Ознакомительный фрагмент

 

– М-да… Не каждому под силу такое отмочить, – задумчиво протянула Рита, и добавила сердито: – И как тебя угораздило только! Это ж надо додуматься – сесть в машину к незнакомому мужику!

– Это из-за таксы, – беспомощно ответила Даша, вызвав невольные улыбки на лицах мужчин. – Мне казалось, что раз у него такая хорошая, ласковая собака, то он и сам не может быть плохим.

– Ну да, это бесспорно, веский аргумент! Может, мне теперь стоит хомяка завести? И таскать его с собой? Вдруг буду больше доверия к себе вызывать? – пробурчал Роман.

– Я так и не поняла, почему вы здесь? – Даша поспешила сменить тему, по очереди посмотрев на Сашу и на Рому.

– Это из-за меня, – пояснила Рита. – Когда ты в двенадцать не появилась дома я здорово заволновалась. Я, конечно, понимаю, что ты хотела побыть одна и все такое... Но сколько же гулять можно? Я позвонила тебе, но у тебя телефон был выключен.

– Да, у меня села трубка, – подтвердила Даша. – Только я об этом узнала уже когда в машине сидела, Стаса ждала.

– Ага... В час тебя не было, в два - тоже. Я подумала, что, может, ты поехала к Роме, позвонила ему, но он не знал где ты. Потом я на всякий случай звякнула Александру, и он тоже понятия не имел, где ты можешь быть. Втроем мы обзванивали всех, кого могли, но про тебя никто ничего не знал. В три Рома приехал сюда, мы с ним обзванивали больницы и в полицию звонили… Рано утром Саша позвонил, узнал, что тебя все еще нет и тоже приехал. Если честно, я думала, если ты появишься живая и невредимая, я тебя сама с лестницы спущу... Никому же в голову не могло прийти, что ты способна влипнуть в такое...

– Да уж, я сама от себя не ожидала.

– Даш, поедем, я тебя врачу покажу, – попросил Саша.

– К врачу не поеду, – отрезала она, и, чтобы больше не поднимался этот вопрос, добавила: – Закрыли тему!

– Зря! – буркнул Рома. – В полицию заявлять будешь?

– Нет. Что я им скажу? Что я сидела в машине чужого малознакомого мужика, и ко мне подсел какой-то его неадекватный кореш? И что этот кореш потом меня чуть не прибил, а я спряталась от него в детском садике? И что единственная особая примета, которую я запомнила – это то, что