воображение. 
У Даши тоже было длинное платье. В противоположность Марининому, оно было темно-синим, без каких-либо страз, блесток и прочих украшений. Главной его изюминкой был шикарный разрез до середины бедра, из угла которого спускалась тяжелая кисть, не то скрывая, не то демонстрируя краешек чулок. 
Рита, в отличие от них обоих была в костюме с короткой юбкой. И, в общем-то, правильно, ноги у нее были шикарными. Нежно-розовый цвет отлично контрастировал с ее темными волосами. Довершал картину прекрасный вырез на груди. Под пиджак она одела открытый топ, обнаружить который можно было, только смело заглянув ей в декольте.
Несмотря на Маринины заверения, что им одеваться минут пятнадцать, они провозились больше часа. Мало того, что одеться надо, еще по двести раз проверили, все ли в порядке с головами, подправили макияж, маникюр, и прикончили шампанское.
Закончили она как раз, когда в дверь им застучали:
– Девчонки, спускаемся!
Подруги еще раз внимательно оглядели друг друга, погасили свет, и заперли дверь снаружи, поручив Даше хранить ключ.
Празднование проходило в этом же здании на втором этаже. Руководство фирмы замечательно сэкономило, отказавшись от идеи снять ресторан, арендовав вместо этого помещение столовой. Зато это позволило больше денег потратить на шоу-программу, которую все ждали с большим интересом. 
Радостные, возбужденные сотрудники стайками выпархивали из кабинетов и дружно шли к лифту, перед которым уже собралась порядочная толпа. Лифт больше десяти человек не брал, и перед его дверями уже собралась приличная куча народа.
Девушки постояли, подумали и решили спуститься по лестнице, здраво рассудив, что ведь спускаться – не подниматься. 
После второго пролета их нагнали Обаятельный Самец и Витя из отдела областных продаж.
– Красавицы, куда спешим! Подождите нас!
Парни спускались бегом. Оба были хороши! Витя приоделся в классическую черную тройку. Он был на полголовы выше Романа и сантиметров на десять шире. Однако, даже его массивная фигура как-то терялась на фоне блистательного коллеги. Обаятельный Самец в светлом костюме, по цвету почти совпадающему с платьем Марины, смотрелся великолепно. Вот кто рожден для того, чтобы ходить в костюме! В нем он смотрелся до того органично, что все заявления мужчин о том, что костюм – не самый удобный вид одежды, а галстук и вовсе удавка – казались просто мифом. 
Марина, при виде такой небывалой красоты встала, как вкопанная.
Когда Рома подошел, она уставилась на него полными восхищения глазами и от всей души сказала:
– Ты прекрасно выглядишь, Рома!
«Вообще-то, это он должен бы сказать!» - про себя сердито подумала Даша.
– Вообще-то это я должен сказать! – Широко улыбнулся Обаятельный Самец, – Ты прекрасно выглядишь, Марина. Точнее – шикарно! Тебе очень идет этот цвет! И вообще, вы все девушки, сегодня просто очаровательны! У нас работают самые красивые девушки в городе, правда, Витя?
– Полностью с тобой согласен! – Подтвердил Виктор, галантно предлагая локоть Рите. Та с удовольствием пристроила свои пальцы на его предплечье.
Рома же обнял Дашу и Марину за талии и повел их вниз. Может потому, что он вслух высказал ее мысль, может просто от того, что настроение было хорошим, но сейчас ей было даже приятно, что он идет рядом с ней. В данный момент он ее почти не раздражал. 
Самец крепко держал их за талии и спускался вниз осторожно, не торопясь, чтобы они не запутались в своих длинных юбках. 
И все же на повороте Даша неловко наступила на кончик подола и споткнулась. Он тут же подхватил ее, сам при этом чуть не получив лбом по челюсти, но увернулся в последний момент.
– Осторожно! – мягко улыбнулся он.
Даша подумала, что иногда, надо признать, он бывает очень даже милым. И поймала колючий Маринин взгляд полный ревности и отчаяния. Даша за Роминой спиной сложила брови домиком, с упреком глянула на подругу, чуть ли не пальцем у виска покрутила. Мол, как тебе даже в голову может прийти ревновать его ко мне?
Марина пожала плечами и вроде смягчилась, но все равно выглядела слегка недовольной. 

                                                                                    ***

 

 В просторном зале места было навалом. Столы расставили вдоль стен так, чтобы сидящие оказывались лицом к центру – просторной площадке для конкурсов и танцев. Разложенные по столам гирлянды светились тысячью огоньков свечи, придавая всему вокруг загадочность и нежное сияние. Судя по всему, кто-то догадался включить кондиционер – было свежо и чуть прохладно.
Декораторы серьезно постарались, чтобы у каждого, кто отдыхал здесь сегодня, появилось в душе ожидание чего-то сказочного, волшебного. От высокого потолка каскадами спускались гирлянды, огромные блестящие шары и снежинки, которые словно  парили в воздухе. Стены разрисовали в духе советских новогодних открыток. Пол был щедро усыпан конфетти. В самом центре источала свежий аромат огромная живая ель, стильно украшенная шарами и мишурой корпоративных цветов. Рядом с каждой тарелкой лежала пачка бенгальских огней, которые многие тут же пустили в дело. Их свет отражался в радостных, по-детски оживленных глазах.
-Ну, девушки, где присядем? – Галантно поинтересовался Роман, остановившись на пороге. – Может на той стороне, у окон?
– Ни в коем случае! – Наотрез отказалась Рита. – От окон сифонит. Не хватало потом на Новый год с температурой проваляться!
– А мне кажется, здесь будет очень душно. – Подала голос Марина.
– Будет душно, пойдешь к окну и подышишь! – Отрезала Рита. – Остаемся здесь. 
Они расселись за столом. Рома снова оказался между Дашей и Мариной. С другой стороны сидел Витя, за ним Рита. Расселись в соответствии с негласным законом: чередуя мальчиков и девочек.
Зал постепенно заполнился, вечер начался. Пока все ели-пили, утоляя нагулянный за день аппетит, перед празднующими развернулась шоу-программа. Администрация не поскупилась на устроение праздника: кавер-группа, жизнерадостные ведущие, номера с акробатами, кан-кан, даже танец со змеями… Последние Даше показались перекормленными и сонными. Змей ей было искренне жаль, казалось, они только и мечтают о том, чтобы свернуться в клубочек и поспать. Сновали приглашенные официанты, сменяя блюда и наполняя бокалы. 
Обаятельный Самец старался, как мог, полностью оправдывая первую часть своего прозвища. Даша с удивлением поймала себя на том, что расслабилась в его обществе, и впервые за все время их общения он совершенно ее не напрягал. Наоборот, ей сейчас было даже приятно его внимание, его легкий флирт, который был его естественной манерой общения. Поневоле ей на ум приходило сравнение с Сашей. И да, в этом сравнении Самец бесконечно проигрывал, но за то, что в его обществе на сердце у нее было спокойно, она была ему почти благодарна.
Единственное, что ее расстраивало, так это то, что Марина по-прежнему смотрела на него влюбленными глазами олененка-бемби, а он беззастенчиво ее спаивал. Пару раз предложил им выпить водки, хотя они пили шампанское. Даша отказалась, она вообще старалась по возможности налегать на сок, а не на алкоголь, Марина же, напротив, с легкостью согласилась. Выпив поочередно водки, шампанского и снова водки, она порядком захмелела. Еще не перешли к конкурсам и танцам, а у нее уже слегка заплетался язык. Рита хмурила брови и бросала на подругу строгие взгляды, но сидела слишком далеко, чтобы как-то повлиять на ход событий, а Дашины предостережения Мариша с милой улыбкой пропускала мимо ушей. 
Когда Роман ненадолго вышел, она наклонилась к Даше и возбужденно зашептала:
– Я чувствую, этот вечер будет особенным! Ты видишь, как он на меня смотрит? Кажется, Рита была права, он наконец-то понял, что я именно та, кто ему нужна!
Она была так наивно счастлива, ее глаза так сверкали, что Даша, когда ответила ей, чувствовала себя чуть ли не сволочью.
– Марина, возьми себя в руки! Рома просто умеет себя вести и быть обходительным с девушками! Конечно, ты ему нравишься, но все же постарайся не терять голову! Если ты захмелеешь еще сильнее, то от тебя будет мало толку. Кому нужна пьяная женщина?
– Не стоит мне завидовать, Даша! – Резко ответила Марина. – Не понимаю, почему тебе так неприятно видеть, как он ухаживает за мной! Тебе самой давно уже пора найти любимого мужчину! У тебя просто каменное сердце и ты не знаешь, что такое любовь. А то ты бы меня поняла!
Даша от такой отповеди просто потеряла дар речи, и не смогла подобрать нужных слов до того момента, когда Рома вернулся.
Выступления сменились конкурсами. Ведущие вызывали добровольцев в середину зала для участия в забавах. Поначалу народ шел неохотно, но потом, когда все убедились, что ничего вульгарного и пошлого им не предложат, сами начали вызываться поучаствовать.
Даша с Витей выиграли в конкурсе с веревками, которые были завязаны узлами, а концы их завязали на запястьях. Смысл заключался в том, чтобы распутать узлы, не снимая веревки с запястий. Витя так ловко развязывал все сплетения, что они намного обогнали четыре остальные пары. В награду им вручили по хлопушке, которые они тут же пустили в ход.
Потом Рита играла в командном конкурсе с шариками и вернулась запыхавшаяся и веселая, потребовала шампанского. Согнала Рому, села на его место и провозгласила:
– Девочки, за нас!
Они выпили, Марина неожиданно засмеялась.
– Ты чего?
– Ничего! Просто когда ты так делаешь, ты похожа на проводницу! – Выдала она.
Марина снова залилась смехом, Рита озадаченно уставилась на Дашу.
– Мадам, да вы подшофе! – Резюмировала та.
– Да, ну и что? – Засмеялась Марина, – Сегодня праздник или что?
– По-моему, мы не в силах что-либо изменить. – Вздохнула Даша.
– А зачем? – Поинтересовалась Марина. – Мне же хорошо, неужели вы не понимаете? Ну что вам не нравится?!
В ее голосе неожиданно прорезались капризные нотки.
– Нам все нравится, солнышко. – Сказала Рита, примирительно погладив ее по руке, – Просто обещай мне, что постараешься не делать ничего такого, о чем потом можешь пожалеть, ладно?
– Ладно. – Покладисто согласилась Марина, пристроив голову на Дашином плече. – Девчонки, вы такие хорошие. Я вас люблю!
– Мы тебя тоже. – Вздохнув, ответила Даша. – Не хочешь воздухом подышать?
– Не-а! Здесь совсем не душно. Девчонки, давайте лучше выпьем!
– Может, перерыв сделаем? – Предложила Даша.
– Вот зануда! – Невоспитанно отозвалась Марина. – Ритуля! – Обратилась она, сама наполняя свой бокал. – Ну хоть ты-то меня поддержишь?
– Это бесполезно! – Шепнула Рита Даше на ухо. И уже громче ответила Марине, – Давай только по глоточку!
– А что же с ней делать? – Так же шепотом поинтересовалась Даша, автоматически поднимая свой бокал.
– А ничего. В конце концов, она взрослый человек. Сама должна за свои поступки отвечать. Может, раз в жизни напьется как свинья, на всю жизнь потом научится.
– Именно! – Встряла Марина, которая расслышала последние слова. – А то взяли моду меня учить да опекать. Сама знаю, что мне делать! Ну, давайте девочки, за нас!
Они чокнулись, Даша пригубила, Рита глотнула, Марина сделала несколько хороших глотков. Потрясла головкой. 
– Вот это мне уже нравится. – Послышался Ромин голос. – Вить, как тебе это? Сами пьют, без нас!
– Ужас! – Согласился Витя.
– Штрафную! – Громко заявила Марина.
– Молодечик! – Рома поцеловал ее в щеку и подлил всем.
Подруги повторили. Рома остался недовольным. 
– Даша! Что-то ты филонишь! Вот Марина по-честному пьет, а ты что? Так не честно. – Он положил теплую ладонь на ее плечо, погладил большим пальцем нежную кожу.
Вся веселая компания, даже Рита, как на грех, уставились на нее. Даша подумала, что ни спорить ни упираться смысла нет. Она вздохнула, пожала плечами и опрокинула в себя полный бокал - в голове тут же зашумело.
– Вот это мне нравится. – Одобрил Витя, – Наш человек!
– Очень за вас рада! – Фыркнула Даша.
Объявили следующий конкурс. Требовались команды по три добровольца. Рома схватил за ладошки Марину и Дашу.
– Дамочки, давайте!
Даша только хотела отнекаться, а Марина уже подняла руку и закричала:
– Мы! Мы!
Ведущие их заметили, пришлось идти. Смысл нового конкурса состоял в следующем: команде выдавали упаковку шариков. Первый должен был шарик надувать, второй завязывать, а третий лопнуть, сев на него. Принесли стулья. 
Ведущий дал отмашку и конкурс начался. Рома быстро надувал шарики, Даша, радуясь, что у нее не очень длинные ногти, завязывала их, Марина, с веселым хохотом с размаху на них садилась. 
Но вот очередной шарик выскользнул у нее из рук. Все так же, не переставая смеяться, она принялась его ловить. Покачиваясь на высоких тонких шпильках, она подбежала к шарику, наклонилась, но смела его подолом. В зале начали хихикать. Картина повторилась. На третий раз Марина сконцентрировалась, прыгнула к шарику, но сама запуталась в подоле, споткнулась и грохнулась на колени. Зал грянул веселым хохотом, Марина тоже заливалась, стоя на коленях и не в силах подняться. 
Рома подскочил к ней одновременно с Дашей, стал помогать. Это было не просто, Марина хохотала, как сумасшедшая, не в силах удержаться на своих шпильках.
– Мариша, давай, соберись! – Ласково уговаривал ее Роман, бросая на Дашу растерянные и удивленные взгляды.
– А нечего было ее спаивать! – Тихонько буркнула Даша так, чтобы ее услышал только Рома.
Он с независимым видом пожал плечами, поймал шарик, вручил его Марине.
Конкурс они закончили последними, правда, получили приз зрительских симпатий.
Возвращаясь к столу, Даша ломала голову, что бы такое придумать, чтобы Марина хоть немного пришла в себя. 
Но стоило им подойти к столу, как Марина объявила:
– Ребята, наливайте! Пора выпить!
Витя обновил шампанское в бокалах, недоуменно пожимая плечами. Марина тут же сделала несколько хороших глотков. Она была уже совсем пьяной, куражилась, смеялась без повода, и едва стояла на ногах.
Объявили медленный танец, и Рома потащил Марину танцевать. Глядя, как они кружатся среди других пар, Даша ломала голову, что бы такое предпринять. К ней подсела Рита. Подперла кулаком подбородок, устремив в зал долгий взгляд, и сказала:
– Даже не думай. Ничего ты с ней сейчас не сделаешь. Если только свяжешь. Наша Мариша пошла в разнос. Завтра ей будет плохо и стыдно, но сегодня ты с этим ничего не поделаешь. 
– Но ведь так же нельзя. Мы же не можем оставить ее в таком состоянии!
– Хорошо, а что ты предлагаешь?
– Не знаю.
– И никто не знает!
- Вот дурында малолетняя! Такое ощущение, что она до алкоголя первый раз в жизни дорвалась! Она же пьет, как взбесившийся подросток!
- Отчасти, может, ты и права. Она хорошая девочка из хорошей семьи. Тихая, воспитанная. Вряд ли ее родители при ней позволяли себе пару лишних бокалов. А тут ей кажется что, все, теперь она сама хозяйка своей судьбы и можно делать все, что душа пожелает. Взрослая жизнь голову вскружила.
- Поздновато что-то. Все-таки в двадцать три года это уже перебор!
Марина, тем временем, выглядела плохо. Она постоянно спотыкалась, повисала на Роме, целовала его в щеки и смотрела так, будто готова была отдаться прямо там, на танцплощадке. 
Рома, надо отдать ему должное, вел себя вполне прилично. Поддерживал Марину, ловил, не давая ей упасть, гладил по голове, и, судя по всему, говорил что-то успокаивающее. В конце концов, она пристроила голову к нему на плечо, обвила руками за шею и прикрыла глаза, улыбаясь блаженной улыбкой.
Начался следующий танец, тоже медленный. Риту увел Женя из отдела доставки, Дашу пригласил их коммерческий директор, Василий Германович. 
Танцевать с ним оказалось на удивление приятно. Он был мужчиной старой закалки - сама галантность. Развлекал Дашу легким разговором, да так успешно, что она на время отвлеклась и забыла о мучившей ее проблеме – что делать с Мариной?
Когда он проводил ее к месту, Ромы с Мариной там не было.
– А где наша парочка? – Поинтересовалась она.
– Рома увел ее освежиться, – Проинформировал ее Витя.
– Не бери в голову. - Посоветовала Рита. - Просто расслабься и веселись. Больше ты для нее сейчас все равно ничего не сделаешь.
Даша пожала плечами, ей почему-то казалось, что ничего хорошего не выйдет. Она так привыкла относиться к Роме плохо, что и сейчас не ждала от него ничего, кроме гадостей. Что ему придет в голову? Уединиться с пьяной Мариной для интима в ближайшем туалете? Или они дойдут до какого-нибудь кабинета? Марина на все готова сегодня, по ней видно, что бы он ни предложил, воспримет на ура. А что может ему в голову прийти?
Когда через пять минут Рома появился один на пороге зала, она от неожиданности вздрогнула.
– Где Марина? – Строго осведомилась она, стоило ему подойти.
– В нашем кабинете, – вздохнул он, – я сдвинул стулья и уложил ее. Она отрубилась.
Даша недовольно поджала губы.
Заиграл очередной медленный танец. Рома взял ее за руку, и увлек на танцпол, не слушая вялых протестов.
– Почему ты на меня злишься? – Спросил он, закружив ее в танце.
– А ты не догадываешься? – Усмехнулась она, – Ты зачем Марину споил?
– М-да, нехорошо получилось.
– Это точно. Это ты верно подметил! – Едко согласилась Даша.
– Даш, ты не злись. – Сказал он, заглядывая ей в глаза. – Я не ожидал, что она так легко напьется. Просто подразнил немного, она же девчонка совсем. Я думал, она поймет, что я ее просто поддразниваю. Если честно, я немного устал от того, что она на меня так вешается.
Даша от возмущения даже остановилась.
– Она на тебя вешается?! Она?! А ты здесь ни при чем?! – Слова прозвучали несколько громче, чем было нужно.
– Погоди, не кипятись! Конечно я при чем. Конечно, если бы я не захотел, она бы так себя не вела. Только, Даш, согласись, она же тоже взрослый человек. Не маленькая уже! А я далеко не священник. Я люблю женщин, ну и что же здесь плохого? Да, я ветреный, я бабник, и мне не нужны постоянные отношения, так я же этого не скрываю! Я же никому ничего не обещаю! Я же веду себя честно, сразу понятно, чего от меня можно ожидать. Вон, твоя подруга Рита сразу просекла, что к чему, и все, ноу проблем. И ты тоже... Сама решила как себя со мной вести. И я принял твое решение и уважаю его. Хотя... Если честно, мне до сих пор жаль...
Он глянул на нее из-под ресниц, отвел глаза в сторону, чуть сжал ее руку.
Неожиданно для себя Даша рассмеялась. Все стало как-то легко и просто. Теперь, когда не надо было переживать из-за Марины, к ней потихоньку возвращалось праздничное веселое настроение. И даже Рома выглядел почти мило. 
Слишком уж покорным он был сейчас. Если бы он принялся оправдываться, юлить, и доказывать, что он ни в чем не виноват, она бы с легкостью дальше злилась на него, но он снова пустил в ход свое неотразимое обаяние. Он был похож на нашкодившего кота – прижал уши, терся об ноги и мурлыкал, и при всем желании уже невозможно было продолжать ругаться с ним. 
Да и обстановка не располагала – приглушенное сияние гирлянд, нежная мелодия и мужчина рядом, красивый, притягательный…
Она приложила ладошку к его гладко выбритой щеке. 
– А ты забавный!
Рома успел скользнуть губами по ее пальцам прежде, чем она отняла руку. Даша погрозила ему пальцем.
– Не играй со мной! – Засмеялся Рома.
– Я? С тобой? Ни за что! – Она откинула голову назад и замотала ею, самоуверенно усмехаясь. Уж кто-кто, а она не поведется на его чары! У нее иммунитет – сероглазая заноза в сердце, и, как бы ни старался Обаятельный Самец, не ему эту занозу вытаскивать…
Но то ли шампанское ударило ей в голову сильнее, чем она думала, то ли она просто устала нести свою тяжкую ношу неразделенной и греховной любви, а только в этот момент ей было до ужаса приятно, что он сейчас заигрывал с ней.
– Да? А если так?
Рома неожиданно прижал ее к себе, тут же отпустил, отступил, закрутил ее и обнял сзади, властно положив ладонь ей на горло. Он легко коснулся губами ее виска, и снова развернул ее к себе, обнял ладонью ее затылок, заставляя поднять на него взгляд. 
  Чертов Обаятельный Самец. Он знает, что делает!
Сволочь, но как же он хорош сейчас! Даша всего лишь на секунду позволила себе представить, как снимает с него пиджак, галстук, как медленно расстегивает пуговицы на его рубашке…
Она отстранилась и прикрыла глаза ресницами, да только поздно - он успел в них прочесть все, что хотел. 
Осторожно, двумя пальцами поднял ее лицо за подбородок, поймал ее нарочито отстраненный взгляд, и усмехнулся уголком чувственных губ. Вот чертов кот!
Даша строго нахмурилась, отодвинулась от него, и танец они дотанцевали на «пионерском» расстоянии. Она до обидного смутилась, Рома это заметил, и на его губах то и дело мелькала самодовольная ухмылочка, которую девушка изо всех сил старалась не замечать. 
Как бы то ни было, она любит совершенно другого мужчину, и то, что промелькнуло сейчас – не более чем фантазия. Она сама удивлялась, как ей только в голову могло это прийти, ведь она его терпеть не может? 
Они вернулись к столу, все так же молча.
– Что, Обаятельный Самец опробовал на тебе свои чары? – Лукаво поинтересовалась Рита. Ничего-то не скроется от ее внимательных глаз!
– Был такой момент! – Призналась Даша.
– И?
– И ничего. Был и прошел. – Даша пожала плечами как можно равнодушнее, невольно отмечая, что Рома куда-то пропал.
Рита усмехнулась, чокнулась с ней шампанским, и воздержалась от комментариев.
Вечер пошел своим чередом. Они потанцевали, лихо отплясывая под веселые ритмы, потом все хором пели “В лесу родилась елочка”, водя огромный хоровод. 
Вернулся Обаятельный Самец, сказал, что ходил проведать Марину. Он обнаружил, что она проснулась и ей совсем плохо. Рома напоил ее минеральной водой, вызвал ей такси и проследил, чтобы она уехала, предварительно переговорив с таксистом и «накинув» ему, чтобы тот обязательно сдал ее с рук на руки родителям. 
Даша вынуждена была отметить, что в этой ситуации он повел себя как самый настоящий рыцарь, и снова позволила себе пару раз улыбнуться ему. Роман тут же воспользовался ее хорошим настроением, и, как только зазвучал следующий «медляк», снова повел ее танцевать. 
В этот раз она не сопротивлялась, наоборот, поймала себя не только на том, что рада его приглашению, но и на том, что ей вообще приятно, что он не отступает. Ей пришло в голову, что благодаря ему она может себе позволить на время забыть о своих сердечных передрягах и, пожалуй, она не откажется, если сегодня он и дальше продолжит в том же духе. Но только сегодня! 
Они танцевали молча. Он обнимал ее нежно и аккуратно, не стараясь прижаться к ней, и от этого почему-то было немножко обидно. И, что еще хуже, это ее привлекало. Совсем недавно он продемонстрировал, что его откровенно влечет к ней, а теперь вдруг прикинулся тихоней. 
Даша задумчиво провела пальцем по воротнику его рубашки. Не стоит думать о нем. Это просто момент такой - шампанское ударило в голову, и он все тот же Обаятельный Самец. Он отдает себе отчет в каждом своем действии, это просто его тактика, и она уж, во всяком случае, не тот мотылек, который может безропотно сгореть в огне у алтаря его привлекательности. 
Только все равно, вот здесь и сейчас очень хочется ощутить себя желанной. И это его напускное равнодушие раздражает!
Рома все время тихонько следил за выражением ее лица. Он поднял руку, поправил завиток ее волос, заставив покраснеть - в этот момент она понимала Марину, которая становилась податливой и покорной.
Когда танец кончился, он вдруг повел ее из зала.
– Куда? – Удивилась она.
– Пойдем. – Сказал он настойчиво, и она подчинилась, неожиданно для себя самой.
Рома вывел ее на лестницу, туда, где никого не было.
В пролете между этажами он прижал ее спиной к стене, медленно, глядя в глаза, наклонился и поцеловал. Даша закрыла глаза и ответила. Сначала осторожно, лишь пробуя его губы на вкус. Потом осмелела, прижалась к нему… 
Целоваться с ним было здорово - он умел делать это так, что земля уходила из-под ног. Даша отстранилась, посмотрела на него и подумала, что страсть ему к лицу – темные средиземноморские глаза пылают, лицо стало немного хищным…
– Я наверно, выпила лишнего. – Голос звучал хрипло и казался чужим.
– Ты так думаешь? – мягко улыбнулся он.
– Да. – Ответила она, собирая в кулак всю свою твердость.
– Тогда я не буду настаивать. – Он слегка отстранился и Даше стало зябко - его тело было горячим, и без него сразу стало не по себе. – Только еще один поцелуй.
Она решительно замотала головой, положила ладони ему на грудь, то ли гладя, то ли отталкивая.
– Нет? Только поцелуй, Даша. И все. И я больше не подойду к тебе за весь вечер. Только один поцелуй. Это же ни к чему тебя не обязывает!
– А ты умеешь уговаривать… – Она неуверенно улыбнулась. Ведь это ее ни к чему не обязывает… Никто не узнает…
– Конечно. – Ласково согласился он и снова наклонился к ней. Она не отстранилась. Она потянулась к нему навстречу.
Один поцелуй, ничего такого. Она просто позволит ему поцеловать себя и уйдет отсюда.
Он поцеловал ее легко и нежно. Мимолетно. Слишком легко. Слишком быстро. 

 

Конец ознакомительного фрагмента

Интересно? Поделитесь ссылкой с друзьями!