Дорогие друзья, на этом сайте вы можете читать мои книги онлайн бесплатно и без регистрации. Приятного вам чтения!     

  Итак, предлагаю вашему вниманию роман

 

         "Жених, богатый ухажер и меркантильная подруга"

1.

 

- Полинка, наконец-то ты позвонила! – Обрадовалась Олеся. – Господи, что там у тебя происходит?! Звоню, а ты все только перезвонить обещаешь! Сто лет тебя не слышала!

- Ой, Лесь, да до хрена всего происходит! Мозг уже кипит… - Полина остановилась у пешеходного перехода, чуть позади основной толпы, ожидающей «зеленого», поправила объемный вязаный снуд цвета топленого молока, поплотнее прижав его к шее – ветер сегодня был на редкость пронизывающий. Чтобы перекрыть разнопестрый шум улицы, ей приходилось почти кричать.

- Так, давай по порядку! У вас со Стасом все нормально?

- Да… В общем и целом да. Просто случилось кое-что… - Полина замялась. Ситуация с парнем в последнее время ее не особо радовала, но делиться этим с подругой она опасалась – та не слишком жаловала ее любимого мужчину. – Вообще, у нас с ним все нормально, просто возникли кое-какие обстоятельства.

- Да что случилось-то?

- Его отправили в командировку. – Все же понуро призналась Полина. - Послали далеко и надолго.

- Так… Куда и насколько?

- На Дальный Восток. В Хабаровск. На полгода. – Какой-то мужчина оглянулся и с интересом посмотрел на Полину.

- Ого, ничего себе! Это вообще где? Это за что его так?

- Да ни за что. Они там все так по очереди ездят, а сейчас его очередь. – Полина быстро зашагала по переходу, стараясь увернуться от встречных пешеходов, прущих плотным потоком. – Это далеко, другой край страны. Там Китай через дорогу и Япония близко… Стас говорит, местные в Китай на выходные ездят, что-то вроде тура выходного дня.

- А, понятно! – Ответила Леся и испуганно добавила: - Только не говори, что ты с ним едешь!

- Нет, не еду. Он, честно говоря, и не звал особо…

- Ты из-за этого расстраиваешься, да? – Прозорливо спросила Леся.

- Сначала расстраивалась. – Кивнула Полина, поудобнее перехватывая телефон мерзнущими пальцами. – Потом подумала – может и к лучшему. Пусть посидит там, на Дальнем Востоке, один, без меня, сравнит… А то он, кажется, подзабыл, что такое одинокая холостяцкая жизнь, когда тебя никто не ждет и никто о тебе не заботится. Так вот и пусть вспомнит!

- Ой-ой, что я слышу! – Засмеялась подруга. – Какие громкие слова! А как же «Стасечка хоро-оший»?

- Стасечка хороший! – Тут же встала на его защиту Полина и поспешила к остановке, заметив, как к ней причаливает почти пустая, до макушки покрытая налетом серой грязи, маршрутка. – Только мы с этим хорошим Стасечкой застряли на одном месте, никак не можем осилить следующий шаг!

- В смысле, ты имеешь в виду, что он тебя замуж не зовет? Полин, ты меня, конечно, прости за эту фразу, но я же тебе говорила! – С чувством воскликнула Леся. - Не надо было сразу к нему в объятия падать! Он тебя пальчиком поманил, пару слов ласковых сказал, а ты и побежала! Все, мужчина моей жизни, самый лучший, ля-ля-ля – три рубля! На фига ему вот это вот: свадьба-свадьба, кольца-кольца, когда у него и так есть все, что он хочет? Получать все, что хотят, они должны только после ЗАГСа!

- Ой, ну ладно-ладно, говорила ты мне это, говорила, а я тебя не послушала, вот такая вот я дурочка с переулочка! - Полина устроилась на сиденье, выдохнула и принялась разглядывать людей за чуть влажным, индивеющим в вечернем воздухе, окошком. Конец февраля слизал остатки снега, отлакировав сухой асфальт небольшими обледеневшими лужицами, которые коварно бросались под ноги, норовя заставить станцевать какую-нибудь джигу-дрыгу, а то и вовсе припасть к земле.

- Поль, не обижайся, пожалуйста, я же не для этого!

- Ладно, проехали, Лесь! Я не обижаюсь! Точнее, не на тебя обижаюсь! Я же понимала прекрасно, что ты кое в чем права, но ты ж знаешь, крышу сорвало… Такой мужчина к моим ногам приземлился! Да и потом, я же видела, что его тоже… вштырило не по-детски! Я была уверена, что вот-вот прибежит ко мне с кольцом, упадет на одно колено… ну и вот это вот все!

- Ага, ну да. Прибежал?

- Да конечно! Четвертый год уже бежит! Только с каждым днем все медленнее и медленнее…

- М-да… Может ты и права: сгоняет на Дальний Восток, мозги поправит... Если, конечно, там он себе никого не найдет!

- Да ну! Я не думаю, что он кого-то там искать будет. Лесь, так-то он меня любит, просто расслабился чуть-чуть. Так что я думаю, что пожить там без меня – это ему будет полезно. Пусть даже потусит, побухает. – Женщина на соседнем сиденье бросила на нее презрительный недовольный взгляд, покачала головой и демонстративно отвернулась. - Ничего! Там-то ему никто по утрам чаек с лимончиком и аспиринчик с похмелья таскать не будет! И котлетки домашние крутить, отбивнюшечки в духовке запекать… Пускай полопает полгодика бичики с мазиком и покупные пиццы, посмотрим, как заговорит!  - В голосе Полины звучала искренняя обида. - А еще, слышишь, Лесь, я ему перед отъездом прямо сказала, что мне все это уже надоело и больше не устраивает. Так что если он что-то там собирается, то пусть уже тогда делает какие-то шаги.

- О-о-о! А он что?

- Сказал, чтобы я не переживала, и все нужные шаги он обязательно сделает. Посмотрим… Посмотрим, как он себя сейчас вести будет, на расстоянии! А то у него все шансы вернуться сюда, но не ко мне!

- Наконец-то! Узнаю прежнюю Полину! – С удовлетворением засмеялась Олеся. – Решительная и неприступная! А то все Стасик ми-ми-ми, Стасик мур-мур-мур! Главное, чтобы ты теперь все эти зароки не порастеряла, когда он через полгода на твоем пороге появится!

- Знаешь, это вряд ли. – Вздохнула Полина. – Ненавижу эту фразу, но часики-то тикают! Да, мне было очень прикольно пожить так, но теперь я уже выросла из этого студенческого быта по съемным квартирам! Страшно сказать, но мне уже двадцать пять! А мы все раскачиваемся… Я хочу большего! Хочу семью! Хочу обосноваться где-то и строить все по-взрослому!  Я… ну не знаю… Я наигралась и готова к серьезным переменам в своей жизни!

- А девочка дозрела! – Поддразнила ее Олеся, слегка переврав Земфиру. – Дозрела… Да, слушай, новости, в самом деле, серьезные…

- Это еще не все! – Перебила ее Полина, провожая глазами необычную машину кубической формы, да еще и с рулем с правой стороны. – Я тут как-то разговорилась с одной риэлтершой, и она мне такой вариантик предложила… Короче, Лесь, я собираюсь переезжать. Вместо той квартиры, где мы со Стасом жили, сняла комнату.

- Комнату? Какую комнату? В коммуналке что ли?

- Нет, не в коммуналке. То есть, не совсем… Короче, есть квартира – двушка, хозяйка – одна тетка, других жильцов нет. Тетка эта хочет через пару недель свалить в Москву, типа здесь у нее нет возможностей нормальную жизнь устроить, а там появятся. Так вот, уедет она как минимум на три года, это она сама сказала. А если все пойдет хорошо, то вообще там жить останется. И получается, что я буду платить за комнату, а жить по факту практически в однокомнатной квартире! Это все-таки дешевле, чем за целую квартиру платить! Да и хозяин меня уже достал, если честно! Раз в две недели как штык появляется, ревизию устраивает, все ли в порядке. К любой мелочи докапывается! Я ему уже не раз говорила, что мы у него не залу музейную снимаем, а жилую площадь!

- А надо было, чтобы ему это не ты, а Стас сказал. – Заметила Леся.

- Со Стасом они не пересекаются. – Полина потерла кончик носа и полезла в карман за платочком. – Этот крендель любит сразу после работы припереться, а у Стаса вечно авралы, ты же знаешь. Он чтобы домой вовремя пришел, это же нонсенс! Вот я и подумала – лучше я две недели с незнакомой теткой поживу, но зато потом одна буду. И от этого придурка избавлюсь, и на аренде поэкономлю.

- Слушай, ну не знаю… - Протянула Леся. – Если честно – авантюра какая-то! А если она вернется через месяц, что ты делать будешь?

- Придумаю что-нибудь! – Уверенно воскликнула Полина.

- Понятно. А Стас что говорит?

- Стас… Ничего не говорит. Пожал плечами, сказал, если мне так удобнее, то он не против.

- Смелая ты. – Протянула Леся. Решение подруги казалось ей спонтанным, но что сделано – то сделано.

- Я уже и с теткой этой встречалась. Ничего, прикольная такая… С «тараканами», конечно, но кто без них? Живет одна, я так поняла, давно в разводе. Знаешь, такие бывают с шилом в заднице, которые по жизни на одном месте долго усидеть не могут, у них от этого все чесаться начинает… - Полина поднялась, прошла к выходу и, легко выскочив на остановке, быстро  зашагала к дому. -  Вот и она такая же! Трещит фантастически! Как «присела» мне на уши, я уже не знала, как от нее избавиться! Но по характеру легкая, хохтушечка такая, постоянно заливается…

- Ты про «тараканов» скажи! Как она ржет ты мне потом опишешь!

- А, про «тараканов»! Знаешь, бывают такие тетки, которые считают себя вечными девочками? Вот и она, когда про себя рассказывала, мне чуть ли не с порога такая: «Ой, мне больше двадцати пяти никто не дает! Вот вы бы дали?». Лесь, вот ты мне скажи, на этот вопрос вообще как нормально ответить, чтоб человека не обидеть? Я бы ей сказала, но тогда мы с ней вряд ли уживемся. А если честно, то ей в полтора раза больше, и она так и выглядит.

- Фу, меня бесят такие тетки! – Категорично заявила Олеся. – Вечная погоня за ускользающей молодостью – в этом что-то такое жалкое есть, противное прямо… Взрослый человек, а вечно из себя строит какую-то… Ей все кажется, что она выглядит как молодая козочка, а на самом деле она похожа на престарелую лошадь с седлом набекрень!

- Ты знаешь, она примерно так и выглядит. – Засмеялась Полина, отпирая дверь в квартиру. В прихожей вдоль стенки уже стояли коробки и мешки, готовые к переезду. – Хотя сама считает, что красивая… Ну да ладно, мне-то что? Я с ней жить-то почти не буду, я перееду, она уедет, и буду одна, как королева! Приглашу тебя на новоселье!

- Еще бы ты меня не пригласила!

 

***

 

 Стаса Леся активно недолюбливала, еще с того самого первого дня, когда он подошел к ним познакомиться. Они с Полиной завернули в кафе, выпить по бокальчику вина после работы, но еще заказ не успели принести, а он уже нарисовался. Подошел вроде как к ним обеим, но общался больше с Полиной, смотрел на Полину, улыбался Полине, и на лбу у него было написано: «ПОЛИНА!!!». Большими буквами.

 Он влюбился в Полину сразу, безоговорочно и до того искренне, что очаровал ее этим до глубины души. Когда уверенный в себе мужчина так простодушно влюбляется, в этом есть что-то трогательное и в то же время невероятно сильное. Он не боялся своих чувств, не пытался с ними бороться и не стеснялся их. Стас дарил их Полине щедро и бескорыстно, ничего не требуя взамен, но страстно надеясь, что его порыв найдет отклик в ее душе.

 И Полина, плененная этой искренностью, подарила ему себя так же великодушно и бесхитростно. Она не стала разыгрывать из себя неприступную крепость, не стала морочить ему голову уловками в стиле: «не знаю, возможно, наверное, посмотрим, как вести себя будешь…».

 Она просто стала его женщиной.

 И только Леся возмущенно качала головой и предупреждала: «Смотри, Полька, торопишься! Легко нашел – легко потерял!».

 Но Полина лишь отмахивалась. Несмотря на долгую дружбу, их взгляды на жизнь часто не совпадали, да и вообще, Олесин подход к отношениям нередко приводил Полину в недоумение своей требовательностью, непомерным самолюбием и даже циничностью.

 Леся глубоко уважала в мужчинах умение зарабатывать деньги, и, соответственно, с пренебрежением относилась к тем, кто этого не умел. Ей хватило одного взгляда на подошедшего к их столику парня, чтобы понять: кроме привлекательного лица и пылкого сердца предложить он больше ничего не может.

- На кой тебе этот нищеброд? – Возмущалась Леся позже, провожая взглядом Стаса, уносившего с собой Полинин номер телефона. – Ты посмотри, во что он одет? Это же дешманские шмотки! Китайчатина!

 Но дешевые китайские джинсы смотрелись на Стасе очень соблазнительно. А еще, он был вежливым и улыбчивым парнем, симпатичным и с чувством юмора, и если бы Полина меньше знала Лесю, то решила бы, что та просто по-женски завидует, что все внимание не ей.

 Вообще, Полина давно знала, что бойкая, уверенная в себе Леся, с ее каштановыми локонами, нежной бархатной кожей и кошачьими серыми глазами, считает себя интересней, привлекательней и даже в чем-то умнее нее, Полины.

 Она, в противоположность Лесе, у которой в лице было что-то дерзкое (если не сказать – стервозное), была мягче и застенчивее. Полине часто не хватало решительности, но зато она была нежнее и женственнее, и это отражалось на ее тонком лице с загадочными зелеными глазами и аристократическими скулами, мягко подчеркнутыми волной прямых русых волос. Поэтому Полина, более рослая и крепкая, чем Леся, тем не менее, производила впечатление беззащитной и даже ранимой, чего никак нельзя было сказать о подруге – так сама могла запросто ранить кого хочешь.

 Чуть снисходительное отношение Леси Полина воспринимала спокойно – им нечего было делить, и, кроме того, она была уверена, что Лесе и в самом деле есть чем гордиться. Кроме того, то, что Леся принимала за слабость, Полина видела, как свою женскую силу.

 Однако Полина знала подругу очень хорошо, вплоть до маленьких постыдных тайн и страстишек, в которых обычно никому не признаются, а потому понимала, что Леся не завидует, а вполне искренне недоумевает: о каких вообще отношениях можно говорить с подобным голодранцем?

 Полина же, наоборот, сразу разглядела в Стасе большой потенциал, ведь родиться в бедной семье – это не преступление, а сам по себе он был умным и честолюбивым. Пробиться на бесплатное отделение в ВУЗ у него не получилось, но он нашел выход, который привел Полину в восторг.

 Четко определив для себя, чем он собирается заниматься в жизни, Стас составил список потенциальных работодателей и пошел по собеседованиям, предварительно забацав себе восхитительное «липовое» резюме, и разослав его всем, независимо от того, искали они сотрудников или нет.

 На собеседованиях он честно признавался, что на самом деле он гораздо младше и не имеет должного образования, но тут же выступал с предложением: пусть работодатель оплатит ему учебу, а он взамен будет работать почти «за так» в свободное от учебы время, кем угодно, хоть грузчиком, хоть разнорабочим.  А когда получит образование и станет специалистом, то все отработает, да еще и с верхом.

 План был дерзкий, что и говорить, но, тем не менее, он сработал! Нашелся владелец завода, оценивший рвение, смекалку и выдающееся нахальство потенциального сотрудника. «Такие люди мне нужны!» - заявил он и оплатил первый год обучения. А на следующее лето он уже подписал счет на все оставшиеся года, ни разу не пожалев о своем решении. Парнишка и в самом деле оказался толковый, хваткий, учился с увлечением и работал с огоньком.

 На момент знакомства с Полиной Стас уже отучился и вернул большую часть долга - оставался еще год работы в кабале…

- На кой тебе это надо? – Возмущалась Олеся. – Он же даже в паршивое кино тебя пригласить не может! Комнату в коммуналке с двумя соседями делит!

 Но Полина восхищалась его упорством и самоотверженностью, его целеустремленностью, и не соглашалась с подругой. Да, искупать ее в роскоши он не мог себе позволить, но перед каждым праздником обязательно находил себе какую-нибудь халтуру, и у Полины всегда были и цветы, и небольшие подарки.

 На работе Стаса любили, ценили и уважали. Он был продуктивный и творческий сотрудник, «горевший» делом, которое делал, и он уже знал, что останется там и после того, как истечет срок его отработки за учебу.

 После того, как он начал получать нормальную зарплату, жить стало веселее: они сняли квартиру и начали иногда выбираться куда-то. Впрочем, нечасто – Стас сильно уставал, и провести день с любимой девушкой дома было для него гораздо более привлекательным отдыхом, чем совместные выходы куда-либо.

 Впрочем, он никогда не был ни скупым, ни жадным, скорее наоборот – старался дарить ей хорошие дорогие вещи, и если Полина чего-то хотела и решалась это попросить – она никогда не знала отказа.

 Правда, просила что-то она редко. Ей хотелось, чтобы Стас сам ухаживал за ней, обеспечивал и одаривал.

 Леся ругмя ругала ее, резонно замечая, что Стас отнюдь не телепат. Полина с этим доводом соглашалась, но поделать с собой ничего не могла – ей казалось зазорным выпрашивать подарки даже при условии, что Стас всегда без возражений предоставлял ей свою банковскую карту.

 Вообще все было неплохо, только последний год Полина все больше волновалась: она Полина была уверена, что им пора двигаться дальше – они пожили вместе, узнали друг друга, притерлись… Все хорошо, все прекрасно, вот только обитание в съемной квартире, в этом вечно студенческом быте, стало ее беспокоить. Ей хотелось определенности, семьи, детей… Стас же, увлеченный построением карьеры, все откладывал: «Потом, подожди!».

 На работе, вот уже почти год, у него из-под носа уплывало повышение, все что-то не срасталось и не складывалось - он из-за этого сильно нервничал. Он стал уделять ей меньше внимания, выходили они теперь совсем редко… А на прошлый день рождения он забыл ее поздравить. Вообще забыл, что у нее день рождения и вспомнил об этом только тогда, когда Полине уже оборвали телефон родственники и друзья. Конечно, он очень извинялся, тут же побежал в магазин, и Полина уверяла, что все понимает и совсем не обижается… Но осадочек оставался.

 Она по-прежнему восхищалась его целеустремленностью, хвалила его за те успехи, которых он достиг, и была уверена, что это далеко не предел, и впереди у него много достижений.

 Однако… Она начала ревновать его к работе. Достижения достижениями, а женщина рядом скучает и тоскует в одиночестве! Стас объяснял ей, что ему пока рано сбавлять темп - чтобы жениться и заводить детей, нужны деньги, а та зарплата, которую он получает сейчас, конечно, хороша, но все же маловата для всего этого.

 Полина слушала его и соглашалась, радуясь, что их планы на жизнь совпадают, и старательно гнала от себя настырное чувство одиночества, с каждым месяцем все чаще заглядывавшее к ней в душу.

 Все чаще ей приходило в голову, что это не самая лучшая его идея – ждать идеального момента, что люди связывали свои судьбы и в более сложных условиях – и ничего, прекрасно со всем справлялись! Ведь главное - быть вместе, а вместе они со всем справятся!

 Иногда ее просто разрывало от противоположных чувств: с одной стороны - чем она недовольна? Парень ведь ради нее, по сути, старается, хочет их будущее обеспечить, тут не кукситься, тут радоваться надо! Но с другой стороны…  Почему нельзя строить это самое будущее, имея штамп в паспорте?

 А тут еще эта командировка!

 Конечно, поначалу она страшно расстроилась, но потом стала надеяться, что может хоть время  и расстояние расставят все на свои места и он поймет, что ему без нее плохо, что именно она создает в его жизни уют, привносит в нее тепло и радость… Поймет, и захочет, наконец, сделать следующий шаг!

 

***

 

 На новом месте все оказалось совсем не так страшно, как пророчила Леся. Соседка Полины работала администратором на ближайшей автомойке по графику: день-ночь-отсыпной-выходной, что мало совпадало с Полининой пятидневкой. Кроме того, егоза-соседка любила куда-нибудь выбраться: то по магазинам прошвырнуться, то просто прогуляться, то, обычно это бывало по вечерам, Лариса, как она сама выражалась «начиперивалась», густо обливалась сладкими духами и отправлялась «тусить-балдеть». Что именно она подразумевает под этим определением, Полина не знала, но возвращалась со своих «тусовок» соседка поздно, под хмельком и в хорошем настроении, а несколько раз даже ночевала вне дома.

 Полине это только нравилось – она быстро уставала от шумной и темпераментной болтушки, только и ждущей возможности пообщаться.

 Одевалась та несколько своеобразно: ультракороткие мини - шорты или юбка в обтяжку (и это несмотря на то, что только-только начался март!), свободные футболки и свитера с открытыми плечами, броская и мощная бижутерия… Она сама называла это «молодежным стилем», но Олеся, с которой Полина беззастенчиво перемывала кости новой соседке, определила его как «панельный» и, по мнению Полины, была ближе к истине. Хотя передавать это определение Ларисе Юрьевне она, конечно же, не стала.

 Лариса Юрьевна, в быту требовавшая называть себя либо Лара, либо Ларик, к своему новому статусу еще не до конца привыкла, в квартире по-прежнему чувствовала себя полновластной хозяйкой, к которой Полина приехала пожить в гостях. Полина считала дни до отъезда приветливого, но шумного и утомительного Ларика.

 

***

 

- Слушай, а ничего такая квартирка! – Одобрила Леся, когда они, спустя неделю после долгожданного отбытия Ларика, пятничным вечером готовились отметить Полинино новоселье. – Для съемной так вообще…

 Наконец-то оказавшись в новом пристанище своей подруги, она лучше поняла стремление той переехать. Квартирка и в самом деле была неплохой, хоть и несколько потрепанной: двушка, комнаты раздельные (одна из них сейчас была заперта на большущий висячий замок), планировка удобная. В Полининой комнате разместился складной диван, кресло у окна, рядом торшер и кофейный столик. Противоположную стену занимал огроменный встроенный шкаф, напротив дивана к стене прилип телевизор, под которым пристроилась узкая тумбочка. Обои, на Полинин взгляд, были темноваты и перегружены узором – золотыми цветами и райскими птицами, из-за чего у нее периодически возникало ощущение, что она живет в шкатулке.

 В кухне было вполне себе уютно, кухонный гарнитур стандартный, «под дерево», и столешница «под камень», холодильник большой, весь усыпанный разнокалиберными магнитиками с преобладанием карточек с высказываниями в духе: «Ну вот, и слова я влюбилась! И снова, кажется, в себя…». 

 За неудачно расположенным угловым диванчиком имелся выход на балкон, куда приходилось протискиваться боком, с которого открывался чудесный вид на парк. Воздух был свежим-свежим, и, несмотря на сияющий в свете вечерних фонарей снег, жизнерадостно пах весной, талой водой и зеленью, которой пока и в помине не было.

 Прелесть была не столько в самой квартире, сколько в ее расположении и вот в этом виде за окном.

– Симпатичненько! Только вот эти все фотки я бы лично убрала!

 Она кивнула на стену, по которой плотно были развешаны большие и маленькие фотографии хозяйки в дешевых, выполненных «под золото» рамках, обильно усыпанных завитушками, цветочками и прочим режущим глаз безобразием.

- А я и сниму! – Решительно кивнула Полина. – Пока еще руки не дошли. В моей комнате то же самое было, так она расстроилась, чуть ли не обиделась, что я все это убираю! Она искренне считает, что любоваться на нее – это такое неземное удовольствие…

- М-да… Если только неземное… Удовольствие, прямо скажем, сомнительное! – Заметила Леся, рассматривая большой снимок хозяйки квартиры – женщина с короткими, тонкими и безжизненными от постоянных окрашиваний волосами, одетая в какой-то карнавальный костюм а-ля «Шамаханская царица», замерла в «соблазнительной» позе, отклячив бедро и выставив вперед костлявую коленку, и старательно (чересчур старательно, а потому несколько резиново) улыбалась в объектив. – Она что, реально считает, что выглядит на двадцать пять?!

 В голосе Леси прозвучала такая по-женски унижающая снисходительность, что Полина подумала: «Если бы Ларик это услышала, она бы Лесю на месте прибила!».

- Интересно, давно фотка сделана?

- Она вроде говорила – лет пять назад. – Заметила Полина.

- О-о, тогда все еще хуже, чем я думала!

- Да ладно тебе! – Засмеялась Полина. – Можно подумать – ей сто лет!

- Да, если честно, бесят меня такие тетки, которые переваливают за тридцатник, но никак не могут поверить, что им уже не семнадцать, и начинается вот это вот… Паршиво это выглядит, жалко, глупо… позорят весь наш женский род!

- Вот прямо позорят! И потом, стареть-то тоже никому не хочется.

- Ой, можно подумать, есть только два варианта: семки у подъезда лузгать или дуру из себя строить! Можно и в шестьдесят, и в семьдесят, и в восемьдесят выглядеть очень хорошо, стильно и круто!

- Можно-можно! – Миролюбиво поддакнула Полина. – Пошли за стол? Винишко стынет…

 Ей было даже неловко от того, как азартно они обсуждали Ларика. Все-таки, как ни крути, теткой та была неплохой: открытая, общительная, веселая... Себе на уме, конечно, но это, в конце концов, не преступление!

 А то, что гонится за молодостью… Вот действительно, мало ли у кого какие «тараканы»!

- Я, кстати,  с ней созванивалась. – Сообщила она, наблюдая, как Леся открывает упаковки с суши и роллами. – Ой, с угрем, какая прелесть! Обожаю!

- Ты с ней созванивалась? – Удивилась подруга. – На фига?

- Да так. Хочу руку на пульсе держать! Знаешь, будет неприятно, если через недельку я как-нибудь вечером вернусь домой, а тут она сидит, меня поджидает…

- А, логично! Ну и что?

- Ничего. Говорит – уже на работу устроилась.

- На работу? Так быстро? А кем, если не секрет?

- Кассиром в супермаркет.

 Леся хмыкнула в бокал:

- Кем ты говоришь, она до этого работала?

- Администратором на автомойке.

- Ну что ж… А теперь кассиром в супермаркете… Боже, какой карьерный рост!

 Полина хихикнула.

- Она говорит, что это временно, пока не освоится и не найдет что-то более подходящее.

- Погоди-погоди, то есть я правильно понимаю, что имея здесь квартиру и работу, она все это бросила и уехала в другой город в никуда, где устроилась на такую же, по сути, работу, где она вынуждена снимать жилье, и считает, что это лучше? Даже места себе заранее не нашла? Так и поехала – наобум? Да-а, я смотрю, логика – не ее сильная сторона.

- В любом случае я желаю ей удачи! – Полина решила подвести черту под этим разговором. – Пусть у нее все там сложится хорошо, а у меня здесь все сложится хорошо! Она там устроится, найдет себе кого-нибудь, будет жить счастливо и от меня подальше!

- Вот за что тебя люблю, так это за оптимизм! – С чувством сказала Олеся. – Ладно, проехали, фиг с ней, с этой Ларисой твоей, расскажи-ка ты мне лучше про Стаса. А то я сижу и чувствую, что-то не то мы обсуждаем…

- А что про Стаса?  У Стаса все нормально: приехал, обустроился, позвонил. Правда на бегу, сказал – работы много, у него сразу какой-то аврал начался, так что пашет по двадцать четыре часа в сутки... – Полина сосредоточенно расставляла палочками роллы в той последовательности, в которой планировала их есть, а заодно и  от подруги глаза прятала. - Главное, сказал, что любит и скучает, и обещал позвонить, когда побольше времени будет. Зато каждый день сообщения шлет. Всякую милоту…

- Не, мать, подожди, а что голос-то такой тогда? – Леся знала Полину слишком хорошо, и одних спрятанных глаз было мало, чтобы ее провести.

- Какой «такой»?

- Такой как будто ты уже не любишь и не скучаешь!

- Нет, что ты! Люблю, конечно, Господи… Просто мы перед его отъездом поцапались немножко. Я думала, он прощения попросит, когда туда приедет, а он просто общается со мной, как ни в чем не бывало!

- Да? А из-за чего поцапались?

- Да просто… Он перед отъездом, такое впечатление, что вообще забыл о моем существовании! Я-то думала, волноваться будет, все-таки полгода не увидимся! Я посмотрела, сколько туда билеты стоят… Понятно же, что я туда прилететь не смогу! Я думала напоследок может хоть в кафешку сходим… Да элементарно дома хоть романтичок какой-нибудь забацать, ночь любви, все дела… А получилось, знаешь, как будто он не на полгода через всю страну уезжает, а в магазин за хлебушком пошел! Я его поехала в аэропорт провожать, так вообще как дура себя чувствовала! Думала, будут все эти обнимашки-целовашки, сюси-пуси… А он вел себя так, как будто он уже весь там – то созванивался с кем-то, то на сообщения отвечал, то в инете что-то смотрел. Я с ним рядом болталась, как вообще хрен пойми что! Такое впечатление, что он даже не замечал, что я с ним!

- М-да… Неприятно… - Протянула Олеся, сосредоточенно приделала на суши с лососем горошину васаби и укрыла листиком имбиря. – А до этого вы не ругались?

- Нет, не ругались. Хотя я несколько раз говорила ему, что мне внимания не хватает, но он так знаешь, отвечал, типа: сама же видишь - я зашиваюсь! Конечно, когда мы созвонились, я ему все высказала!

- М-м-м! А он чего?

- Ну чего-чего… Извинился. Сказал, что любит, просто был занят и голова не тем забита.

- А чего тогда ты кислая такая?

- Да потому, что знаешь… все это для галочки было! Не всерьез, не искренне. Психуешь, Полина? Ради Бога, давай извинюсь, не вопрос, только не делай мне мозг!

- Красавчик! – Олеся неодобрительно посмотрела на Полину. – Ладно... Погоди, может посидит там еще пару недель и дойдет до него…

- Хотелось бы! А то я уже что-то устала на одном месте топтаться! Понимаешь, я же ему уже прямым текстом говорю, что хочу двигаться дальше, и меня просто бесит, что он ни «да» ни «нет»!

- Это ты про свадьбу сейчас?

- Да, про свадьбу!

- Полин, ты только не обижайся, но, по-моему, все должно быть совсем наоборот! Это мужик должен переживать о том, где вам жить, о свадьбе, переживать, как тебя в ЗАГС заманить, а не ты за ним хвостиком бегать и уговаривать: «Женись на мне! Женись на мне!».

- Я его не уговариваю! – С раздражением ответила Полина. – Я просто хочу, чтобы он понял: я не готова продолжать в том же духе! И либо мы движемся вперед, либо между нами все…

- Нормально ты ему даешь понять! Сама насчет жилья все решаешь, сама переезд организуешь. Сидишь, ждешь, пока он там «дозреет»… Прямо вообще логичненько!

- Лесь, ну хорошо, а как, по-твоему, мне себя надо вести?

- По-моему, тебе пора сворачивать все эти разговоры про свадьбу, отношения и семейную жизнь! Он от этого пятиться начинает уже только потому, что ты зациклилась и наступаешь на него по всем фронтам… А лучше всего вообще исчезнуть куда-нибудь, чтобы он за тобой побегал, понимаешь? Потусить где-то без него, на телефон пару раз не ответить, чтобы он понял, что ты и без него живешь прекрасно. А то он у тебя – единственный свет в окошке! А надо, чтобы он знал, что если продолжит валять дурака, то быстро найдется кто-то умный, кто тебя схватит и в ЗАГС отволочет, пока ты не опомнилась! А вообще, мне конечно интересно, сколько ты еще собираешься молча терпеть и верить, что однажды он проснется и поймет, что миг настал, и пора на тебе жениться.

- Нисколько! – Буркнула Полина. – Я же тебе говорю – пусть в своей командировке подумает, чего он от жизни хочет! Приедет – будем решать!

- И что? А что будет, если он ну… не дозреет?

- Дозреет!

- Уверена?

- Надеюсь.

- И все-таки…

- Тогда мы расстанемся. – Сухо ответила Полина.

- Ой, ли? Полиночка, а у тебя сил-то хватит? Ты же на него смотришь, как на солнышко! Пылинки с него сдуваешь!

- Леся, я очень его люблю и хочу за него замуж! Детей от него хочу! Может в чем-то ты и права, я его немного разбаловала и посадила себе на шею, но я хочу попробовать это исправить. Я хочу с ним быть, понимаешь? Я знаю, что он тебе не нравится, но на самом деле он реально хороший!

- Угу, хороший… - Проворчала Олеся. – Когда спит зубами к стенке! Ну ладно, я понимаю тебя на самом деле... Тем более, тогда дай ему понять, что ты ценный экземпляр, а не: принеси, подай, иди на фиг, не мешай! Пусть знает, что ты не сидишь и не сохнешь тут у окошка, как бабка старая, а живешь веселой интересной жизнью! Чтобы он тоже захотел стать частью твоей веселой и интересной жизни!

- Это ты мне так намекаешь, что нам надо куда-нибудь сходить?

- Это я тебе так прямо говорю, что нам надо выбраться и потусить уже наконец-то!

- Ну… Хорошо, пошли! – Подумав, согласилась Полина.

- Аллилуйя! – Воскликнула Олеся. – Я прямо не верю своему счастью! Небо на землю упало! На елках апельсины зацвели!

- Ой, да ладно тебе, устроила тут целый концерт!

- Концерт я устроила! Полиночка, с тех пор как вы со Стасом встречаетесь, мы с тобой выбирались куда-то от силы раза два-три!

- Не, ну преувеличивать-то не надо! Какие два раза?

- Такие, Полин, такие! Попробуй сама вспомнить!

- Ладно-ладно! – Смутилась Полина. - Хватит меня агитировать! Пойдем веселиться, хоть завтра! – Она подняла бокал, предлагая подруге закрепить решение парой глотков вина.

 На самом деле, хоть Полина и обижалась на Олесину прямолинейность, та была права: с тех пор как она сошлась со Стасом, она засела дома. Причем сделала это добровольно – Стас-то ее как раз ни о чем таком и не просил. Более того, те несколько раз, когда Полина у него отпрашивалась, он отпускал ее совершенно спокойно и без лишних вопросов, а по возвращении, даже если поздно и под хмельком, тоже прочистку мозгов не устраивал.

 Сам Стас был не особым любителем публичных развлечений. Иногда они выбирались в кино или пили кофе в кафе, но это бывало редко. Ему гораздо больше нравилось дома, устроиться в обнимку перед телеком. Полине это было скучновато, тем более что Стас периодически собирался со своими друзьями – попить пивка или «порубиться» в какую-нибудь жуткую игрушку, или «зависнуть» в гараже, самозабвенно разбирая очередной мотор или ходовую. Понятное дело, Полина принимать участие в этих мальчиковых забавах не стремилась, но при этом сама ходить куда-то без него она не хотела – считала, что раз они пара, то и появляться должны вместе.

 

***

 

 Ситуация со Стасом очень сильно беспокоила Полину. Последнее время в голове не переставая крутились вопросы: «Куда все ушло?», «Что с этим делать?» и «Что будет дальше?».

 В том, что Стас ее любит, Поля не сомневалась. Ей никогда не приходило в голову, что он может ей изменить, или как-то по-другому оскорбить ее, она была абсолютно в нем уверена… Просто его любовь перестала ее устраивать.

  Она долго подбирала слова для того, чтобы выразить это чувство и, наконец, поняла: он любит так, как это ему удобно! Он не хочет напрягаться, прилагать усилия, его устраивает, что все идет само собой. Все-таки в чем-то Леська права: после того, как он услышал от Полины полное восторга: «И я тебя люблю!», после того, как они стали жить вместе и привыкли ночевать в одной постели, он довольно быстро сбавил обороты и уже не стремился так ухаживать за ней. А ведь когда-то все было не так… Да, возможностей у него было гораздо меньше, чем сейчас, но он старался!

 Все закончилось, когда они съехались. Полина относилась к этим отношениям очень серьезно, считала, что они уже практически семья, значит, и бюджет у них общий. И ей было неловко из этого бюджета тратить на свои прихоти или капризы…

- Ой, какой красивый браслет! Спасибо тебе, любимый! Он, наверное, такой дорогой? Может, лучше бы мы с тобой на новую «стиралку» отложили?

 Олеся ругалась на нее:

- Полина, не валяй дурака! Не мешай мужчине за тобой ухаживать! Не мешай ему дарить тебе подарки!

 Полина возмущалась:

- У нас уже совсем другие отношения! Я не из тех женщин, которые будут заставлять своего мужика пахать ради нового колечка! Знаешь, у него тоже должны быть выходные, он тоже устает! Между прочим, большую часть денег в семью приносит он!

- Семья начинается после штампа в паспорте! – Жестко отвечала Леся. – А вы просто сожители! И, если так и дальше пойдет, то, скорее всего ими и останетесь!

 Полина снисходительно молчала, предпочитая не ссориться с подругой. Что ее слушать? У нее-то нет ни мужа, ни любимого мужчины, ни сожителя… никого! Да, периодически она с кем-то знакомилась, встречалась, иногда дольше, иногда меньше… Но все это всегда сходило на нет. И Полина подозревала, что именно потому, что Олеся всегда выдвигала слишком высокие требования. Полина гордилась тем, что она не меркантильная, тем, что строит отношения на партнерских началах!

 Однако факт оставался фактом: Стас не просто перестал за ней ухаживать,  и подарки она теперь видела только по праздникам.

 В конце концов, дело ведь не в подарках, по большому счету. Дело в том, что он вообще начал относиться к ней, как к какому-то постоянному явлению в своей жизни. Стас спокойно строил свою карьеру, не сомневаясь, что его женщина никуда от него не денется, а то, что из отношений медленно, но верно, испарялась близость, уходило взаимопонимание – что ж… Не может же быть всегда, как в первый год! И Полина, умная девочка, тоже должна это понимать.

 Полина вроде и понимала, но никак не могла отделаться от мысли, что где-то ведь есть пары, у которых все по-другому, у которых романтика и страсть с первого дня и до гробовой доски, а не вот так вот…

 А тут еще эта командировка, в которую он ее даже не подумал позвать! Этот переезд, в котором он даже не предложил свою помощь, а лишь пожал плечами: делай, как тебе удобнее! А ей пришлось всем заниматься самой: машину искать, грузчиков, вещи паковать! Стас только спросил: «Ты как, нормально устроилась? Вот и молодец! Правда не понимаю, зачем тебе это было нужно!» - и весь разговор.

 А она надеялась что, когда он вернется и окажется в этой комнате, у него созреет решение, и насчет квартиры и насчет всего остального…

 Конечно, Полина была совсем не в восторге от того, как сейчас все происходит, но она была не из тех, кто легко сдается. За отношения надо бороться! Это она прекрасно понимала: просто так любовь с неба не падает, в любви нельзя лениться и все пускать на самотек! Как бы еще Стасу это объяснить…

 Полина уже несколько дней вот так грызла себя, переживала, дергалась от того, что не может ничего изменить прямо сейчас… И, словно почувствовав это ее напряжение, Стас позвонил:

- Привет, солнышко! Как ты там без меня? Я тут по тебе очень сильно скучаю!

 Его голос был таким родным, таким теплым и ласковым, что Полина сразу оттаяла:

- Я по тебе тоже очень скучаю, любимый! Как же еще долго ждать! Я так переживаю!

- Что ты, солнышко, тут ничего не поделаешь, придется потерпеть…

 Полина лишь вздохнула в ответ. Терпит она, деваться-то все равно неуда!

- Кстати, Полин, я чего звоню-то… - Сказал Стас. – Там мой сослуживец едет, его командировка закончилась. Так вот, я там с ним для тебя посылочку передал, ты забери, пожалуйста. Он с тобой свяжется, когда прилетит.

- Ой, прикольно! – Обрадовалась Полина. – Спасибо!  А что там?

- Да ничего особенного! Заберешь – увидишь. – Загадочно ответил Стас.

Полина расцвела.

- Спасибо любимый! Мне так приятно! Кстати, - Она решила, что момент как раз подходящий, чтобы отпроситься. – Меня тут Леська в клуб зовет поехать, развеяться. Ты как? Не против?

- Сходи, конечно. – Спокойно ответил он. – Ничего не имею против! Тебе давно пора отдохнуть. Ты же знаешь, я тебе доверяю!

 Что верно, то верно – Стас никогда не был ревнивцем – спокойно отпускал ее одну, не проверял телефон, не копался в соцсетях, не выносил мозг за то, что забыла удалить старые фотографии, где она со своим бывшим… Но может быть именно поэтому ей ничего такого не хотелось. Такое доверие дорогого стоит, и она бы ни за что на свете не позволила бы себе потерять его!

- Знаю, любимый! Если честно, я не особо горю желанием идти… Без тебя ничего и не хочется! Вот приедешь, тогда куда-нибудь вместе сходим, хорошо?

- Обязательно! – Пообещал он.

- Расскажи мне, как там у тебя и что? Город сильно отличается?

- Ой, город совсем другой! И люди другие! – Оживился он и принялся рассказывать: - Во-первых, здесь почти все матерятся.

- Так везде матерятся. – Удивилась Полина.

- Везде не так. Здесь на матах разговаривают. У нас парнишка один работает, прикольный такой, так то, как он разговаривает – это что-то фантастическое просто! Я даже думал, что он нормальных слов в принципе не знает… А потом я познакомился с его женой и оказалось, что он еще даже ничего…

- Ого! – Засмеялась Поля. – Жесть!

- Это точно! Я даже одного китайца слышал, как он матерился. По-русски! Вообще, китайцев тут много… Они спокойные такие, живут сами по себе, никого не трогают… И климат другой совсем. Начало марта, у нас там еще зима, здесь тоже… Но как-то по-другому:  сухо, снега нет совсем, говорят, его тут и зимой не много, хоть и холодно. Я вчера даже по набережной на велике катался! А летом жару обещают…

- Жара – это хорошо! Хоть накупаешься. Я по карте смотрела, у вас там Амур, большая река…

- Большая! – Оживленно подхватил Стас. – И красивая очень! Широкая, а на той стороне сопки. Я в первый раз увидел когда, сначала подумал, что облака, а потом оказалось – сопки… Мне парни сказали, что как раз за ними Китай. Он тут близко, километров шестьдесят, кажется… Туда эти… речные теплоходы плавают. Но в Амуре купаться нельзя – вода грязная. Местные залезают иногда, но редко. Так что остывать можно только в помещении, если кондёр есть. Зато набережная – очень красивая, тебе понравилось бы! Как договорим, я тебе фотки скину…

 Тут на заднем фоне у него послышались голоса и он сказал:

- Так, солнышко мое, мне пора бежать! Я тебя целую, обнимаю, очень скучаю! Я тебя люблю!

- И я тебя люблю! – Эхом повторила она, но он, похоже, этого уже не услышал.

 Разговор со Стасом Полину подбодрил: вот, все не так уж плохо! Прошло всего ничего, а он уже говорит, что скучает, да и по голосу слышно…

 Ладно, он прав, как сложилось, так сложилось, может быть, действительно эта долгая командировка пойдет ему на пользу? По крайней мере, Полина очень сильно на это надеялась.

 Почти тут же позвонила Леся:

- С кем болтаешь? Да тебя не дозвониться, как до Кремля!

- С кем, с кем, со Стасом! – Засмеялась Полина.

- А-а, ну это святое! Ладно, давай решать – ты ко мне или я к тебе?

- Зачем? – Не поняла Полина.

- Как зачем? Мы с тобой вечером идем?

- Идем, конечно!

- Ну, так собираться у кого будем - у тебя, у меня? Или ты хочешь по-отдельности?

- А нет, давай, приезжай! – Полина не сразу сообразила, что раньше у них с Лесей действительно была такая традиция: собираться вдвоем, мерять наряды, краситься, сплетничать, потягивая шампанское…

 Ей стало хорошо и весело. Господи, как давно она уже вот так никуда не выходила с Леськой! И чего, спрашивается? Стас же ей никогда не запрещал!

 

2.

 

- Слушай, а куда мы едем? – Спросила Полина, когда они, красивые, веселые, с блестящими глазками, садились в такси. Обе были в платьях, на каблуках, обе себе нравились.

Олеся назвала клуб, про который Полина ничего не слышала.

- Еще бы! Ты же у нас затворница, он открылся уже год назад!

- Чего сразу затворница-то? – Возмутилась Полина. – Я что, обязана знать все клубы, какие в городе открываются?

 Но Леся приобняла ее за плечи, и, вместо того, чтобы спорить, пообещала:

- Тебе понравится!

 Ей и в самом деле понравилось. Место было интересное, музыка хорошая, а дальновидная подруга забронировала столик заранее, им не пришлось толкаться у барной стойки в ожидании. Коктейли были вкусные, мужчины вокруг крутились интересные…

 Это, последнее, Полину смущало: не дай Бог, кто-то решит познакомиться, вот что тогда делать?! Отшивать всех напропалую? Леська обидится – она-то явно намеревается кого-нибудь подцепить. Сидеть, улыбаться и общаться с кем-то у Стаса за спиной? Нет, ей это не подходит!

 Как раз когда она с таким волнением раздумывала об этом, пытаясь придумать как в случае чего деликатно выруливать из подобной ситуации, над ухом раздалось жуткое:

- Милая девушка, вы танцуете?

 Полина подняла глаза, намереваясь сказать самое твердое и решительное «Нет!», но через короткий миг узнавания удивленно и радостно воскликнула:

- Богдан?! Откуда вы здесь?

 Леся застыла, не донеся бокал с коктейлем до губ, переводя заинтересованный взгляд с подруги на высокого, интересного и очень уверенного в себе мужчину, который был старше, лет, как минимум, на пятнадцать.

 Любопытненько, и почему это она, лучшая подруга, и ничего о нем не знает? Леся еще раз окинула его взглядом, уже внимательно, оценивающе – хорош! Высокий, хоть и не спортивный (но таким мужчинам это и не нужно!), ухоженный, холеный, на лице самоуверенная улыбка, на висках – благородная седина (а какая еще может быть седина у такого шикарного мужика?), сдержанный парфюм вызывает приступ головокружения (не столько от аромата, сколько от его очевидной стоимости).

 И шмотки у него ох какие недешевые! Уж в этом-то она разбиралась - одет Богдан был на уровне, на очень хорошем уровне, на том самом уровне, куда ей тоже страсть как хотелось бы попасть… Не чета ширпотребским порткам любимого Полиного Стасевича!

 Подруга хитро ей подмигнула и отправилась на танцпол.

- Поленька, я так рад вас видеть! – Искренне сказал он, с удовольствием разглядывая ее. – Вы прекрасно выглядите, просто цветете!

- Спасибо, Богдан! Мне очень приятно это слышать! – Счастливо улыбнулась она, глядя в его серые, всегда будто немного прищуренные глаза. – Вы тоже выглядите на все сто!

 Мужчина улыбнулся. Выглядеть на все сто он умел и знал это, но замечание девушки все равно порадовало.

- Какими судьбами вы здесь? Я давно про вас ничего не знаю… У вас все в порядке?

- Да, у меня все замечательно! – Засмеялась она. – Мой… жених в командировке… - Полина намеренно назвала Стаса женихом, хотя предложение он ей пока не сделал - решила сразу показать Богдану, что по-прежнему занята. На всякий случай, мало ли… Ведь когда-то он пытался ухаживать за ней! – Вот, подруга вытащила меня развеяться, чтобы я не грустила.

 Несмотря на то, что Полина так выразительно намекала ему, что несвободна, выводы, которые сделал Богдан из этих намеков, были далеки от тех, на которые она рассчитывала. Значит тот, кого она когда-то ему предпочла, до сих пор болтается в статусе жениха… Интересно, кто от кого бегает?

- Ваша подруга просто умница! – Заметил он, согревая ладонью ее спину через тонкий трикотаж платья. –  Я тут тоже с другом. Может быть… Вы не будете возражать, если мы составим вам компанию? Как вы на это посмотрите?

 Сначала Полина хотела отказаться – вот еще! Не прошло и пяти минут, а она уже общается с другими мужчинами у Стаса за спиной! Но потом до нее дошло - это же идеальный вариант! Ведь она ясно дала Богдану понять, что занята, а он человек воспитанный и не будет переступать границ, в этом она уверена! Зато его общество надежно защитит ее от поползновений других претендентов, бродящих по клубу в поисках знакомства. Правда непонятно, зачем ему это, но она не собиралась забивать себе голову. Да и Леся будет рада, если она, что называется, «в клювике» притащит ей интересного (а главное – перспективного) мужчину!

 А Макс и в самом деле оказался интересным. Правда, в плане внешности он Богдану несколько уступал, выглядел попроще, не было в нем той аристократической харизмы, но, как подозревала Полина, это с лихвой окупалось взглядом и манерами хозяина мира, и тем налетом благосостояния, который окутывал его с головы до ног – от очень дорогих туфель, до неприлично дорогих часов. У Олеси при виде Богдановского друга недвусмысленно загорелись глаза.

 На их столике, где до этого вытягивали скромный дуэт пара коктейлей, почти сразу появилось шампанское, фрукты, шоколад и большой бокал с какой-то красивой янтарной жидкостью.

- Полиночка, я взял на себя смелость заказать для вас. Мне показалось – вам должно понравиться. – Сказал Богдан, присаживаясь рядом (но не слишком близко) с ней на низкий кожаный диванчик. Полина подобралась - сел-то он на приличном расстоянии, но взгляды бросал уж больно заинтересованные.

 «По-моему, он все-таки не понял насчет жениха!» - забеспокоилась она,  и сдержанно улыбнулась, беря бокал за ножку и пробуя.

- Вкусно! Очень. А что это?

- Апероль. – Сообщил Богдан, в то время как Леся выразительно закатила глаза: что ж ты, дурочка, позоришься? Этот коктейль все просвещенное общество давно уже знает! Но Полина не обратила на это внимания.

- Очень вкусно, большое спасибо!

- Ух ты! – Тем временем воскликнул Макс, машинально проводя пятерней по стильно постриженным темным волосам и во все свои карие глаза разглядывая Олесю, хоть и обращался к другу. – Оказывается, после стольких лет дружбы я еще не все про тебя знаю, Богдан? Ты не говорил, что у тебя есть такие симпатичные знакомые!

- Говорил-говорил! – Ответил Богдан. – Помнишь, я тебе рассказывал, как одна автоледи протаранила мой бампер?

- А, так это ты? – Хохотнул Макс, бросив на Полину веселый взгляд, от чего ее щеки загорелись смущенным румянцем. Впрочем, он тут же снова переключился на Лесю, которая явно его «зацепила».

- Да, Полина – это та самая милая девушка. Правда, с ее подругой я, к сожалению, не знаком.

- Меня зовут Олеся. – Непосредственно представилась та.

- Очень приятно познакомиться! – Тут же отреагировал Макс, потянувшись к ней бокалом.

 Олеся повторила его движение, легко звякнув стеклянными боками друг о друга. В ее глазах прыгали чертики - еще бы, такой видный мужчина, так откровенно на нее «запал»!

- Вы здесь по какому поводу? – Поинтересовался Макс, и Полина тут же поспешила ответить:

- Мой жених уехал в командировку, и мы решили устроить небольшой девичник. – Она решила, что не будет лишним еще раз обозначить свой почти замужний статус. На всякий случай.

 Олеся, отклонившись так, чтобы мужчины ее не видели, скорчила за их спинами подруге рожицу, которая выражала следующее: «Ты зануда, дорогая!». Но Полина хулиганскую выходку подруги проигнорировала. Ей было важно главное: дать Богдану понять, что ситуация не изменилась, и максимум, что она может позволить себе – это такие вот дружеские посиделки в компании.

 Однако довольно быстро ее беспокойство улеглось. Богдан понимал ее состояние лучше, чем ей показалось сначала, он умудрялся одновременно демонстрировать, что она ему нравится, и в то же время соблюдать незримую границу. Она смогла расслабиться и получать от встречи удовольствие, так что вечер прошел вполне себе миленько – мужчины оказались галантными, взрослыми, без юношеских «закидонов». Это было приятно Полине, и приводило в полный восторг Олесю, которая все больше и больше демонстрировала другу Богдана Максу свое расположение. Она явно сделала на него ставку и, насколько Полина ее знала, подруга своего не упустит!

- Что ж, Олеся, – Тем временем заговорил Макс. – Про Полину мы кое-что знаем, а ты у нас, получается, самая темная лошадка? Может, расскажешь что-нибудь о себе?

- Что конкретно вас интересует? – Поинтересовалась та с обворожительной улыбкой. Полина, глядя на подругу в этот момент вдруг поняла весь смысл выражения: «пронзительный взгляд» - серые глаза, в меру подчеркнутые аккуратными игривыми стрелочками, словно прошивали Макса насквозь, с каждым стежком все ближе подтягивая его к самоуверенной кокетке. – Карьера, увлечения, семейное положение?

- Ну, с семейным положением и так все ясно. – Категорично заявил Макс. – Про карьеру и хобби можно послушать попозже… А вот скажи-ка мне, красавица, как бы ты себя охарактеризовала мужчине, который захотел бы с тобой встречаться?

 Полина заинтересованно переводила взгляд с одного лица на другое. А он даром времени не теряет, этот Макс! Ну, Лесенька, и что же ты будешь отвечать этому самоуверенному типу?

 Но Лесю так просто было не смутить:

- Я бы ему сказала, что я меркантильная самолюбивая эгоистка! – С вызовом ответила она и добавила: - Так что если он ищет тихую и покорную девочку, которая будет его боготворить, причем совершенно бескорыстно, то пусть лучше не тратит свое и мое время!

 Полина уставилась на нахалку во все глаза, уверенная, что сейчас ей от Макса «прилетит», но тот весело, и даже как-то восхищенно протянул:

- Ого, какая пугающая откровенность!

- А вас так легко испугать? – Вскинула подбородок Леся.

 Макс подвигал челюстью, пристально посмотрел на нее и усмехнулся.

- Вызов принят! – Тихонечко, в самое ушко Полине прокомментировал Богдан.

- Что ж, такая откровенность дорогого стоит…

- Это точно! – Не стала скромничать Леся. – Намного лучше, чем если вам сначала врут про высокую и чистую любовь, на потом начинают рассказывать печальные сказки о том, что телефон сломался, или карточка потерялась, а то самое единственное красивое платьишко случайно прожглось утюгом…

 В тот вечер Полина не раз убедилась, что она не слишком хорошо разбирается в людях. Она была уверена, что в ответ на такую циничную откровенность Макс скиснет и Олеся останется не у дел, но выходило совсем наоборот: он смотрел на свою новую знакомую все более и более заинтересованно.

 К тому моменту, когда вся компания решила, что пора закругляться, Макс и Леся успели существенно продвинуться в своих взаимоотношениях, и Полине даже на какой-то момент показалось, что подруга готова уехать в эту ночь с новым знакомым.

 Но та, порядком удивив ее, сама первая заявила, что пора по домам. Мужчины заботливо усадили их в такси и стребовали обещание позвонить, когда подруги доберутся до дома.

 На прощание Богдан целомудренно поцеловал Полину в щечку, на миг заставив испугаться, когда ей показалось, что метит он в губы, и оставив чувство легкой досады, что это не так. Все-таки он ей немножко нравился…

- Если ты мне немедленно не расскажешь, откуда ты его знаешь, меня просто взорвет! – Воскликнула Олеся, блаженно откидываясь на спинку сиденья и непринужденно стаскивая сапожки. – О-о-о, как ноги устали!

- Да я тебе про него рассказывала! – Отмахнулась Полина. Подумала-подумала, и тоже разулась.

- Полиночка! Если бы ты мне рассказывала про такого мужика, поверь, я бы это точно не забыла!

- Да рассказывала я тебе! Помнишь ту историю, когда я своей машиной чужой бампер таранила?

- Помню… Так это что, он?!

 

***

 

 История с машиной случилась почти четыре года назад. Тогда она решила, что хватит правам валяться где-то в ящике стола, пора осваивать искусство вождения! Тем более что Стас, с которым у них тогда вовсю пылал страстный роман, обожал машины, и Полине казалось, что, став крутым водителем, она будет нравиться ему еще больше.

 Беда была в том, что между выпуском из автошколы и ее решением прошло уже немало времени, и те куцые навыки, которые ей прилежно прививал инструктор, давно порастерялись.

 Полина тогда рассудила так: можно взять кредит и купить хорошую дорогую машину. Но! Учиться на ней будет страшно, а попасть в какую-нибудь дорожную ситуацию (она как-то даже не сомневалась в том, что это произойдет) - по меньшей мере, обидно!

 Поэтому она выбрала другой вариант: взять что попроще, что не жалко, «набить руку», а после этого уже пересаживаться на хорошие колеса.

 Это решение стало одной из самых больших ее ошибок.

 Попросить Стаса о помощи в выборе автомобиля она постеснялась. Кроме того, ей хотелось, чтобы это был сюрприз, чтобы она однажды сказала бы ему что-то вроде: «Давай сегодня я тебя отвезу!». Вот бы он удивился! А у них стало бы еще одной совместной темой больше…

 Поэтому, вместо того, чтобы обратиться за помощью к мужчине, который прекрасно в этом разбирался, Полина начиталась информации в интернете о том, как правильно выбрать машину, на что там посмотреть, что проверить – тщательно изучила картинки и даже видео. Пасмурным и неожиданно теплым сентябрьским утром она в гордом одиночестве отправилась на авторынок.

 Там быстро выяснилось, что есть огромная разница, между видео, где сведущий человек тыкает пальцем в нужные запчасти, попутно доходчиво комментируя, что это такое, и реальностью, где, выполнив ее просьбу: «А поднимите, пожалуйста, капот!», продавец, засунув руки в карманы, принялся покуривать, безмятежно уставившись в голубую даль.

 Полина с умным видом склонилась к мотору: ей удалось опознать крышку, под которую полагалось заливать масло, аккумулятор и свечи – это все, что она запомнила из самостоятельно проведенного ликбеза. Тем не менее, помня все наказы и заветы, она поинтересовалась у продавца, готов ли он загнать машину на яму. Тот, все так же равнодушно пожимая плечами, ответил:

- Пожалуйста!

 Осмотр на яме позволил ей с уверенностью убедиться лишь в том, что у машины наличествуют все четыре колеса. Еще она обратила внимание, что на арках и порожках поселилась коррозия. Впрочем, ее-то особо никто и не прятал, и это послужило для девушки знаком того, что продавец честный, товар показывает таким, какой он есть. Да и просил он совсем недорого…

 Покупку оформили тут же, на рынке, и все это заняло не так уж много времени. Полина получила документы, ключи и встала перед очередной проблемой, которая волновала ее едва ли не больше, чем сама покупка - от авторынка теперь надо было как-то доехать домой.

 К этому она тоже готовилась со всей ответственностью, чуть ли не больше, чем к самой покупке: несколько дней безжалостно гоняла себя по экзаменам ПДД онлайн, повторяя все правила дорожного движения, пока не запомнила ответ на каждый вопрос. Тщательно выстроила маршрут, стараясь до минимума сократить количество левых поворотов, которых боялась как огня. Тщательно, до автоматизма, вызубрила последовательность действий: сесть, подогнать сиденье, пристегнуться, проверить зеркала, запустить двигатель, включить ближний свет… Но все равно было очень страшно!

 Машина казалась ей большой и угловатой, габариты она чувствовала плохо. Трафик выглядел безумно: куда мчатся все с такой космической скоростью? Ей пару раз посигналили, когда она слишком медленно поворачивала, но в целом все прошло весьма неплохо. Почти до самого конца…

 Ехать оставалось минуты три от силы. Полина так перенервничала, что у нее разболелась голова, и она успокаивала себя тем, что вот сейчас припаркует машину и обязательно сходит в магазин за винишком – снять стресс. Осталось каких-то двести метров, вон, уже и поворот в ее двор виднеется. Однако в этот момент машина предательски взрыкнула мотором и встала как Сивка-Бурка, прямо посреди проспекта!

 Как так, что это?! Полина трясущимися руками поворачивала ключ в зажигании, но мотор словно умер. Вокруг злобно сигналили, она врубила «аварийку», выскочила на проезжую часть, достала из багажника и быстренько установила красный треугольник, после чего открыла капот и горестно под него уставилась. Что за хрень? Что все это значит? Что себе позволяет эта адская техника?

 Ну и толку? Что она хочет здесь увидеть? А если даже и увидит – у нее ни инструментов, ни знаний… В этот момент рядом с ней остановился черный джип, сияющий лаком и хромом, из которого вышел высокий мужчина с породистым лицом и присыпанными легкой сединой висками. Одет он был просто – джинсы, толстовка цвета благородного маренго, на ногах кроссовки – просто, но дорого, это чувствовалось, хоть и не бросалось в глаза.

- Девушка, вам помочь?

 Оказывается, иногда ангелы могут выглядеть и как прекрасно упакованный мужик в самом расцвете. А ей-то казалось, что подобные небожители не ездят по спальным районам, не обращают внимания на проблемы простых смертных, и уж тем более не предлагают помощь дурехам на битых жизнью колымагах…

- Да!! – Воскликнула Полина, готовая обнять и расцеловать его уже за одно то, что не стал сигналить, как бешеный, а остановился и проявил участие.

- Что у вас случилось? – Поинтересовался мужчина, бросая взгляд под капот. На самом деле он и проехал бы мимо, да у девушки больно симпатичная, хоть и растерянная, была мордашка.

- Я не знаю! – Честно призналась она. Мужчина склонился над мотором, потом сел за руль, попробовал повернуть ключ в зажигании, и сообщил:

- М-да… Боюсь, что сейчас на месте мы ничего не решим… Надо вызывать эвакуатор.

- Эвакуатор? – Растерялась она.

- Да. А что такое? Он погрузит вашу машину и отвезет куда надо.

- Но… - Она озадаченно смотрела то на мужчину, то на поворот во двор, до которого было ну просто рукой подать. И что же, ради этого целый эвакуатор звать?!

- Тут мой двор за поворотом… - Смущенно пробормотала Полина.

- А-а-а… Хотите, чтобы я вам ее дернул?

- Дернул?

- Да, на тросе, вы когда-нибудь ездили?

 Полина подумала, что если она сейчас скажет «нет», то он развернется и уедет, и она останется одна на этой дороге, с этой глыбой металла, которая непонятно чего от нее хочет!

 Она уверенно соврала:

- Да! – Молясь про себя, чтобы ничего страшного не произошло.

- Что ж, замечательно! Вам повезло, что я к друзьям за город еду, в этой машине у меня даже трос есть. Вас как зовут?

- Полина.

- Очень приятно, а меня Богдан.

- И мне очень приятно! – С чувством ответила она.

 Пока мужчина закреплял трос на обоих транспортных средствах, Полина отметила про себя, что он не боится заляпать ни свою дорогую одежду, ни свои холеные руки. А еще она была ему очень благодарна за то, что он словно взял ее под свое покровительство, занялся решением ее проблемы, позволив ей выдохнуть: «Он знает, что делает!».

- Ну вот, готово! Если хотите, я могу даже оттащить вас до ближайшего автосервиса.

- Нет! – Испугалась Полина. Мысль о том, что она проведет еще какое-то время в автосервисе, показалась ей отвратительной, а предположение, что машину сразу починят и ей придется сегодня снова сесть за руль – и вовсе кошмарной.

 Она очень устала и перенервничала за этот день, и хотела только одного: поставить автомобиль на стоянку и на некоторое время забыть о нем.

- Нет. – Повторила она спокойнее. – Во-он там, в конце дома поворот в мой двор. Можно мы оттащим ее туда? Я… Я хочу просто запарковать ее.

- Хорошо, Полина. – Кивнул он, улыбаясь. – Как скажете.

 Они расселись по своим машинам, Богдан коротко посигналил и надавил на газ. Тронулись они очень плавно, но вскоре Полина снова запаниковала: куда он торопится?  Она с ужасом смотрела на шкалу спидометра – двадцать, тридцать, сорок… Куда он спешит, им же поворачивать в конце дома? Может он неправильно понял, где надо свернуть?

 Но оказалось, что понял он все правильно потому, что она заметила, как он сбрасывает скорость и мигает поворотником, и в панике и бухнула ногой в педаль тормоза. К ее ужасу тормоз стоял колом, и реагировать не хотел.

 Задний бампер его красивой, а главное дорогостоящей, машины стремительно приближался, Полина принялась панически сигналить и моргать фарами в надежде, что он догадается и отъедет, но все равно через пару секунд раздался этот жуткий звук: «тыдыщ»!

 Черный автомобиль остановился, постоял, подумал, и мягко, уже намного спокойнее, двинулся дальше. Поворот во двор они преодолели даже неплохо, однако, когда перед стоянкой он начал останавливаться, Полина снова судорожно надавила на педаль тормоза, но она, собака такая, даже не шевелилась, а наступить на нее со всей силы Полина побоялась – вдруг что-нибудь отломает?! Зажмурившись, она снова услышала, пусть не «тыдыщ», но все равно вполне заметный «тюк»…

 «Господи!» - с ужасом подумала она. – «Я еще и на ремонт его машины встряла! Это же до хрена! Что за день?!».

 Дверца черного автомобиля открылась, из нее показался водитель, улыбающийся, и явно с трудом сдерживающий смех. Он подошел, постучал в окно, а когда вжавшаяся в кресло Полина его опустила, непосредственно облокотился о дверцу и поинтересовался:

- Ты же говорила, что умеешь ездить на тросе?

 Полина, зажмурившись, кивнула и пискнула:

- Тормоза отказали…

- Дай посмотрю! – Он жестом велел ей выбраться из машины, что-то там проверил, понажимал, после чего сообщил:

- Да у тебя просто электрика накрылась, поэтому тормоза работают очень туго. Не отказали, просто давить надо было сильнее.

- Понятно. – Убитым голосом сказала Полина. Мужчина чуть подвинул ее и сам вручную затолкал машину на стоянку.

- Так нормально? – Заботливо поинтересовался он.

- Да, очень хорошо. Спасибо вам большое! И… сколько я вам должна?

 Но он посмотрел на нее укоризненно и даже обиженно.

- Нисколько. У меня страховка. Просто выпейте со мной кофе.

 Конечно, отказаться она не посмела.

 

***

 

- Эх-х-х… – Вздохнула Леся, задумчиво любуясь ночным ярко освещенным проспектом. – Точно, ты мне это рассказывала. Только что-то ты не говорила, что он такой!

- Какой «такой»?

- Крутой такой! Мужчина с хорошим достатком… Да и внешность… Даже не столько внешность, сколько харизма. И почему ты с ним не замутила?

- Потому, что тогда я уже встречалась со Стасом! – Холодно ответила Полина. – Ты знаешь, у меня принцип – я с двумя сразу не встречаюсь! Не хочу никому морочить голову!

- Ой, из них двоих могла бы выбрать и не Стаса! Вот я бы точно Богдана выбрала!

- Я не пойму, он тебе понравился что ли?

- Нет, мне понравился его друг Макс, но это сейчас. А тогда… кто знает, кто знает. – Прищурилась Олеся. – Ладно, забей! Ты же знаешь, я у тебя никогда никого не отбивала!

- Знаю. – Усмехнулась Полина, роясь в сумочке в поисках гигиенической помады. – Тем более что Стас тебе никогда особо и не нравился.

- Не то, чтобы совсем не нравился…. – Кивнула Леся. – Он неплохой парень, меня только бесит, как он к тебе относится! Я считаю, что ты реально достойна лучшего! А сейчас… ты у него как прислуга! Прыгаешь-прыгаешь вокруг него… а должен он вокруг тебя прыгать!

- Я не прыгаю! – Обиделась Полина. – Я… Просто у нас небольшие сложности в отношениях! Между прочим, мы с ним сейчас созванивались, и он говорил, что по мне скучает. И вообще, заметно, что кое-что он начал понимать.

- Да лишь бы тебе хорошо было! – Пожала плечами Олеся. – Хотя… Все-таки жаль, Богдан такой классный!

 Полина усмехнулась. В том, что он классный, она была с подругой полностью согласна. Это она прекрасно поняла еще тогда, четыре года назад, когда у них ни с того ни с сего на ровном месте появилась традиция пить по вечерам кофе.

 В самый первый раз, когда он привез ее в дорогое кафе, где чашечка капучино стоила столько, что и сказать-то стыдно, она сильно подозревала, что он захочет, чтобы она «отработала» ему покоцаный бампер. Но, как оказалось, зря переживала - не было у Богдана нужды склонять женщину к близости подобным грязным образом. Его благородство шло от сытости и благополучия – к его услугам было множество прелестных женщин, готовых «дружить» с ним на совершенно добровольной основе.

 С Полиной он общался легко и непринужденно. Конечно, она пришлась ему по вкусу, но головы он не терял – он вообще был не из тех людей, кто способен расстаться с головой без исключительно веской причины. Эта забавная миленькая девчушка, тихоня и скромница, такой причиной и не была. Почти…

 Полина, по уши влюбленная в Стаса, относилась к этим встречам двояко: с одной стороны, ей было по-настоящему интересно с Богданом, с другой – неудобно перед своим парнем. Тем более что тот, услышав всю историю, ужасно возмутился и даже обиделся за то, что не обратилась к нему, а теперь еще и хочет встретиться с этим «папиком», и предложил, чтобы на встречу вместо нее пошел он.

 Идея эта Полине совсем не понравилась, но и отказываться от встречи она посчитала неправильным – бампер-то она подбила, да еще как, а с нее ни копейки не взяли и слова грубого не сказали! Отказаться – это совсем уж неблагодарность проявить! К тому же, заявила она, ей все-таки не пять лет, и если Богдану взбредет в голову ее обидеть, уж как-нибудь сумеет она поставить его на место!

 Богдан и не думал ее обижать. Он был заботливым, предупредительным - рядом с ним она чувствовала себя маленькой девочкой, но он был как бы «слишком» для нее. Ей все время казалось, что она не дотягивает до его уровня, и в обществе Богдана она часто испытывала очень противоречивые чувства: с одной стороны, он ухаживал и заботился, стремился защитить ее; с другой стороны, она понимала, что его уровню надо как-то соответствовать. А как соответствовать, как это все должно выглядеть – она не знала.

  Со Стасом все было проще и понятнее: ее ровесник, у них были похожие цели в жизни, они примерно с одной точки начинали… Да и чисто внешне Стас нравился Полине больше: он был моложе, спортивнее… хотя Богдановского лоска ему все же не доставало. Однако со  Стасом у них была «химия», пробудить которую в Полине Богдану оказалось не под силу.

 Конечно, про то, что у нее есть жених, Полина заявила сразу и очень конкретно, чтобы с ходу расставить все точки над «I». Богдан информацию к сведению принял, отреагировал очень спокойно - ну есть жених и есть, с кем не бывает… Он вообще был уверен, что для него это – небольшая прихоть и очень скоро его интерес к Полине развеется сам собой.

 Однако все случилось немного по-другому. После того, как Полина со Стасом провели свою первую ночь любви, и его статус автоматически сменился с «ухажер» на «любимый и единственный, с которым я хочу быть», согласно Полининым убеждениям все остальные мужчины должны были освободить территорию.

 Правда, у Полины не хватило духу сказать это в открытую, поэтому свое общение с богатым поклонником она просто потихоньку свернула: то была «занята», то просто не отвечала на звонок…

 И вот это его по-настоящему задело. То, что ему не удалось завоевать ее, обставив более молодого соперника, это еще полбеды: не слишком-то он и старался, если честно – несколько чашек кофе и парочка красивых букетов (некрасивых букетов он вообще никогда никому не дарил) - не Бог весть какие знаки внимания. Конечно, бывают женщины, которые и это способны расценить как предложение руки и сердца, и он с такими сталкивался, но Полина к ним явно не относилась.

 А вот то, что она его динамила, вешала лапшу на уши своими историями про «сегодня куча дел» и «плохо себя чувствую» - вот это было просто-напросто свинство! Непозволительное отношение! В результате Богдан пришел к единственному выводу – да не стоила она того! И спокойно стер ее номер телефона из памяти своего мобильника.

 Полина по их встречам скучала. С Богданом было интересно. Образованный, обросший жизненным опытом, он часто высказывал суждения, которые Полине еще не приходили в голову, а иногда были просто не понятны. Исподволь она многому у него училась, и чувствовала, что для нее это общение – источник новых знаний и других, непривычных взглядов на мир.

 Кроме того, ей, чисто по-женски, было приятно его покровительственное отношение. Полина улыбнулась своим воспоминаниям: однажды Богдан подвозил ее домой - он вышел из машины, протянул ей руку, помогая выбраться, и так, за руку, довел ее до подъезда. Она шла рядом с ним, и чувствовала себя малышкой рядом с кем-то очень большим и сильным. Он сказал ей тогда:

- Мы ведь с тобой друзья, правда? Запомни, если тебе нужна будет помощь, ты всегда можешь обратиться ко мне. 

 Еще тогда Полина подумала, что вряд ли когда-нибудь, даже если будет очень сложно, она решится обратиться к нему за помощью, но само понимание, сама возможность это сделать, словно давали ей какой-то тайный козырь…

 Сегодняшняя неожиданная встреча ее очень обрадовала, а за то, что Богдан не высказал ей ни слова упрека за ее тогдашнее не слишком красивое с ним расставание, Полина преисполнилась к нему искренней благодарностью. Тем не менее, она надеялась, что других встреч не будет, вот только Лесина активная реакция ее беспокоила. Она что же, всерьез решила подобраться к этому Максу? И не придет ли ей, в таком случае, в голову мысль, что это удобно сделать через Полину, используя ее знакомство с Богданом?..

- Кстати, мне же Ларик звонила! – Воскликнула она, надеясь таким образом сменить тему для разговора.

- Серьезно? Зачем? Чего она от тебя нужно? – Лениво поинтересовалась Леся, скорее из вежливости – переключаться с обсуждения таких привлекательных мужчин на какого-то сомнительного Ларика ей совсем не хотелось.

- Ты знаешь, у меня такое впечатление, что она решила, что теперь мы с ней лучшие подружки!

- Забавно…

- Забавней некуда. – Проворчала Полина. – Слушай, она такая болтушка! Часа два болтала, всю свою жизнь рассказала! У меня уже уши в трубочку! Жуть!

- И чего интересного она рассказала?

- А рассказала она, что закрутила роман с директором магазина, в котором работает.

- То есть, она уже не хочет увольняться?

- Нет. Теперь она думает, что он так в нее влюблен, что скоро сделает как минимум заведующей!

- Серьезно? – Вскинула брови Леся. – Такая большая и в сказки верит?

- Да ладно тебе! – Засмеялась Полина. – Вдруг ей действительно повезло?

- Угу, конечно. Таких случаев – один на миллион!

- Так может это тот самый миллионный случай?

- Восхищаюсь твоей наивностью!

- Я не наивная, а романтичная!

- О-о-о! Одно другому не мешает, Полин!

- Ну, по крайней мере, по ее словам этот парень потерял от нее голову, надышаться не может, и все такое… Я лично хочу, чтобы у нее все получилось!

- Ага, еще бы, чтобы она сидела там, а ты по-прежнему платила за комнату, а жила как в квартире!

- Вот-вот! Так что желаю ей всяческого женского счастья, любви, благополучия и так далее по списку!

- Забавная она все-таки! – Засмеялась Леся. – Вроде взрослая, а вроде ведет себя как девчонка-малолетка…

- Ну и что? Кому от этого хуже?

Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное.

 

***

 

 Через несколько дней, прохладным и звонким мартовским вечером Полина после работы встретилась с Виталием Ивановичем – сослуживцем Стаса, который должен был передать ей посылку. Посылкой оказался огромный увесистый пакет.

- Спасибо вам большое! – Поблагодарила его девушка.

- Да, всегда пожалуйста! Мне было нетрудно. – Улыбнулся он, рассматривая ее с вежливым любопытством. Его жена таскалась за ним по всем командировкам, как пришитая, а тут вот – столько доверия…

- Расскажите мне, как там что, как Стас, как работа?..

- Да что рассказывать? Предприятие солидное, работа хорошая… А муж ваш на очень хорошем счету! На очень хорошем! – Выразительно повторил он. – Его хвалят, и начальство очень довольно. Очень рады, что он приехал. Ваш муж – прекрасный специалист, благодаря ему там многие дела пошли…

 Полина слушала его и млела: и от того, что он так не скупясь, густо хвалит Стаса: «Прекрасный молодой человек! Просто прекрасный! Талантливый, ответственный… У него большие перспективы, Полиночка!», и от того, что несколько раз в разговоре Виталий Иванович назвал Стаса «ваш муж». А это значит, что своим коллегам Стас представляет ее как свою жену!

 По дороге домой сердце пело. Она все повторяла себе это: «Ваш муж», «Ваш муж!». Что ж, может быть, в самом деле, зря она расстраивалась из-за этой командировки? Может быть, все это пойдет им на пользу? Осталось лишь немножко подождать, всего каких-то пять месяцев!

 В посылке оказалась рыба: несколько превосходных кусков соленой и копченой красной рыбы, от которых шел такой восхитительный аромат, что Полина не сдержалась, отрезала сразу ломтик и стала есть. Божественно! Просто божественно! Нет, здесь такого не купишь… А если и купишь, то за такие деньги, потратить которые на рыбу, пусть и такую великолепную, она себе просто не могла позволить.

 Еще в посылке был зеленый чай в пачке с иероглифами – в принципе купить такой же можно было бы и здесь, но ей все равно было приятно: разные чаи она любила и порадовалась, что Стас помнит эту ее слабость.

 В довершение всего обнаружился набор из четырех маленьких тюбиков корейских кремов для рук, и синий плюшевый слоник – несуразный и забавный.

 Полина тут же бросилась Стасу звонить, но телефон был недоступен, и она сообразила, что там, в Хабаровске, давно уже ночь. Поэтому она наговорила ему длинное восторженное благодарственное сообщение, после чего набрала Лесю и пригласила ее на дегустацию красной рыбы и зеленого чая.

 

***

 

- М-м-м, какая она вкусная! – Восторгалась Леся два дня спустя, сидя у Полины на кухне, и уплетая угощение. – С нашей не сравнить! Просто небо и земля! Если у них там такая рыба я уже из-за одного этого хочу туда попасть!

 Полина покосилась на белое блюдо, на котором она красиво разложила бутерброды, исчезающие с фантастической скоростью.

- Вообще-то, Стас говорит, что нет. Точнее, рыба там вкусная, но она все равно дорогая. Раньше, говорит, много ее было, а сейчас… Что-то там с закупками намудрили, и получается, что сами дальневосточники сидят без рыбы. Парадокс, правда?

- Вся жизнь – сплошные парадоксы! – Философски ответила Леся, откидываясь на спинку стула и выпячивая сытый животик. – Боже мой, я счастлива! Стас просто молодец, что прислал эту посылку!

- Да. – Обрадовалась Полина. – Он молодец! А еще знаешь, что я выяснила? Оказывается, у себя на работе он называет меня своей женой!!!

- Да ты что?! Надо же, как интересно! Это уже кое-о-чем говорит… - Заметила Леся. – Правда, хотелось бы, чтобы он и в глаза тебя называл своей женой, но я надеюсь, что это не за горами!

- Я тоже на это надеюсь. – Нежно улыбнулась Полина.

- Тебе-то что, вот у меня в жизни один-единственный шанс побыть подружкой невесты, а вы все никак не соберетесь! О, кстати говоря… Точнее не кстати, а просто вспомнила: Максим предлагает нам выбраться куда-нибудь потусить. Как ты на это смотришь?

- Так выбирайтесь, я-то здесь при чем?

- Нет, он предлагает вчетвером, чтобы с тобой и с Богданом…

- Интересно, мы-то вам зачем нужны?

- Да ни зачем, просто он друга бросать не хочет!

- Богдан давно взрослый мальчик, уж как-нибудь переживет, если его драгоценный Макс проведет время не с ним, а с девушкой! И вообще, тебе-то это зачем? Потом придется еще предлоги выдумывать, чтобы остаться с ним вдвоем…

- Знаешь, что? Вот об этом я меньше всего переживать должна! – Фыркнула Леся. – Не хватало мне еще голову ломать, как нам остаться с ним наедине! И вообще, чтобы ты знала, я пока никакого «наедине» с ним не планирую!

- Странно… - Невпопад ответила ей Полина.

- Что странно? – Удивилась та.

- Странно, что у Богдана за все эти годы так никого и не появилось.

- Это кто тебе такое сказал? – Удивилась Леся.

- Как кто? А ты думаешь, у него кто-то есть?

- А-а, нет. Никого у него нет! Но и монахом он тоже не был…

- А ты-то откуда знаешь?

- Догадайся. – Хмыкнула Леся.

- Вам что, поговорить больше не о чем? – Возмутилась Полина. – Перемываете Богдану кости?

- Вам обоим. – Спокойно уточнила та.

- И не стыдно?!

- Не-а. Между прочим, Макс тоже считает, что вы друг другу подходите…

- Леся!

- А что Леся?

- Ничего. Не начинай! Мне только сводничества твоего не хватало! У меня жених есть, забыла?

- Жених… он сам-то об этом знает?

- Скоро узнает! – Категорично пообещала Полина. – Я тебе напоминаю, что он сам меня женой называет!

- Ах, ну да, ну да… Правда, ты об этом знаешь случайно…

- Леся!!!

- Молчу, молчу! – Подруга подняла руки вверх, «сдаваясь», но тут же ввернула: - А что касается Богдана, то Макс говорит, что после развода он вообще к женщинам настороженно относится…

- А он что, был женат?!

- Да, давно еще… Лет пятнадцать назад, если я не ошибаюсь. Или десять… Не помню, можно потом посчитать. Женился еще совсем молодой, на заре туманной юности, и вроде даже по любви, но потом все как-то не задалось. Макс говорит, что он развивался, а жена наоборот – деградировала. Что ее красивая жизнь сгубила, и из милой девушки она превратилась в ленивую стерву. Ну не знаю… Мне кажется, такое вообще-то сразу в человеке чувствуется! Хотя… он же молодой тогда еще был, неопытный… В общем, с тех пор, как он с ней разошелся, у него больше ничего особо серьезного и не было. Макс говорит, женщины вокруг него очень разные бывают, но таких, чтобы ему понравились – немного. Много таких, которым нравится он. Так что ты, Полина, в категории избранных. Макс говорит, что ты могла бы даже стать одной-единственной…

- Что-то твой Макс слишком много говорит! – В сердцах ответила Полина. – Прямо не мужчина, а птица-говорун! Вы чем вообще занимаетесь?

- Я же сказала – перемываем вам кости. – Безмятежно ответила Леся, и с самодовольной улыбкой добавила: - Обычно за ужином. Кстати! Он меня тут в один ресторан возил, там та-а-акое мясо готовят! Вот если бы ты захотела…

- Леся, я тебя сейчас покусаю!

- Это лишнее. – Засмеялась та. – Ладно, это все шуточки. А если серьезно, то ничего в этом такого нет – встретимся, посидим где-нибудь, пообщаемся. Ты же сама понимаешь, если ты не захочешь, ничего тебе твой Богдан не сделает! Так что, ты пойдешь?

- Не знаю… Богдан мне не звонил, никуда не звал…

- Я тебя зову, прямо сейчас! Пойдешь?

- Не знаю. У Стаса спрошу, если он не против, могу сходить…

- Боже! Ну, спроси у Стаса! – Подруга закатила глаза. – Может, ты у него еще в магазин отпрашиваться будешь?

- Лесь, не передергивай! Я просто не хочу, чтобы так получилось, что пока он там пашет на Дальнем Востоке, я здесь по свиданиям бегаю!

- Полин, это не свидание! Это просто… дружеский выход в свет!

- Хорошо, пусть так. Я просто хочу, чтобы он об этом знал! Я честный человек! Что тебе в этом не нравится?

- Ладно-ладно, все мне нравится! Звони уже своему Стасу, честный человек!

 

***

 

 В пятницу у Полины на работе случился неожиданный аврал, и вырваться домой ей удалось до неприличия поздно. Она очень устала, была голодной, и настроения ехать веселиться не было никакого. Самое лучшее веселье для нее сейчас было: налопаться от пуза и залечь в постель с ноутбуком, чтобы спокойно и незаметно уснуть под какой-нибудь незамысловатый кинчик…

 Но собственная усталость показалась ей недостаточной причиной, чтобы «опрокинуть» всю компанию, отменив встречу. Поэтому, горестно повздыхав у холодильника, где ждала своего запекания замаринованная в специях курица, Полина налила себе кружку крепкого и сладкого кофе с молоком и побежала «марафетиться».

 Она решила, что для приличия посидит час-полтора, а потом озвучит какую-нибудь, пусть даже не совсем убедительную, но вескую причину, вроде головной боли, и отправится спокойненько домой.

 Все-таки ситуация ее смущала, даже несмотря на то, что Стас довольно спокойно отпустил ее. Услышав, в какой компании она собирается опять проводить время, он как-то непонятно хмыкнул и протянул: «Смотри только, чтобы этот старпёр руки не распускал! Если будет к тебе лезть – сразу уходи! Переживет твоя Леся, ничего страшного…». Он доверял ей как самому себе, она очень это ценила, и проводить время в обществе других мужчин было для нее как-то дико.

 К тому же Богдан как-то так себя вел, несмотря на внешнее соблюдение всех приличий, она постоянно ощущала его стремление сойтись с ней поближе. И если бы он был какой-нибудь противный, или нахальный, или грубый, одним словом – непривлекательный, она бы так сильно не волновалась. Но он-то был и собой хорош, и воспитан прекрасно, и Полина постоянно ловила себя на совершено недопустимом желании общаться с ним, но не видела в этом ничего хорошего.

 Она уже представляла, как весь вечер будет нервничать из-за магнетизма Богдана, особенно ощутимого, когда он находился рядом, и собственной, излишне активной реакции на этот магнетизм, воюющей со стремлением держать себя в руках и не поддаваться на его обаяние.

 Для встречи Полина выбрала джинсы-скинни и трикотажный свитер «летучая мышь», пастельно-розового цвета, который шел к ее волосам и хорошо освежал уставшее лицо, дополнив образ массивным кулоном из малахита.

 Одеваясь и прихорашиваясь, Полина напомнила себе, что делает это не для Богдана, а просто потому, что не хочет в приличном месте выглядеть лахудрой.

 Богдан ее старания оценил: пробежавшись по фигуре одобрительным взглядом, он довольно улыбнулся и заверил, что она замечательно выглядит, подкрепив свои слова очень красивым сложным букетом из множества цветов от малинового до нежно-розового. Как знал.

 Получить от него цветы было приятно, а сопровождавший их невинный поцелуй в щеку вогнал ее в краску, особенно после того, как Богдан, мягко прикоснувшись губами к ее щеке, подставил в ответ свою. Полина неловко ткнулась в нее не столько губами, сколько носом, смутилась еще сильнее и подумала, что не готова к такому тесному контакту. Да, похоже, весь вечер ей придется держать ухо востро…

 Однако, коктейль на пустой желудок сделал свое дело: она расслабилась, обмякла, чувствуя, как растворяется все напряжение сегодняшнего дня, даже голод на время отступил. Полина разнеженно откинулась в кресле и с ленцой размышляла, насколько опасно ей общаться с Богданом.

 Внешне он вел себя безукоризненно, всем своим видом давая понять, что все понял и принял этот статус: «друг».

 Друг… Богдан-друг – это было так соблазнительно! Ведь мужчина-друг – это так спокойно, так безопасно! Безопаснее только друг-гей. Это же ведь круто, когда у тебя есть такой друг: сильный, умный, уверенный. У него хорошее воспитание, и такое же хорошее чувство юмора, с ним есть о чем поговорить … С другом ведь можно общаться, никого не предавая?

Хотя, в отношении к ней Богдана что-то неуловимо изменилось. Раньше разговоры о том, что она несвободна, его притормаживали, а сейчас он как будто перестал обращать на них внимание…

 Интересно, почему у него никого нет? Полина была не настолько наивна, чтобы верить в то, что все эти годы он не мог ее забыть – все-таки не настолько сильно он был влюблен… Тогда почему же? Противник отношений? Не дозрел до брака?

- Ты сегодня слишком серьезна! – Сообщил Богдан, ставя перед ней очередной полюбившийся ей Апероль. – У тебя ничего не случилось?

- Нет, у меня все в порядке. – Улыбнулась она. – Просто я… поесть не успела.

- Так ты голодная? Что же ты молчишь?!

 Он дождался, пока Олеся с Максом вернулись с танцпола и заявил:

- Так, народ! Едем есть!

 «Народ» не возражал, и уже через десять минут они садились в такси: Макс впереди, Полина с Богданом и Олесей – сзади. Они с Максом принялись рассказывать какую-то забавную историю, а Полина ехала и думала: как это приятно, когда твое состояние замечают, а твое желание тут же выполняют!

 Они приехали в какой-то мясной гастро-бар, где мужчины заказали стейки, и Полина смутилась, увидев размер этих кусков, однако, мясо было настолько вкусным, что она быстро поняла: лопнет, но доест! Хотя на стейки набросились все, все же Полина, ненадолго оставшись с подругой наедине, шепнула ей:

- Мне прямо как-то неловко! Это ж надо было столько съесть!

 Та в ответ протянула:

- Ну не знаю… Насколько я успела заметить, умные мужики любят женщин, с которыми можно хорошо пожрать и поржать…

 Полина подумала и пришла к выводу, что в таком случае этим вечером они с подругой просто неотразимы!

 После ужина вся компания переместилась в кальнянную, где было так приятно прилечь и покайфовать на усыпанных разноцветными подушками тахтах, проводя время спокойно и расслабленно. Так они досидели почти до четырех часов утра, пока Полина не почувствовала, что начинает просто отключаться. Она посмотрела на подругу: та ворковала с Максом столь самозабвенно, что стало ясно: сейчас увести ее не получится. Поэтому она посмотрела на Богдана и просто сказала:

- Я хочу домой.

- Хорошо. – Он тут же поднялся. – Я тебя отвезу!

 Полина обнялась с Лесей, та ей хитро и многозначительно подмигнула, поймав в ответ строгий и даже обиженный взгляд. Полина прекрасно понимала, о чем мечтает ее подруга – вот сейчас она начнет встречаться с Богданом, пошлет Стаса, и у них сложится чудная компания из двух сладких парочек…

 Но жертвовать отношениями ради того, чтобы сделать подругу счастливой, Полина, конечно, не собиралась, а ситуация ее немножко раздражала: зачем же так рьяно и неприкрыто толкать ее в объятия к Богдану? Тем более что сам он, между прочим, все прекрасно понимает и не делает лишних телодвижений, за что Полина прониклась к нему еще большим уважением.

 Богдан, по своему обыкновению, за руку довел ее до двери в подъезд, неизменно даря ощущение, что она – маленькая девочка, рядом с которой кто-то большой и сильный. На прощание он целомудренно чмокнул ее в щеку и пожелал спокойной ночи. Полина мягко улыбнулась и ответила:

- И тебе спокойной ночи! – Впервые за все время, позволив себе назвать его на «ты».

 

3.

 

 Леся в отношениях с Максом цвела и благоухала. Она никогда не скрывала, что хочет для себя солидного мужчину при деньгах, и когда судьба послала ей такого – была очень счастлива. Она вела себя тонко и расчетливо, вилась вокруг него лисой, стреляла глазками, заигрывала, принимала его подарки с восторгом, а ухаживания – с благосклонной благодарностью.

 Но при этом не заискивала и не стелилась, была царицей – ласковой и кокетливой с ним, и ослепительной и недоступной со всеми остальными. Макс от этого млел, позволяя ей, что называется, кормить себя с руки. Леся же, несмотря на всю ее внешнюю покладистость, держала его на расстоянии – дальше поцелуев дело у них так и не зашло.

- Все самое сладенькое только после свадьбы! – Усмехалась она, сидя у Полины на кухне и потягивая чай с имбирем и корицей. На улице, даром, что конец марта, мело так, что город просто встал в считанные часы, и покрылся пробками, красиво сияющими фарами и габаритными огнями. За припотевшим окном, чуть в стороне от парка, словно раскинулись параллельно два ожерелья: ослепительное и сияющее бриллиантовое, и благородно мерцающее рубиновое. Только долго любоваться этой красотой не получалось, ветер свирепствовал и на балконе было холодно даже при закрытых окнах. И хотелось чего-то вот такого: горячего, сладкого и коричного.

- А он тебе уже предложил?

- Нет, но скоро предложит!

- Лесь, а ты сама-то что к нему испытываешь?

- Честно? – Прищурилась подруга.

- Конечно.

- Я его обожаю! – Леся откинулась на спинку и расхохоталась от счастья, и того потрясающего внутреннего восторга, который совершенно невозможно держать в себе. Полина посмотрела на нее и тоже заулыбалась

- А так по тебе и не скажешь! При нем ты всегда такая сдержанная, спокойная…

- Полин, ты пойми, я этого мужика всю жизнь ждала! Я хочу выйти за него замуж! Я хочу быть с ним, понимаешь? И я не хочу все испортить! Такому, как он, любую бабу заполучить – только пальцами щелкнуть! Его и подогревает то, что я другая, понимаешь? На шею не вешаюсь, хвостиком не бегаю. Купить меня нельзя, а он, поверь, уже пытался… И он понимает, что единственный вариант получить меня – это надеть мне кольцо на палец! И я, Полин, сейчас не про постель говорю.

- А про что же тогда?

- А про то, что (и это он тоже понимает хорошо), если мы будем вместе, то я буду с ним по-настоящему, до конца, в любой ситуации! Понимаешь, и в болезни, и в здравии - все как в клятве! Даже если с ним случится беда, даже если он разорится или заболеет, даже если все будут против него – я уже не отступлюсь! Я верю в него, понимаешь, верю! Он реально… Он просто фантастический! И я хочу давать ему эту веру, давать ему свою любовь, поддерживать, когда плохо, превозносить – когда все хорошо. Понимаешь меня?

 Полина подумала, что это один из тех редчайших моментов, когда ее подруга позволяет себе признать, что она в принципе способна испытывать к мужчине что-то, что очень напоминает любовь…

 И еще ей пришло в голову, что если бы Макс видел Лесю в этот момент, и слышал бы все, что она говорит, он не то, чтобы побежал - помчался бы в ювелирный магазин за кольцом!

- Это все прекрасно, конечно. – Заметила она, набрасывая на плечи серую вязаную кофту. – Но вот что, если он вдруг обанкротится? Не дай Бог, конечно, но ведь всякое бывает… И что, ты все равно с ним будешь?

- Да! Конечно!

- А я думала, что деньги для тебя имеют большое значение…

- Имеют. – Не стала спорить подруга. – Но ты пойми, Полин, бизнесмены бывшими не бывают! Даже если он потеряет все, даже если он упадет ниже плинтуса, это такой человек - он всегда будет подниматься! И если ему все это суждено, значит и мне суждено тоже… А постель – это всего лишь символ. - Добавила Леся. – Символ того, что я буду принадлежать ему и телом и душой. Вот так!

 Она сама смутилась своего пылкого откровения и уткнулась носом в чашку с чаем.

- Слушай, Лесь. – Полина решила задать давно интересовавший ее вопрос. – А что бы ты делала, если бы он тогда отреагировал по-другому?

- Когда тогда? – Удивилась подруга.

- Ну, в ту нашу самую первую встречу. Ты тогда нахально заявила, что ты самолюбивая эгоистка, а его это зацепило…

- Да, его это зацепило. – Подтвердила Леся, улыбаясь.

- Вот. А если бы не зацепило?

- Тогда я допила бы свое шампанское и поехала бы домой.

- И что? Не стала бы с ним ничего пытаться?

- А зачем? Зачем мне что-то пытаться с человеком, который изначально меня не воспринимает?

- Как зачем? Ты же искала богатого…

- Искала. – Подтвердила подруга. – Но, Полин, давай откровенно, если бы меня интересовали только деньги, я бы давно уже могла бы себя выгодно продать. Любителей молодого нежного тела всегда хватает. Я бы к тому моменту успела бы уже выйти замуж и развестись, получив в качестве отступного квартиру, машину и счет в банке… Но зачем мне такой похотливый идиот? Я хотела человека с набором качеств, и я его получила. Видишь, вселенная всегда нам дает то, о чем мы просим!

- Вот прямо с полным набором? – Иронично приподняла бровь Полина.

- Почти… Кое-чего не хватает, но не критично.

- Что ж, я за тебя очень рада! – Искренне сказала Полина.

- Ага, я и сама за себя рада! – Леся хитро на нее посмотрела. – Правда, мне хотелось бы еще и за тебя порадоваться… Ты бы к Богдану присмотрелась все-таки…

- Леся! – Предупреждающе воскликнула Полина. – Не начинай! Во-первых, у меня есть Стас! А во-вторых… Ты только не обижайся, пожалуйста, но я не настолько меркантильная, чтобы начать строить отношения с мужчиной из-за того, что у него много денег.

- Полин, да откуда у тебя в голове эта чушь про меркантильность?! – Миролюбиво покачала головой подруга. - Ты пойми, если мужчина умеет зарабатывать – это нормально! А ненормально – когда не умеет или не хочет! А у тебя дичь какая-то получается: если мужик изначально при деньгах – все, на него даже смотреть нельзя! А вдруг ты жадная? А вдруг ты с ним ради денег? Да блин, это же нормально! Ты с ним, в том числе и ради денег. А ради чего еще? А у тебя в голове сидит, что ты обязана пахать с ним наравне, обязана тоже зарабатывать бабло, помогать ему, как будто он сам с этим не справится!

 Тут Леся попала в точку. Родители Полины с детства говорили ей, что это важно, чтобы женщина поддерживала мужчину во всех его начинаниях. В их семье именно мама была генератором идей, вдохновителем и двигателем. Папа часто, и с большой благодарностью, говорил, что без своей Марьюшки ничего бы в жизни не добился. И Полина точно так же была готова стать опорой и поддержкой для своего мужчины, но получалось как-то странно: Стас, как оказалось, превосходно справлялся и сам. Причем так хорошо, что даже забыл ее предупредить заранее про командировку, а потом только поставил перед фактом! Про Богдана вообще… Сложно даже представить, как она могла бы ему помогать, о чем тут говорить?

- И что, получается, что моя поддержка никому не нужна?

- Да почему не нужна-то? – Возмутилась Олеся. – Просто ты не путай поддержку и попытки взять на себя ответственность! Позволь своему мужчине самому решать, как и что ему делать. Тратить его деньги, между прочим, это тоже поддержка! Ты зря смеешься! Прошвырнуться по магазинам, а потом сказать: «Дорогой, посмотри какое красиво платье! Я так рада, что ты мне его купил! Спасибо тебе большое! Так круто, что ты все это можешь!». Да-да, милая моя, это так и работает! И меркантильностью это будет только в том случае, если ты человеку продаешь себя за шмотки! А когда ты им искренне восхищаешься, это, моя дорогая, любовь. Нормальная любовь! Женщина должна поощрять мужчину на подвиги, а не совершать эти подвиги вместе с ним! И уж точно не вместо него!

 Леся перевела дух и продолжила:

- У Стаса у твоего, между прочим, очень хорошие задатки, чтобы добиться успеха! Только…

- Что «только»? Давай-давай, начала – договаривай!

- Понимаешь… для него реально на первом месте работа. Настолько на первом, что у тебя вряд ли получиться построить с ним отношения… Даже если ты будешь терпеть и хавать все, он будет считать, что так и надо, что это нормально. А тебе самой-то это надо? Ты с ним уже не счастлива…Ты пойми, у него в голове так приоритеты расставлены: работа – девяносто процентов, все остальное вместе взятое – десять процентов.

 Полина лишь покачала головой. Конечно, кое в чем Олеся была права, но все-таки она не до конца понимала, что Стас за человек. И вовсе не десять процентов!

 

***

 

- Как там твой Ларик поживает? – Поинтересовалась Олеся спустя неделю, устраиваясь в кресле у окна.

 Полина расположилась на собранном, по случаю прихода подруги, диване. Потом подумала, встала и задернула на окне плотную штору. Комната погрузилась в полумрак, но так было лучше. От выпавшего несколько дней назад снега, спровоцировавшего в городе транспортный коллапс, не осталось и следа, даже асфальт просох. На каждом клочке земли пробивалась молодая травка, а воздух пах солнцем, которое вовсю сияло, одаривая по-весеннему мягким и почти осязаемым теплом.

- Чудит. – Усмехнулась Полина. – Выяснилось, что мужчина всей ее жизни, помнишь, я тебе рассказывала, который директор магазина? Так вот, оказалось, что он женат!

- Какая неожиданность! – Ехидно прокомментировала Леся, по-детски наматывая на палец прядь своих струящихся каштановых волос.

- Ну, для нее было неожиданностью… Поэтому из «одного о-о-очень крутого парня» он превратился в козла. Или еще похуже… его жена прибежала разборки устраивать, они закатили скандал на весь магазин! Он супруге своей на глазах у Ларика клялся и божился, что ничего между ним и кассиршей нет, подмигивал ей, чтобы подыграла, но какое там – Лариса ему встречную истерику закатила! В общем, мужика расплющило, а она, мало того, что «спалила» его при жене по самое не балуйся, так еще и требовала, чтобы он в качестве компенсации обещанное повышение ей срочно сделал. Мужик послал ее на один всем известный орган, схватил жену в охапку, повез успокаивать… Уж не знаю, чем у них там все закончилось. Так Ларик психанула, что он выбрал не ее, а какую-то тухлую жену, и позвонила хозяевам магазина!

- Ты серьезно?! – Воскликнула Леся. -   Охренеть! И что она им сказала?

 Полина не сдержалась и захихикала:

- Сказала, что он склонил ее к близости обманным путем, обещая повышение, но слова своего не сдержал, и теперь она требует повышение у них. Ведь это они его, такого-сякого-нехорошего, на работу приняли, значит, они за него и отвечают!

- Огонь! – Заценила Олеся. – Просто шикарно! И что теперь?

- Теперь она ищет другую работу.

 Леся расхохоталась в голос.

- Это еще не все! Соседи по коммуналке, где она комнату снимала, ее не устраивали: все какие-то придурки. Поэтому она сняла двухкомнатную квартиру…

- Что сделала?!

- Подожди-подожди! Сняла двухкомнатную квартиру, и сдает одну комнату в субаренду, нашла себе компаньонку. Вроде как и сама себе хозяйка, а вроде как часть денег возвращает.

- А, ну это может еще и нормальная схема. И чего?

- А ничего, жалуется. Говорит, девчонка ленивая и много ест.

- Ест много?

- Да. Они договорились о совместной готовке.

- Зачем?

- А она думала, так будет удобнее, день одна готовит, день – другая. А девчонка оказалась с хорошим аппетитом, и Ларик теперь жалеет. И убирать она, типа, тоже не хочет, молодая, ленивая, учится в универе, но часто пропускает, спит до обеда, по вечерам где-то пропадает… В-общем, Ларик ее осуждает.

- Ей-то какое дело? – Удивилась Леся. – Она же компаньонку себе взяла, а не дочку.

- Ну, она считает себя старше и опытнее, поэтому может раздавать советы и осуждать кто как живет. Ты бы слышала, каким голосом она мне все это рассказывает! Дескать, смотри и учись, Полина, вот так правильно, а вот так неправильно, кто кроме меня тебе правду жизни откроет?

- Фу! Как ты это терпишь? Я бы давно уже ее послала!

- Да что ее посылать? На дураков не обижаются. А я как пингвин с Мадагаскара – улыбаюсь и машу… А вообще, она мне уже не так нравится, как в начале.

- Да? А почему?

- Не люблю глупых людей. – Честно ответила Полина.

- Ух как, жестко ты!

- Уж как есть.

- Ну, ты-то тоже не Эйнштейн. – Решила подшутить Олеся.

- Нет, не Эйнштейн. Может я, конечно, и высокомерная, но она дурочка по жизни. Я ее не осуждаю, просто мне тяжело с ней общаться. Тяжело постоянно слышать вот эти вот «умные» рассуждения. Она считает, что может меня учить и даже воспитывать, а я вижу, что у нее мозг давно паутиной покрылся!

- Тогда я тем более не понимаю, зачем ты с ней общаешься?

- Да потому, что я не хочу, чтобы она вернулась! Или хотя бы хочу быть к этому готова. Она же чуть что сразу начинает говорить, что может взять и приехать, благо, квартира есть. Понимаешь, не хочу однажды проснуться от скрежета ключа в замке! Она, с ее характером, может запросто это устроить – легко отсюда сорвалась, легко и сюда вернется!

- Да, ты правда, тут лучше держать руку на пульсе… А если она тебе заявит, что вот завтра прилетает, что ты делать будешь?

- Что-что… Морально готовиться, что я могу еще сделать?

 

***

 

 Из их четверки получилась довольно интересная группа: явная пара – Макс и Олеся, у которых в отношениях присутствовал стойкий прогресс, и немного непонятные друзья – Богдан и Полина.

 Полина постоянно дергалась из-за возникшей ситуации. С одной стороны, Богдан никогда ни полусловом  не давал ей понять, что рассчитывает на что-то большее, чем дружба, всегда был тактичным и корректным. С другой стороны, с Богданом ей было по-настоящему интересно общаться, и Полине очень нравилось это чувство защищенности, которое она испытывала рядом с ним.

 Однажды ей довелось услышать, как он по телефону разговаривает с кем-то из своих подчиненных. Она сидела и думала: «Как они его не боятся? Как вообще можно с ним работать? Как они вообще смеют ему возражать? Наверное, если бы он со мной так разговаривал, я могла бы только молчать в тряпочку, кивать и со всем соглашаться!».

 Нет, он не орал, не матерился, выражал свои мысли всегда очень вежливо и спокойно, но в голосе у него была такая власть, такая воля, переступить через которую казалось ей немыслимым.

 Тогда она впервые очень четко осознала, что все эти танцы на бархатных лапках, которые он устраивал вокруг нее, лишь одна сторона его натуры – та, которую он хочет ей демонстрировать. А есть еще и другая: холодный, волевой и решительный человек, строгий и требовательный, при необходимости умеющий быть безжалостным! Он привык принимать решения и требовать их исполнения.

 Стасу она обязательно докладывала обо всех их встречах: «Мы идем в клуб», «В боулинг», «Едем за город» - он все принимал к сведению и никогда не возражал. Полина терялась в догадках: то ли он настолько уверен в себе, то ли в том, что она никуда не денется, то ли ему до такой степени все равно?..

 Подруге Полина об этом не говорила, ей и так хватало того, что та начинала нахваливать Богдана при каждом удобном случае, и так же при первой же возможности «незаметно» критиковать Стаса.

- Да, сейчас он, конечно, не может уделять тебе много внимания. – Как бы случайно вздыхала она. – Но что ж тут поделаешь? С этим можно только смириться…

 Полина закатывала глаза, пожимала плечами и отмалчивалась, чтобы не давать возможности подискутировать на эту тему.

- Богдан такой заботливый! – Заходила Леся с другой стороны. – Согласись, это же так приятно, когда кто-то замечает твои желания и выполняет их!

- А я разве с этим когда-нибудь спорила? – Пожимала плечами Полина. – Богдан – очень хороший человек. Да, ты права, он внимательный и заботливый, он так воспитан…

- Ага, ну да, воспитан! Ты что же, серьезно думаешь, что он ко всем так относится?

- Лесь, он абсолютно спокойно ко мне относится! Он ведет себя спокойно, ничего лишнего не позволяет в мою сторону…

- А это потому, что, ты сама говоришь, он так воспитан! Полин, ты глаза-то открой! Ему дамочки с радостью дают понять, что хотели бы встретиться в неформальной обстановке, особо талантливые иногда даже сами встречи подстраивают… Я уже не говорю, что половина баб из его офиса спят и видят в сказочных снах, как однажды их босс заметит, влюбится, предложит руку и сердце, и красиво уведет в закат прямо из-за офисного стола! А он вместо этого везет тебя на ужин. Он хоть раз без цветов на встречу пришел? Полина хочет кушать? Едем кушать! Полина хочет танцевать? Едем танцевать!

- Так этого все хотят, не только я! – Отбивалась Полина. – А Богдан, повторяю тебе, ведет себя по отношению ко мне очень спокойно…

- И поэтому ты думаешь, что он к тебе равнодушен? Раз не виляет хвостиком при встрече, как щенок, значит, и нет ничего? Поль, это мальчики молодые так себя ведут: суетятся, что-то строят из себя. А Богдан – взрослый умный мужчина. И если он хочет показать женщине, что он ей нравится, он это делает через поступки. Через свое к ней отношение! А ты в упор этого не видишь!.. Его останавливает только твое «нет», и если бы ты дала ему шанс, он бы им на сто процентов воспользовался!

 Полине после этого разговора стало совсем грустно. Раньше ей удавалось убедить себя, что у них с Богданом прекрасные дружеские отношения. Только дружеские.

 Олеся все разложила по полочкам, и стало ясно, что как бы все-таки не о дружбе речь, а значит, пора эти встречи сворачивать. Это нечестно ни по отношению к Стасу, ни по отношению к самому Богдану!

 Вот в следующий раз, когда Леся примется ее куда-то зазывать опять провести время всем вчетвером, она ей прямо так и скажет!

 И самой спокойнее станет, не будет больше терзать мысль, что она Стаса обманывает. Может быть, сейчас у них не самый лучший период в отношениях, но Полина всей душой верила, что все изменится, когда он вернется.

 Впрочем, он теперь чаще говорил, что любит и скучает, а на день рождения через курьера прислал ей шикарный букет цветов.

 

***

 

 Этот день рождения стал одним из самых запоминающихся в Полиной жизни.

 Вообще-то, она ничего не планировала. Стас был далеко, с момента его отъезда прошло уже почти два месяца, но впереди их было еще четыре. Полина решила, что все отметит, когда он вернется: они вместе сходят куда-нибудь в красивое место, проведут романтичный вечер, наполненный любовью…

 За эти недели на расстоянии во много тысяч километров, их отношения немного потеплели. Стас стал чаще звонить, присылать милые или забавные сообщения, интересоваться как у нее дела.

 Он много рассказывал про свою работу. Работу, из-за которой ему так редко удавалось с ней связаться так, чтобы не на пять минут, а поговорить спокойно, без оглядки на часы, и мыслей, что ему давно пора спать, ведь завтра снова подъем ни свет ни заря. Работу, из-за которой он уставал, иногда так сильно, что буквально отключался на полуслове. Работу, без которой он просто жить не мог…

 Стас был на хорошем счету – уже не один раз он намекал, что вполне возможно он вот-вот сможет сообщить ей какую-то приятную новость, и Полина подозревала, что из-за горизонта наконец-то показалось долгожданное повышение, которого он так долго не мог добиться.

 Сейчас он явно был воодушевлен и настроен на лучшее. Город он видел мало из-за того, что много работал, но говорил, что в Хабаровске много солнца и ей бы это понравилось. Полина очень хотела устроить подарок себе и сюрприз ему, и рвануть к нему на выходные, но ее финансовые возможности в этом вопросе правильнее было бы назвать финансовыми невозможностями – такую поездку она себе позволить просто не могла.

 А раз не получается сделать так, как хочется – то зачем вообще заморачиваться? Она пригласила Лесю, достала из морозилки заботливо упакованный пласт крупной и яркой красной икры из очередной посылки от Стаса, и сунула в холодильник пару бутылок шампанского. День Рождения в компании лучшей подруги – это ведь тоже здорово!

 В три часа раздался звонок в домофон.

- Кто там?

- Курьер.

 Полина удивилась, но дверь открыла. Курьер передал ей красивый букет, и почти сразу запиликал телефон:

- Здравствуй, любимая, с праздником тебя!

 Полина растаяла от нежности, звучавшей в его голосе. Она зарылась лицом в цветы, млея от счастья и восторга.

- Ста-ас! Как это здорово! Спасибо тебе!

- Тебе понравилось? – Было слышно, как он улыбался ей через всю страну.

- Они шикарные! Мне так приятно, любимый, спасибо тебе!

 Разговор со Стасом занял почти сорок минут, после которых настроение у Полины существенно повысилось. Она даже сделала себе легкий макияж, хотя изначально планировала провести этот день в пижамке и с пучком на голове.

 Леся позвонила в домофон ровно в пять, как условились, но вместо того, чтобы пройти в подъезд, она сказала:

- Полька, спустись-ка на минуточку, тут кое-кто хочет тебя поздравить, но стесняется зайти!

Сердце екнуло – сто процентов это Богдан, кто же еще? Леся, зараза, зачем она ему разболтала? Вот поговорит она с этой поганкой!

 Полина давно уже давала себе слово как-нибудь приструнить Лесю потому, что в своем желании свести Полину и Богдана, в этом сводничестве она часто переступала границы. Даже Богдан вел себя намного более корректно, а Полине и так было перед ним ужасно неудобно: видела как он к ней относится, и все равно продолжала общаться! Давно уже пора поставить в этом точку, тем более что у Леси с Максом все уже срослось, сложилось, им больше не нужны ни Полина, ни Богдан для компании!

 Ладно, что ж теперь…

 Полина вздохнула и пошла из дома, дав себе зарок позже отчихвостить Лесю.

 Вопреки ожиданиям, Богдана за дверью не оказалось. Зато там, в веселых лучах апрельского солнышка, стояло такси, в салоне которого сидела подруга:

- Прыгай сюда! – В руках она держала два бокала с шампанским.

- Это еще что такое?

- Прыгай сюда! Скорее! Мы торопимся! – Воскликнула Олеся, и Полина, прежде чем поняла, что делает, уже оказалась на сиденье.

- Держи! – Олеся протянула ей шампанское. – С днем Рождения тебя, дорогая!

 Машина плавно тронулась, они звякнули бокалами, пригубили.

- Куда мы едем?

- Сюрприз! Сама все увидишь!

- Нет, ты мне скажи куда. Я же… - Полина показала руками на себя: домашние джинсы, простенькая кофточка…

- А, ничего, я об этом подумала! – Отмахнулась Олеся и бросила подруге на колени пакет. В пакете лежало одно из любимых Лесиных платьев, которое Полина иногда тоже одевала. Если честно, она даже считала, что ей оно идет больше, чем Лесе, но никогда не говорила этого вслух.

 Рядом, в коробке, лежали туфли. Симпатичные, Полина знала, что Леся не очень любит их носить, так как они ей великоваты. Соответственно, Полине они как раз.

- А это от меня подарочек. – Еще один пакетик, маленький, бумажный, темно-синий с серебристыми вкраплениями, опустился Полине в руки.

- О-о-о! – Восхитилась та, вытянув из него коробочку.

- Тебе понравится! – Заверила ее Леся. – Самый лучший запах, который я могу на тебе представить!

 В ароматах подруга разбиралась прекрасно, да и Полина убедилась, что тонкое благоухание туалетной воды кажется ей восхитительным. Не удержавшись, она немного брызнула на одно запястье, и растерла вторым.

- Шикарно! – Заявила она. С кожей аромат слился очень гармонично, словно став продолжением ее естественного запаха. – Леська, спасибо!

 Подруги еще раз обнялись и «обмыли» подарок шампанским.

- Вот переоденешься, надушишься, и будешь у нас сегодня королевой бала!

- Ты предлагаешь мне переодеваться прямо сейчас? Здесь? – Испугалась Полина.

- Зачем прямо сейчас? Доедем, и на месте переоденешься.

- На каком месте? Куда мы едем?

- Ты все увидишь, дорогая, ты все увидишь!

 Леся сияла, от души наслаждаясь ей же устроенным сюрпризом. Полина потихоньку заразилась от нее этим воодушевлением. Что ни говори, а на фоне скромных домашних посиделок такое приключение явно выигрывало!

 Ехали долго – они почти успели допить бутылку шампанского, в голове приятно шумело, и было очень весело. Наконец, уже в пригороде они зарулили в какой-то ресторанно-гостиничный комплекс. От стоянки вели две вымощенные белой плиткой дорожки, соответственно, к гостинице, и к ресторану. Здания между собой соединялись широкой крытой галереей.

 Олеся уверенно прошла вперед, кивнула администратору на входе и с милой улыбкой сообщила:

- Мы сейчас на минуточку кое-куда заглянем, и придем.

- Так, это еще что такое? – Поинтересовалась Полина.

- Это сюрприз! – Самодовольно сообщила Леся. – Давай-давай, пошли!

 В дамской комнате она, не давая подруге опомниться, потребовала:

- Переодевайся скорее!

 Полина послушно принялась переоблачаться, чувствуя себя Золушкой, которую незапланированно сдернули на бал, оторвав от мытья закопченного котла.

 Они вошли в небольшой, подсвеченный розовым, зал, и тут же со всех сторон раздалось:

- Сюрпри-и-из!!!

 Народу было не сказать, чтобы много, человек, может, пятнадцать знакомых и друзей, с которыми Полина часто общалась, она была рада видеть их. Обведя взглядом ряд веселых лиц, она натолкнулась на Богдана, стоявшего чуть в стороне. Все сразу встало на свои места: так вот, кто платит за все это удовольствие!

 Леська, паршивка! Так нельзя, это нечестно!

 Полина встретилась с подругой глазами, но та сделала невинное лицо и подмигнула.

 Полину обнимали, поздравляли, целовали – задать Лесе трепку прямо сейчас у нее не было ни малейшей возможности. Когда очередь дошла до Богдана, он деликатно обнял ее, поцеловал в щеку и вручил букет темных, почти черных роз.

- Твоих рук дело? – Поинтересовалась Полина, рассматривая зал.

- Какая тебе разница? Не бери в голову, наслаждайся жизнью.

- Значит, твоих…

- Полин, я тебя прошу! Это мое решение, ты мне ничего не должна. Просто наслаждайся этим праздником. Я сам так хочу! - Твердо ответил Богдан, не сводя с нее потемневших глаз. Полина волновалась, смущалась, была в этот момент очень хороша, а ему давно уже осточертела эта необходимость соблюдать дистанцию!

- Тебе Леся сказала про день рождения? – Поинтересовалась она.

- Конечно, кто же еще? – Засмеялся он. – Она так хотела сделать тебе сюрприз, чтобы у тебя был настоящий праздник!

 «Праздник она мне хотела устроить! Ну-ну…» - возмущенно подумала Полина. – «Погоди, Лесечка, у нас с тобой будет о-очень серьезный разговор!!!».

- Мне просто хотелось тебя порадовать. – Снова улыбнулся Богдан, легонько приобнимая ее за плечи. Полина уже в который раз удивилась, какие же у него горячие ладони. – Я же понимаю, что никакого подарка ты от меня не приняла бы… А так, по-моему неплохо получилось.

- Богдан! Получилось просто супер! Это вообще волшебно! Я не ожидала, спасибо тебе большое! – Она потянулась и поцеловала его в щеку.

 Полина умела быть благодарной. Тем более что Богдан не виноват в том, что стал жертвой Леськиных манипуляций!

- Полин, что-то не так? – Он мгновенно уловил ее настроение, несмотря на то, что она улыбалась во все тридцать два.

- Что ты! Тебе показалось, все просто замечательно!

- Поль, я взрослый дядя. – Сказал он строго. – Мне-то врать не надо! Давай, говори как есть.

- Понимаешь, все это не очень-то честно! – Вздохнула она. – У меня есть жених, я его люблю, понимаю, что никогда не смогу с тобой быть… А ты все это делаешь для меня! Мне неловко и неудобно, я чувствую себя обязанной! Это нехорошо и не честно по отношению к тебе!

- Полин, давай ты не будешь за меня решать, что мне хорошо, а что нет. – Сказал он мягко, но требовательно. – Я, повторяю, взрослый дядя, отлично понимаю, что к чему, не вчера на свет родился. Не надо меня жалеть, пожалуйста! Ты мне с самого начала дала понять, что несвободна, я это принял. К тебе вопросов нет, слышишь? Давай, расслабься, веселись!

- Да, ты прав, а я веду себя как неблагодарная сволочь! – Смутилась она. – Ты столько сделал, это так здорово! Спасибо тебе большое еще раз!

 Улыбаясь, Полина снова наградила его поцелуем, но на душе у нее было пасмурно - это была их последняя встреча.

- Вот и умничка! – Одобрил он и ласково сжал ее плечо, но на сердце у него было неспокойно – он догадывался, о чем она думает.

 Она заметила, как Богдан пристально наблюдает за воркующей парочкой – Лесей и Максом, и поинтересовалась:

- Тебе не нравится Леся?

- Мне не нравится, как перед ней растекся Макс. – Сухо ответил он. – С Лесей твоей все понятно – маленькая зубастенькая достача! Ему, может, такая и нужна, чтобы периодически морщила его – он тогда себя бодрее чувствует! Макс не любит слишком покладистых девиц.

- Тогда что тебе не нравится? – Удивилась Полина.

- То, что на ее чаше весов слишком много гирек. – Сообщил он. – Баланс нарушается. Когда один партнеров слишком активно перетягивает одеяло на себя – второй начинает мерзнуть…

 Богдан говорил о Лесе и ее ухажере, но Полине вдруг показалось, что слова эти на самом деле сказаны для нее. Слово-то подобрал какое правильное – мерзнуть! Слишком мало тепла дает ей Стас последнее время, слишком мало…

 Поймав себя на этих мыслях, Полина поразилась – откуда?! Все же совсем наоборот! Да он сейчас заботится о ней даже больше, чем когда они спали в одной постели! И поздравил он ее прекрасно, и женой своей называет… Какая-то мимолетная глупость, отголоски прошлых переживаний – решила она.

 Полина изо всех сил старалась выбросить грустные мысли из головы, и это у нее почти получалось до тех пор, пока она не смотрела на Лесю. На подругу она злилась просто ужас как!

 Этому способствовало и то, что Богдан в этот раз был что-то слишком активным: постоянно о чем-то с ней заговаривал, предлагал выпить, звал потанцевать… Он постоянно касался ее, вскользь, как бы невзначай – то приобнимет, то за локоток пожмет, то прядь за ушко заправит… У Полины было ощущение, что у них как будто свидание, а все остальные здесь присутствуют постольку поскольку, для красоты и статистики.

 Богдан, обычно очень сдержанный в плане алкоголя, в этот раз позволял себе больше, возможно, поэтому он становился все более открытым, веселым и… требовательным.

 Полину это и пугало и будоражило: слишком хорошо сейчас в нем чувствовалась сила, его воля, которую она могла бы приручить. А соблазн был велик… Стас, легкомысленно укативший на край земли, был далеко, а Богдан – такой привлекательный и волнующий – вот он, рядом, только руку протяни, только взглядом помани…

 В целом Полина держалась неплохо, умудряясь не позволять ему лишнего, но при этом не обижать отказом. На душе у нее было тяжело, Богдан ей очень нравился, и ранить его не хотелось совершенно, а придется…
 Все это вместе взятое порождало в ней активное желание придушить лучшую подругу, заварившую всю эту кашу.

 Но возможность устроить Лесе выволочку представилась только ближе к концу вечера, когда Полина, улучив момент, юркнула за подругой в отделанную белым мрамором туалетную комнату и заперла за ними дверь прежде, чем туда зашел кто-то еще. Скрытые динамики негромко дублировали музыку из зала, в чистейшем, искусно подсвеченном, зеркале отражался ряд черных дверей с хромированными ручками, пахло свежестью и белыми цветами.

- Поли-и-инка, я тебя люблю! – Пьяненькая и довольная жизнью, Леся повисла у нее на шее.

- Я тебя, конечно, тоже люблю, но знаешь что? Давай заканчивай с этим!

- Заканчивать с чем? – Леся сделала невинные глаза.

- Со сводничеством своим, вот с чем! Ты что, совсем не понимаешь, что ты творишь?!

- Ничего противозаконного! – Хихикнула Леся и принялась разглядывать свое лицо в зеркале.

- Да ну! Серьезно? – Воскликнула Полина, недобро сузив глаза. – Ты считаешь, что это нормально? Что ты наплела Богдану? Почему? Как ты вообще могла допустить, чтобы он оплачивал весь этот банкет для людей, которых он даже не знает?!

- Полин, не кричи. Он сделал это потому, что захотел.

- Он это захотел потому, что ты ему сказала, что мне это понравится! – Сорвалась Полина. – Тебе не стыдно?!

- Почему мне должно быть стыдно? Вот объясни мне, что я такого предосудительного сделала? Тебе жалко его денег? Не надо их за него считать, это ему решать, сколько и на что тратить!

 Удивительно, Богдан двумя часами раньше говорил ей почти то же самое.

- Он взрослый мужчина, поверь мне, прекрасно все понимает и отдает себе отчет в том, что происходит! Не надо его жалеть!

- Если ты его жалеть не хочешь, так пожалей хотя бы меня!

- А тебя-то почему? Чем я тебя обидела?

- Олеся, ты создаешь такую ситуацию, когда я получается все равно, что вру Стасу в глаза! Да, я ему все рассказываю, он все знает, но ты же понимаешь, как это выглядит! Ты просто мечтаешь, чтобы мы с ним расстались! Да, я понимаю, как тебе нравится эта идея: ты с Максом, я с Богданом, у нас такая чудная компашка, и все хорошо! Стас лишний  на этом празднике жизни, да? Ничего, что я его люблю и собираюсь за него замуж, слышишь ты?!

- Он пока еще тебя не звал. – Ехидно сообщила Олеся. – А вот Богдан, между прочим, уже мог бы… Если бы ты, конечно, намекнула ему на это…

- Лесь, прекрати! Богдан мне нравится, он очень хороший, он мне дорог! Ты понимаешь? Я не хочу, чтобы ему было плохо, я не хочу причинить ему боль! А ты лезешь туда, куда тебя не просят и делаешь то, что не просят! Слышишь, Лесь, прекрати! Перестань пытаться разрушить наши со Стасом отношения! Мы друг друга любим! Запомни, пойми это, наконец, мы друг друга любим!

- Господи, Полин! -  С жалостью сказала Леся. – Да когда ты уже поймешь, что Стас тебе не подходит? Он трудоголик, он женат на своей работе, ты для него всегда на втором месте! Ты думаешь, я этого не вижу? Может быть, ты этого не понимаешь, но со стороны, знаешь ли, бывает иногда действительно виднее!

- Да? Стас мне не подходит, а Богдан мне подходит?

- Да! Я так считаю! – Четко проговорила Олеся.

- И смотри, главное, как удобно, что они друзья с Максом! Да? Чудненько все складывается! – Полина почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы – такого от лучшей подруги она не ожидала. – Не трогай Стаса, поняла? Вообще никогда его не трогай! Это мой мужчина! Если тебя это не устраивает – мы не будем больше общаться, Леся. Ты понимаешь меня?

- Полин, успокойся! – Леся попробовала ее обнять. – Ты поймешь сама потом, что я была права. Стас – не твой мужчина! Я ничего не имею против него, просто он – не твой человек. Он эгоист, он думает в первую очередь о себе!

- Все эгоисты. Леся! Все! И я эгоистка! И ты! Это нормально, почитай психологию! И вообще, ты говоришь, что он эгоист, а сама что вытворяешь?! Со мной, с Богданом, что ты с нами делаешь? Только не надо говорить, что все это ради меня и для моего же блага! Ты просто пытаешься сделать так, как тебе лучше, а Стаса в эгоизме обвиняешь!

- Полина, ты просто не понимаешь…

- Прекрати! – Полина зло скинула руки подруги со своих плеч. – Прекрати, слышишь? И пока до тебя не дойдет, что он – мой мужчина, и что мы будем вместе, и что за него я собираюсь замуж, и что хватит меня сватать за других, так вот, моя милая, пока до тебя все это не дойдет, мы с тобой общаться больше не будем!

 Полина выскочила из туалетной комнаты, с трудом сдержавшись, чтобы не хлопнуть дверью. Ей было очень обидно, она злилась, но вокруг были ее друзья, которые хорошо к ней относились, которые пришли ее поздравить, и ей приходилось улыбаться.

 Она вернулась на свое место и обнаружила, что Богдан куда-то делся. «Это к лучшему» - решила она, но поняла, что все равно расстраивается. Сколько еще продлится этот вечер? Не так уж много времени у них осталось, чтобы пообщаться, а потом она это общение разорвет. И кто знает, увидит ли она его еще хоть раз в жизни?

 Однако долго грустить ей не пришлось, оказалось, что они выходили с Максом, и как только вернулись, Богдан тут же снова позвал Полину танцевать. Она пошла с ним, и скоро поняла, что впервые видит его пьяным.

- Это так странно. – Сказала она. – Мне казалось, что ты никогда не напиваешься.

- Редко. – Кивнул он. – Я не люблю терять контроль.

- А сегодня что же? Решил расслабиться?

- А сегодня я и так его потерял. – Честно ответил она, глядя на нее влюбленными глазами.

 Это было совершенно невероятный миг: такой сильный, уверенный в себе мужчина – и такой покорный перед ней! И, несмотря ни на что, ей это нравилось!

 Полина лишь на секунду представила себе, насколько это, должно быть, потрясающе – когда тебя любит такой мужчина, но тут же постаралась взять себя в руки. Этого еще не хватало!

- Поехали ко мне? – Сказал Богдан, уловив что-то в ее лице.

- Нет. – Улыбнулась она.

- Но почему? Я же вижу, что тебя тоже ко мне тянет!

- Потому, что ты мне слишком дорог, чтобы испортить наши отношения простым банальным… - Она недоговорила и опустила смущенный взгляд. Даже от умозрительного сочетания таких понятий как «Богдан» и «секс» ее бросило в краску. Богдан посмотрел на нее, усмехнулся, и вдруг подхватил ее на руки и понес из зала.

- Сегодня ты от меня не уйдешь! – Пообещал он, но Полина уже взяла себя в руки и лишь спокойно улыбнулась в ответ.

- Ты этого не сделаешь, Богдан.

 Он посмотрел на нее, удивленный ее тихим, но уверенным тоном.

- Полин, ты что, совсем меня не боишься?

- Нет.

- Даже если я сейчас увезу тебя?

- Не боюсь.

- Но почему?

- Потому, что я тебя знаю.  Потому, что я тебе доверяю, Богдан. – Ответила она, глядя на него очень ласково и очень печально.

 Он прижал ее к себе и сокрушенно покачал головой. В такси он назвал ее домашний адрес, сел рядом с ней на заднее сиденье и обнял ее за плечи:

- Хоть это-то мне можно?

 Полина решила, что не будет никакого преступления, если она позволит ему немного проехать, обнимая ее.

 Обратная дорога показалась ей намного короче. Богдан убрал свою руку с ее плеч, чуть отодвинулся и спросил с легкой улыбкой:

- Увидимся?

- Да. Как-нибудь… - Соврала Полина.

 Он покачал головой и посмотрел на нее с обидой.

- Ты что, снова хочешь проделать этот фокус?

- Какой фокус? – Удивилась она.

- А такой… Я буду звонить тебе, ты будешь врать, что занята… Да? Я ведь сейчас все правильно понял?

 Полина уставилась на него испуганным взглядом, щеки быстро залил душный румянец.

- Что такое? – Прищурился он. – Я разве что-то не так сказал?

- Богдан, прости меня, пожалуйста! – Придушенно пролепетала она, не зная, куда себя деть от стыда.

- Полин, неужели я не заслуживаю хотя бы честности с твоей стороны? – С раздражением и даже как-то зло спросил он.

 Сердитый и обиженный Богдан – это было совершенно невыносимо!

- Прости меня! Прости! – Быстро повторила она. – Я не хочу тебя обижать! Правда! И тогда не хотела. Просто… Я не знаю… Понимаешь, Богдан, я чувствую, что не должна с тобой видеться, что это неправильно, нечестно. Но ты же не виноват. Ты ничего такого не делаешь… Ты ко мне так хорошо относишься!

- Тогда давай оставим все как есть. – Предложил он.

- Нет. – Ответила она твердо, и повторила: - Это неправильно. И по отношению к Стасу, и по отношению к тебе!

- Полин… - Вздохнул он. – Если бы я видел, что тебе действительно нужен твой Стас, поверь, я бы давно уже оставил тебя в покое!

- Но ты считаешь, что это не так? – Тихо спросила она, отворачиваясь к окну.

- Я считаю, что нам не надо прекращать общение. – Ответил он. – Мы не делаем ничего плохого, ничего, о чем бы ты могла пожалеть. Зачем что-то менять? Давай поедем сейчас, выпьем где-нибудь кофе, ты успокоишься…

 Полина в ответ лишь покачала головой.

- Нет, Богдан. Прости. Я больше не буду пить с тобой кофе.

- Уверена?

  Полина снова повернулась к нему. Так не хотелось с ним прощаться! Как было бы прекрасно, если бы он не был в нее влюблен!

- Я пойду…

- Полина! Поехали, выпьем кофе. Просто кофе. Решай!

- Богдан, спасибо тебе за праздник! – Она сглотнула. – Все было просто здорово! Спасибо тебе, правда! Ты мне… Ты очень хороший человек! Спасибо! И… прости!

 Она выскочила из машины, впервые не подождав, пока он выйдет, чтобы подать ей руку, и не позволив проводить себя до двери.

 Машина стояла, пока она не вошла в подъезд. Полина поднялась на лифте, вышла на балкон между этажами и осторожно глянула вниз. Машина стояла.

 Ну же, уезжай! Не будет больше ни кофе, ни встреч… Ничего больше не будет! Уезжай!

 Но нет, Полина увидела, как открывается дверца, как Богдан выходит, как вспыхивает огонек зажигалки…

 Она вернулась в подъезд, вытащила из сумочки ключи.

 Надо же, за сигарету схватился! Неужели так проняло? Но ничего, ничего…

 Покурит и уедет. А что ему еще остается?

 Она все делает правильно! Правильно. Правильно…

 Зайдя к себе в квартиру, она закрыла дверь, разулась, прошла на кухню, села на стул и разрыдалась.

 Да уж, день Рождения и в самом деле получился незабываемым!

 

***

 

 Следующие две недели вышли просто кошмарными! Полина и злилась на Лесю, и обижалась на нее, и в то же время скучала. Она так привыкла делиться с ней своими мыслями!

 Но просто взять и простить ее поведение она не могла, и решила, что если уж ей приходится выбирать между любимым мужчиной и лучшей подругой, то она выбирает любимого мужчину!

 На душе было пасмурно, перед Богданом – стыдно. Полина все не могла отделаться от чувства вины, считая, что раз общалась с ним, то тем самым давала надежду.

 Кроме того, Ларик начала ее откровенно раздражать. Взбалмошная женщина названивала каждый вечер, уверенная в том, что Полина спит и видит, как бы услышать очередной отчет о ее великолепной, неповторимой и насыщенной жизни. Причем она делала звонок за звонком, и ей и в голову не приходило, что Полина может быть занята, спать, или просто не хотеть общаться. Иногда девушка просто отключала телефон, из-за чего у них даже произошел небольшой конфликт с мамой, которая, не дозвонившись до дочери за целый вечер, не на шутку разволновалась.

 Ларик рассказала, что устроилась на другую работу: тоже в магазин и тоже кассиром, и познакомилась с мужчиной, с врачом. Но после двух дней восторгов и рассказов, какой он крутой и хороший: цветы подарил, духи подарил, в ресторан сводил, и явно настроен очень серьезно… последовал гневный рассказ о том, что врач, хоть и разведен, но имеет двух детей.

- Зачем мне мужик с чужими детьми?! – Кипятилась Лариса. – Он будет тратить на них деньги, будет тратить на них время… а мне что делать? Я с ними возиться не хочу! И сидеть дома по праздникам, пока он там с ними развлекается, я тоже не хочу! Вот еще, придумал! Хотел меня с ними познакомить! Что, думал, я с ними нянчиться буду? Нет уж, нет уж, пусть сам разбирается! Мне такие варианты не интересны!

 Бесполезно Полина напоминала себе, что эта точка зрения вполне имеет право на жизнь: не каждый готов принять чужого ребенка и воспитывать его… Но то, каким тоном, с каким пренебрежением все было сказано, безотчетно будило в ней отторжение.

 Постепенно Ларик в ее глазах из милой, улыбчивой, пусть и немножко взбалмошной чудачки, превратилась в циничную, недальновидную и жадную дуру, живущую по принципу: «Мне все должны!». Полина признавала, что очень сильно ошиблась в первом впечатлении, и с ужасом боялась услышать в очередном сообщении, что Ларик психанула и собирает вещи домой.

 Этот вопрос вставал все серьезнее и заставлял ее чуть ли не паниковать: понятно же, что под одной крышей они вряд ли уживутся, а Ларик с таким подходом к жизни  рано или поздно хвост подожмет и приедет.

 В эти моменты Полина особенно остро скучала по Богдану. Он был именно тем мужчиной, рядом с которым она чувствовала себя девочкой, которая ничего не решала, а просто хотела платье.

 Стас, со всем его вновь проснувшимся вниманием, таким не был, и Полина подозревала, что вряд ли когда-нибудь будет. Она злилась на себя и постоянно напоминала, что нельзя сравнивать, запрещала себе думать о Богдане, но все же продолжала ловить себя на запретных мыслях.

 Стас, когда она пожаловалась ему на ссору с Олесей и объяснила ее причину, ответил:

- Бывает, Полин, не переживай! Ничего страшного! Зато мы скоро уже увидимся, будем вместе! Потихоньку все наладится! Я тебя люблю!

 Эти слова Полину приободрили. Но до встречи еще оставалось три с половиной месяца, и их надо было как-то прожить…

 

4.

 

  В первую субботу мая Стас пригласил Полину на свидание по интернету. Он отправил своего друга в магазин, чтобы тот купил для нее цветы, шампанское, ее любимую сырокопченую колбасу и шоколадные конфеты. В четыре часа вечера (у Стаса в это время было уже одиннадцать) Полина сидела перед экраном ноутбука, красиво причесанная, красиво накрашенная, и в платье с соблазнительным вырезом, который как раз попадал в угол обзора камеры. Она даже брызнула на себя туалетной водой – просто так, для настроения.

- Мне жаль, что я не могу за тобой поухаживать! – Стас на экране улыбался и выглядел счастливым. Полина опасливо, при помощи полотенчика, открыла шампанское.

- Так, и что мы сегодня празднуем? – Спросила она.

- Повод есть! – Заверил ее Стас. – Попозже расскажу. Ты пока скажи как ты там?

- Потихоньку. – Улыбнулась Полина. – В принципе все нормально… С Лесей только все никак не помиримся… Мне так обидно! Она свои интересы ставит превыше всего! Она заигралась! Знает, как я к тебе отношусь, и все равно… Так обидно, что моя лучшая подруга тебя не любит!

- Главное, что меня любишь ты! – Стас послал ей воздушный поцелуй.

- Люблю. – Нежно улыбнулась Полина. – Ладно, хватит о грустном! Расскажи что за повод, мне же интересно!

- А повод такой, что мне предложили повышение! – Счастливо ответил он.

- Повышение?! Стас! Господи, как классно, наконец-то! Ты так долго этого ждал! Ты так к этому шел! Стас, ты такой молодец! Ты всего добился! Я тебя поздравляю! – Полина щебетала, вдохновленная успехами своего мужчины. – Да, любимый, это шикарный повод! Как я за тебя рада!

 Он слушал ее с довольной улыбкой, и видно было, как приятны ему эти похвалы. Она чокнулась с экраном бокалом шампанского, пригубила и спросила с надеждой:

- Стас, послушай, может быть, раз такие дела, командировку удастся сократить? Я уже так соскучилась по тебе!

 Но его улыбка вдруг как-то трансформировалась, съехалась в сконфуженную усмешку.

- Нет, Поленька, ты не поняла… повышение здесь, в Хабаровске!

 Полина растерялась:

- Как… в Хабаровске? Как это так? Я не… А что… Это что, на три месяца всего лишь? Или… Стас, объясни мне!

- Нет, любимая, не на три месяца, на постоянку. Мне предложили просто шикарные условия: руководящая должность, зарплата почти в два раза больше, и квартиру мне будет оплачивать организация, представляешь?

- Как на постоянку? На какую постоянку? – Упавшим голосом произнесла Полина. – Это что, жить? Там? Навсегда?!

- Ну… не навсегда, но надолго. Я остаюсь здесь.

 Полина молчала, не зная, что сказать, и услышала, как он произносит:

- Я хочу, чтобы ты приехала сюда, ко мне.

- Как приехала? Куда? В Хабаровск?

- Да, в Хабаровск.

- В гости?

- Нет, Полин, не в гости. Насовсем. Жить со мной здесь.

 Полина, выбитая из колеи его словами, сделала щедрый глоток шампанского, подавилась пузырьками и больно закашлялась.

- Подожди! – Прохрипела она, утирая слезы. – Я не понимаю, что ты говоришь… Я сейчас!

 Она выскочила из-за ноутбука и убежала в ванную – отдышаться и хоть как-то переварить услышанное.

 Уехать к нему! Туда! Через всю страну! Да как же это?..

 Нет, все эти мысли просто не укладывались у нее в голове!

- Подожди, Стас. Может быть, ты сначала приедешь, и мы все обсудим? – Спросила она, усаживаясь обратно. – Я как-то никак не соображу… Я не готова вот так сразу это решать!

- Поленька, я не могу приехать! Я ведь уже принял предложение. Очень много работы, меня никто не отпустит в ближайшие полгода. Через полгода можно будет попробовать договориться об отпуске.

- Так ты уже все решил? – Жалким голосом спросила она. – Без меня?

- Поль, не без тебя, нет! Мне просто надо было срочно дать ответ. Ты ж понимаешь, что такого шанса у меня больше не будет никогда в жизни! А оно того стоит, поверь мне! Это не просто повышение, это же такие перспективы! Я очень хочу, чтобы ты приехала сюда! Тебе понравится, здесь красиво, и солнца много. Ты же любишь солнце? А работу ты всегда найдешь, ты же у меня умничка!

 Его слова о работе словно за ниточку потянули целый клубок мыслей. Работа! Это значит, здесь нужно уволиться? Но зачем? Ей нравится ее работа!

 Ладно работа… А как же мама? Папа? Как Леся?..

 Разве это вообще возможно – просто взять и переехать через всю страну? Оставить всех своих близких людей, оставить город, который ей так нравится?!

 Он слишком многого от нее хочет! Они так не договаривались! И потом, он ей даже не муж…

- И… в качестве кого ты хочешь, чтобы я к тебе переехала? – Настороженно спросила она.

- В смысле? Я не понял вопрос.

- Ну… как кто я тебе там нужна? Как друг, как жена, как любовница… как кто ты хочешь, чтобы я к тебе переехала, Стас?

- Как моя любимая женщина. – Пожал плечами он. Полина даже подумала, что он придуривается, но потом поняла, что он действительно не понимает о чем она говорит.

- Стас! Я же не пятнадцатилетняя девочка, чтобы вот так скакать с одного места на другое! Послушай, мы же с тобой уже четыре года живем как семья! Только вначале ты говорил, что мы с тобой поженимся, а потом перестал это говорить. Если честно, я давно уже не понимаю – кто я для тебя? Любимая женщина, с которой ты хочешь создать семью, от которой ты хочешь детей, или удобная сожительница?

- Полин… - Стас говорил осторожно, тщательно выбирая каждое слово. – Я вот прямо сейчас не готов пообещать тебе, что мы с тобой поженимся, как только ты переедешь. Но я даю тебе слово, что мы все это обсудим, когда ты будешь здесь. Ты же наверное тоже не хочешь просто тихо расписаться где-нибудь в ЗАГСе, хочешь же, наверное, белое платье, ресторан… Каких-нибудь друзей позвать… Свадьба вообще мероприятие серьезное! И потом, что после свадьбы? Дети? Я пока не уверен, готов ли я стать отцом. На ближайшие два-три года у меня будет очень много работы, милая. То есть, я не говорю, что я не хочу жениться. Я хочу! Но… Короче, приезжай, Полин! Нам есть что обсудить! Мы обязательно обо всем договоримся, вот увидишь!

 Полина молчала. Настроение испортилось, все было ужасно! Он решил остаться в Хабаровске, даже не спросил ее… Он говорит, что хочет жениться, но как-то…

 Нет, она не так себе все это представляла! Где влюбленный взгляд, где счастье, где полет души? Они как будто сделку обсуждают! И он диктует свои условия…

 Да, он говорит, что любит ее, что хочет быть с ней, хочет жениться. Зовет ее к себе… Но почему же на душе так паршиво?!

- Ты знаешь, - Тихо сказала она. – Мне все надо обдумать. Я прямо сейчас не готова тебе ничего сказать.

- Да, конечно, я все понимаю! Думай. Сколько тебе нужно! Я буду ждать твоего звонка! – С готовностью заверил ее Стас. И уже почти отключившись, она вдруг спросила:

- Стас! А если я… не соглашусь переезжать, ты вернешься?

- Я надеюсь, что согласишься. – Стас мягко ушел от ответа, но в этой недоговоренности Полина услышала все, чего так боялась.

 

***

 

 Разговор со Стасом абсолютно выбил Полину из колеи. Она запуталась и абсолютно перестала что-либо понимать. Неужели он больше не любит ее? Или любит?

 Если любит, то как он мог все решить вот так, один? Остаться жить там, на другом конце страны, где все совсем другое, где даже солнце встает на семь часов раньше, куда даже самолеты летают с пересадками!

 А если не любит, зачем зовет ее к себе, зачем говорит  о свадьбе? У нее на душе скребли не то, что кошки, а целые львы. Она запуталась, и ей очень нужен был совет.

 Раньше она сразу позвонила бы Олесе, они бы все это обсудили и до чего-нибудь додумались. Но сейчас они с подругой были в ссоре, причем именно из-за Стаса, и от этого Полина злилась на нее еще сильнее.

 В этот момент Леся нужна ей была как никогда прежде, а это поганка, со своими попытками навязать ей свою теорию счастья, все испортила!

 Ей так нужен был совет, совет кого-то мудрого… Она снова и снова вспоминала Богдана, но при мысли о том, что она спрашивает его, как вести себя со Стасом, ее пробирало на нервное хихиканье.

 Она была уверена, что как раз таки он-то смог бы разобраться со всей этой ситуации, понять, что к чему и сказать ей, что это на самом деле значит.

 Но после всего, что произошло, ей становилось не по себе при мысли, что они просто разговаривают, не говоря уже о том, чтобы обсуждать такие вещи!

 Полина измучилась, перестала спокойно спать и есть – лишь шоколад могла употреблять в каких-то неимоверных количествах.

 Наверное, чтобы ее добить, именно в этот момент позвонила Лара. Она, как всегда, городила какую-то чушь, состоящую вперемешку из жалоб, хвастовства и поучений – дичайшее сочетание, которое ставило Полину в тупик.

 Но в этот раз она сказала и еще кое-что новенькое. Снова жалуясь, что очередной герой-любовник оказался по факту не настолько героическим и любящим, как ей казалось, она пожаловалась:

- А тут еще как назло сын заболел! Пришлось им денег высылать, а я и так сейчас на мели…

- Какой сын? Чей сын? – Опешила Полина.

- Чей-чей, мой, конечно! Что я, стану чужому ребенку, что ли, деньги присылать? У самой-то на жизнь еле хватает! – Раздраженно ответила Лара.

- У вас есть сын? Вы не говорили…

- Не говорила? Странно, мне казалось, что сказала. Да, есть сын. А что, у меня не может быть сына? Да рассказывала я тебе, помнишь, я развелась…

- Да, про развод вы говорили, что муж у вас ну… не очень добропорядочный был.

- Кобель он был! Козел! Он меня и оставил с ребенком на руках! Я-то думала – рожу, у него хоть какое-то чувство долга появится, все же одно дело – женщину бросить, а другое – ребенка. Но он-то, мразота такая, ему-то что? Сволочь, думает это так просто – сына вырастить!

- А он что, большой уже?

- Да, вполне взрослый, ему уже двенадцать лет!

- Как? – Опешила Полина. – Двенадцать?!

- Да, двенадцать. Я его отправила к матери жить. А что такого? Мой отец нас тоже бросил, когда я маленькая была. Это, наверное, над нашим родом какое-то проклятие! Мама меня всю жизнь одна воспитывала, чего ей это стоило, кто бы знал! И я вот так же вляпалась! Растила сынульку, во всем себе отказывала, пока не подрос.

 Полина поднялась, подошла к холодильнику, открыла, заглянула, закрыла, не вполне понимая, что делает и зачем. Потом она вышла на балкон и уставилась на верхушки деревьев, темные и расплывчатые в легких майских сумерках.

 Лариса продолжала разливаться:

- А как подрос, так я его к матери отправила. Ей же одной скучно… И вообще, зачем ей одной двухкомнатная квартира? А так очень хорошо – она за ним присматривает, ей занятие, и он не сам по себе, а если надо, так и поухаживает за ней, всякие там пакеты из магазина – это только он носит! Да, а как ты думала? А что мне оставалось? – Голос у нее стал выше, и словами она зачастила, то ли оправдываясь, то ли пытаясь сделать вид, что так все и должно быть: - Мне свою жизнь устраивать надо! Я с «прицепом» кому нужна? Какой нормальный мужик захочет воспитывать чужого ребенка? Я и так столько лет ждала, пока он вырастет. Все, пора и о себе подумать! Время-то летит, назад не повернешь! Я его не бросала, нет, денег им присылаю каждый месяц, треть зарплаты стабильно, это, между прочим, не маленькая сумма! Мне самой иногда есть нечего, но им всегда высылаю! И батя его алименты платит, так что с деньгами у них все в порядке. Вот сейчас, правда, он заболел, пришлось наскрести. Я вообще-то сапоги хотела купить, ну да что ж теперь, родному-то ребенку как не выслать?

 Она еще что-то говорила, говорила, а Полина сжимала трубку побелевшими пальцами, кусала губы, изо всех сил стараясь молчать. Наверное, если бы Лара сейчас стояла перед ней – она бы ее ударила!  

 Неужели вот эта дрянь когда-то показалась ей милой и забавной? Сука! Она просто сука!

 Полина чувствовала, как в ней тугой пружиной закручивается ненависть к этой холодной, циничной, самовлюбленной женщине, эгоистичной мерзкой гадине, которую она с удовольствием поставила бы к стенке и собственноручно расстреляла бы!

Полина на полуслове нажала «отбой» - пусть думает, что хочет!

 Большую часть ночи она прорыдала, так и не поняв толком из-за чего ревет: из-за собственных неурядиц, или из-за жалости к одинокому ребенку, которого двое взрослых просто взяли и вышвырнули из своей жизни.

 

***

 

 Между близкими людьми иногда бывает такое, когда один чувствует, что другому плохо и он нужен. На другой вечер, когда Полина, измученная и несчастная, притащилась с работы, у подъезда ее поджидала Олеся. В руках тортик, в глазах покаяние:

- Полиночка! Прости меня, пожалуйста, дуру! Ты была права, я повела себя как эгоистка! Я не должна была так поступать, прости меня! Я просто очень тебя люблю и хочу, чтобы тебе было хорошо. Полин, слышишь, я перед Богданом тоже извинилась!

 Полине было слишком плохо и тошно, чтобы еще отчитывать Лесю. Ее дружеское участие сейчас было гораздо более необходимым, чем головомойка, которую та, конечно же, заслужила. Поэтому девушка лишь махнула рукой и устало произнесла:

- Поклянись мне, что больше никогда ничего такого не сделаешь!

- Клянусь! – С готовностью откликнулась та.

 Потом они поднялись в квартиру, и Полина, подслащивая грустные слова кусочками шоколадного торта, рассказала Лесе про звонок Стаса.

- Гондон! – Тихонько пробормотала Олеся.

- Что?!

- Нет, я говорю, дурак он у тебя какой-то! Кто же так делает?! – У нее явно находились слова покрепче, но она держала их при себе, опасаясь разозлить Полину. - И что ты теперь думаешь?

- Я не знаю… - Тяжело вздохнула Полина. – Я не знаю, Лесь. Я запуталась и ничего не понимаю…

- Мое мнение ты знаешь. – Сказала подруга и поймала Полинин возмущенный взгляд: - А что такого? Я ничего не говорю! Конечно, было бы неплохо тебе послушать кого-нибудь взрослого и умного…

- Поклянись мне, что ты ничего не скажешь Богдану! – Потребовала Полина.

Олеся вздохнула и проворчала:

- Одни клятвы у меня сегодня! Клянусь! Довольна?

- Нет! – Честно призналась Полина. – Но все равно не хочу, чтобы он об этом знал.

- Ну и глупая!

- Олеся!

- Ладно-ладно, мое слово – кремень, ты же знаешь! В любом случае торопиться не надо. Ты же ему не завтра должна ответ дать, да? Вот и хорошо! Подожди немного, пусть все это уляжется у тебя в голове, а там, глядишь, какая-нибудь светлая мысль  посетит… Давай пока сменим тему. Что там твой Ларик, не звонил больше?

 И, увидев, как Полина изменилась в лице, испуганно добавила:

- Полин, ты чего?!

 Выслушав рассказ подруги, Олеся принялась изысканно и забористо ругаться. Если бы хотя бы половина того, что она желала Ларику, с ней произошло, та не прожила бы и пяти минут.

- Полин, хошь как хошь, а тебе надо отсюда съезжать! – Решительно заявила Олеся. – Независимо от того, что ты там решишь насчет Хабаровска, с этой квартирой тебе надо расставаться!

 Видя, как ее подруга кривится и морщится, она дополнила:

- Полин, пойми, ты же сама не сможешь жить спокойно под одной крышей с этой мразью! Или даже просто с мыслью, что она в любой момент может вернуться. Ты сейчас вон уже какая дерганая, думаешь, дальше лучше будет?

- Я понимаю это все прекрасно! – Махнула рукой Полина. – Просто знаешь, навалилось вот так вот все, и все через одно место! Да что ж такое?! Я нашла приятное место, где хотела бы жить – оказывается, здесь оставаться опасно для психики!.. Ты понимаешь, Олесь, я же потом специально ходила по квартире и смотрела: здесь ни одной детской вещи! Ни одной! Ты посмотри, все стены в ее фотографиях, и ни одной где она с сыном! Ни с маленьким, ни с большим…

Она даже кулачком по столу стукнула, жалея, что не может настучать по эгоистичной башке Ларика.

 Леся лишь согласно кивала, поджимая губы и барабаня по скатерти пальцами. Наконец Полина отдышалась, глотнула чаю и заговорила, теперь уже про Стаса.

- Ты понимаешь, я так ждала, когда он мне наконец-то это скажет, и что?! Вот мы с ним говорим, он признается мне в любви, хочет жениться, предлагает обсудить свадьбу… Где счастье? Где полет души? Почему все через одно место?! Такое ощущение, что Боженька сидит где-то на облаке и угорает надо мной! Мне нужна помощь с этой долбаной комнатой в этой долбаной ситуации, а я даже не понимаю, могу ли я просить ее у Стаса!

 Полина все говорила, говорила, потом заплакала. Леся обнимала и утешала ее, а Полина ревела и думала, что это хорошо, что подруга пришла и извинилась! Без ее поддержки пришлось бы сейчас совсем туго…

 

***

 

Олеся позвонила ей на другой день в обед:

- Полин, ты сегодня вечером занята?

- Нет, а что?

- Да хочу зайти к тебе…

- С каких пор тебе нужно мое особое приглашение?

- Ни с каких, просто я не одна. Тут один умный человек хочет дать тебе один хороший совет.

- Какой еще умный человек? – Подозрительно поинтересовалась Полина. Леська, паршивка, неужели «сдала» все-таки ее Богдану?! Клялась же!

 Но Леся ответила:

- Макс. А что? Про него ведь ты ничего не говорила…

 Вот ведь хитрая! Полина покачала головой и согласилась:

- Точно, про него я ничего не говорила… Да, конечно, приходите, буду ждать вас вечером.

 Для поддержки духа Макс принес цветы, коньяк и сыр. Это было неожиданно и приятно, а Олеся смотрела на Макса как на своего героя, словно он не с подарками пришел, а с головой убитого чудовища.

 Видеть такого солидного, привыкшего к совершенно другому уровню жизни, человека на ее простенькой кухне было как-то странно, как будто на стоянку, среди битых жизнью бэушных колымаг, вдруг затесался новенький седан премиум-класса. Однако надо отдать ему должное, держал Макс себя очень просто, без надменности или снисходительности.

 Подруга в его компании выглядела так, словно ее подсвечивали изнутри, и вела себя как-то даже немножко суетливо.

 Хозяйка дома, ушибленная собственными неприятностями, долго не могла понять, в чем дело, пока, наконец, до нее не дошло, что Леся просто-напросто влюблена до потери пульса.

 Полина присмотрелась: Макс внешне вел себя намного спокойнее. Что ж, Богдан, наверное, доволен, чаши весов вроде пришли в равновесие, и одеяло тоже теперь поделено примерно поровну.

 Хотя, конечно, холодным мужчину никак нельзя было назвать: в каждом его взгляде, в каждом слове, обращенном к Олесе, чувствовалось, что мир для него поделился на его женщину и все остальное. Ей действительно это удалось – «приручить» взрослого, солидного, уверенного в себе мужчину, который привык к тому, что женщины сами на него вещаются.

 А ему, в свою очередь, удалось приструнить эту самоуверенную, и, что уж греха таить, высокомерную нахалку.

 «Ну что ж, хоть у кого-то все хорошо!» - порадовалась за подругу Полина.

 Макс не стал долго ходить вокруг да около. Поглаживая большим пальцем Олесино запястье, он сказал:

- Полин… Мне тут Олеся кое-что рассказала… Знаешь, я довольно неплохо разбираюсь в людях и могу дать тебе один совет. Я бизнесмен, и привык на мир смотреть под определенным углом. Я могу сказать тебе совершенно точно: все в мире имеет свою цену. И ты, и твой Стас, и ваша любовь тоже.

 Такое, достаточно циничное, начало Полине не очень понравилось. Она внутренне напряглась, готовая в любой момент поспорить с его недвусмысленными формулировками.

- Так вот, за все надо платить. – Продолжил он. – Абсолютно за все. Вопрос только в том, чем именно и как дорого. И чтобы понять, куда двигаться дальше, тебе надо определить, что за «товар» тебе втюхивают, и сколько за него хотят. Давай поговорим о Стасе. – Предложил он, с улыбкой глядя в напряженное Полинино лицо. – Во-первых, я хочу, чтобы ты запомнила, и запомнила раз и навсегда: для любого нормального мужчины (нормального, я это подчеркиваю!) работа всегда будет на первом месте. Это естественно, мы так устроены, чтобы чувствовать себя счастливыми, мы должны что-то делать. Поэтому вопрос лишь в том, сумеете ли вы оба сделать так, чтобы ты не страдала от этого. Отношения – это женская тема. Вы в этом больше понимаете, и мы во многом полагаемся на вас. Это вы задаете тон всему, решаете, как все пойдет, как все между вами сложится… И то, как мужчина будет к тебе относиться…

- То есть, ты хочешь сказать, что я сама все это заслужила?! – Возмутившись, перебила его Полина.

- Так, подожди! Сначала дослушай все, что я тебе скажу!

 Она присмирела – все-таки это тоже был сильный волевой мужчина, привыкший раздавать указания, и ослушаться его было не так-то просто.

- Женщина – это стимул для мужчины. – Продолжил он. – Если женщина начинает рыпаться сама, то у мужчины этот стимул пропадает. И не надо потом плакаться, что он вялый и безинициативный.

 То, что он сейчас говорил, во многом совпадало с тем, что раньше ей втолковывала Олеся. Да, эта парочка определенно нашла друг друга!

- Так вот, что Стас готов тебе предложить? Он ясно дает понять, что работа для него важнее, что отношения будут идти по остаточному принципу, и тебе все время придется под это подстраиваться. Это не хорошо, и не плохо, это просто отправная точка, которую мы имеем. Вот такую любовь он может тебе предложить. При этом он может быть и заботливым и романтичным, но это ты знаешь лучше меня. Главное – понимать, что эту заботу и романтику он готов предоставлять в определенном объеме, и вопрос лишь в том, будет ли тебя устраивать этот объем. Это то, что мы имеем на данный момент. Это – его товар. – Макс взял паузу и наморщил лоб, подбирая слова. - Чего он хочет за этот товар? За этот товар он хочет от тебя решительного шага: чтобы ты все бросила, переехала к нему, оставила здесь семью, друзей… в общем, сама знаешь, что тут для тебя ценно. Отдай вот это все – и взамен получишь возможность быть с ним и пользоваться его любовью.

 Полина скривилась – словечко «пользоваться» неприятно резануло слух, хотя, надо признаться, кое-какой резон в его словах был.

- Теперь давай поговорим о том, какие риски есть у этой сделки. – Макс сделал пару глотков кофе и одобрительно посмотрел на чашку. – Ты уедешь туда, скорее всего, на много лет. Ты потеряешь некоторые связи… Был я в этом Хабаровске как-то летом! Дышать нечем, жара, духота, влажность – как в раскаленном аквариуме ходишь! Но я не о том… Разница в семь часов – это очень заметно на самом деле. Тебе придется выкраивать время для того, чтобы просто поболтать с мамой или подругой,  ведь когда здесь заканчивается рабочий день – там уже спать ложатся.

 Полина кивнула – действительно, с этой сложностью она уже успела столкнуться в полной мере: Полина со всех ног спешила домой, чтобы поговорить со Стасом, но у него уже была ночь, и он клевал носом, поэтому зачастую разговор приходилось сворачивать, чтобы он успел выспаться перед следующим рабочим днем.

- Понравится ли тебе там жить – я не знаю. – Продолжил Макс. – Свои плюсы и минусы – как и везде. Самый большой риск: это то, что ты приедешь, а у вас ничего не получится. Важно понимать, что если ты согласишься, то тем самым подпишешься, что условия «сделки» тебя устраивают, и потом заявить: «Знаешь, Стас, я вообще-то не этого хотела!» - будет сложно, ведь ты сама со всем этим согласилась. Да, предложил он, но подписалась ты. Вот так, решать тебе. Я не знаю Стаса, и не могу сказать тебе, как все сложится. Может быть, он - тот человек, который оценит этот поступок и будет всю жизнь благодарен за то, что ради него ты решилась на этот шаг… Хотя, должен тебе напомнить, что если ты что-то делаешь для мужчины, он всегда уверен, что он этого заслуживает. Вот, собственно, и все, что я хотел сказать. Обдумай все спокойно, не торопясь: товар-цена-риски!

 «Все-таки у этих бизнесменов мозги набекрень!» - Подумала про себя Полина.

 Но позже, когда друзья ушли, она никак не могла выбросить из головы эту четко проговоренную схему: товар-цена-риски.

 Стас ей дорог, но сорваться на край земли, оставив здесь всю свою жизнь – готова ли она на это?

 «Товар» - его любовь, ставшая такой прохладной и отчужденной… Сумеет ли она зажечь этот огонь еще раз? Но дело даже не в этом… Оставлять здесь все это будет больно, но это можно перетерпеть. За отношения надо бороться! Вот только почему бороться приходится ей, а не ему?

 И тут Полина поняла, что имел в виду Макс, когда говорил про цену: не переезд, а вот это вот: готова ли она отказаться от собственных надежд и иллюзий? Ведь Стас может дать ей только то, что может, а это, как выясняется, не так уж и много.

 Уже которую ночь, Полина ворочалась, не в состоянии заснуть, растерянно глядя в потолок. Циничные, но такие логичные рассуждения Макса привели ее к одному ужасному вопросу: а есть ли в ее жизни та самая великая и прекрасная любовь, ради которой стоит пускаться в такую авантюру?!

 До сих пор она никогда не сомневалась в своих чувствах к Стасу, но до сих пор ей и не приходило в голову, что он может перевернуть всю жизнь вот так: один, без нее! Она хотела быть нужной в своей любви, но больше не чувствовала этого…

Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное.

 

***

 

  Тем не менее, прагматичный подход Макса дал ей возможность взглянуть на проблему под другим углом: до сих пор Полина была уверена, что ради любви нужно уметь чем-то жертвовать. Она не сомневалась, что Стас – ее судьба, и ради него была готова на многое. Однако после разговора с друзьями ей в голову упорно лезли мысли о том, что по сути ведь получается игра в одни ворота: да, она пожертвует собой, и переедет… а что Стас? На что он готов пойти, чтобы жениться на ней?

 В одном Макс точно прав: не надо приписывать Стасу черт, которых в нем нету. Неужели в этой ситуации она должна заплатить такую высокую цену даже не за брак с любимым мужчиной, а лишь только за возможность обсудить его?

 Полина решила еще раз позвонить Стасу. Ей просто необходимо было услышать от него, что их отношения для него ценны и дороги, и не просто услышать, а понять, что он готов подтвердить это поступками.

- Я пока ничего не решила! – Сразу предупредила она его. – Для меня все это неожиданно и очень сложно!

- Да, я понимаю! – Живо откликнулся он. – Я и не жду, что ты вот так вот сразу мне ответишь!

- Стас! Мне очень нужно, чтобы ты приехал! – Жалобно попросила она. – Вот так вот, через интернет все не обсудишь! Нам надо побыть вместе несколько дней, обо всем спокойно переговорить…

- Поленька. – Ласково перебил он ее. – Это просто невозможно! Я сам хотел бы, но не могу! Очень много работы, меня никто не отпустит, пойми!

- Стас, а вот это вот «очень много работы» - это надолго?

- Что ты имеешь в виду?

- Ну… На две недели, на месяц…

- Года на два, я думаю. – Ответил он. – А что?

- Да ничего… Просто мне надоело сидеть дома, надоело скучать, понимаешь? Я устала от того, что я, как какая-то домохозяйка со стажем, кроме кухни ничего не вижу! Я готовлю, навожу порядок, стараюсь… Мне, конечно, очень приятно о тебе заботиться, но неужели ты правда думаешь, что кроме этого мне ничего не интересно? Неужели ты правда считаешь, что я кайфую, неделями сидя дома и занимаясь только готовкой и всякими бытовыми вещами?

- Так не сиди. – Удивился он. – Поль, я же тебя никогда не запирал и ничего такого не просил и не заставлял. Я думал, раз ты делаешь, то тебе самой это нравится.

 Она уставилась на него во все глаза, чувствуя, как от обиды дыхание перехватывает – значит, как вечером с порога на кухню бежать за горячим ужином, так он первый, а теперь выясняется, что ни о чем не просил? То есть ему что, все равно, домашние котлеты есть или покупные пельмени? Или он думает, что еда сама себя готовит? Ага, а носки сами себя стирают…

 Полина тут же поклялась себе, что больше пальцем о палец не ударит прежде, чем он ее попросит! Будет знать тогда, как такие заявления делать!

- Я просто хочу понимать, если я все-таки перееду к тебе, как это будет. – Хмуро сказала она. - Как мы - будем ходить куда-то, общаться, или ты будешь приходить домой с работы ближе к ночи и сразу падать клювиком в подушку?

- Не знал, что у меня клювик! – Засмеялся Стас. – А если серьезно, Полин, я и сам не хочу, чтобы ты сидела одна в чужом городе и грустила! Но и обещать тебе того, что возможно не смогу выполнить, я тоже не хочу! Конечно, я буду стараться уделять тебе время и внимание…

 Это было совсем не то, что она хотела услышать, но, по крайней мере, это было честно. Полина покивала и, наконец, решилась снова задать вопрос, который ее мучил, и от ответа на который он в прошлый раз увильнул:

- Послушай, Стас, а если… если я не приеду? Что тогда?

- Ты решила не приезжать? – Быстро спросил он.

- Я пока ничего не решила. Я не знаю, Стас, не знаю…

- Ну… - Протянул он. – Полин, я тебя очень люблю… но я не верю в отношения на расстоянии! Тем более что я даже не знаю, на сколько я здесь. Может быть, на несколько лет, может быть, решу остаться навсегда… В принципе, мне здесь нравится…

- То есть, если я не приеду – мы расстанемся? – Уточнила она.

- Получается, что так. – Тихо ответил Стас.

 Полина еле выдавила из себя:

- Понятно. Я тебе потом перезвоню.

 Это все на что ее хватило прежде, чем она расплакалась.

 Вот ведь и ответ на все вопросы! Дело же не в том, что она не готова пожертвовать чем-то ради того, чтобы быть с ним, дело в том, что ее шаги ему навстречу превращаются в погоню: он идет куда-то по своим делам, и был бы в принципе не против, если бы она шла рядом. А она семенит за ним следом, не понимая, куда и зачем они идут. Да, он был бы рад, если бы она шагала рядом с ним, но лишь той дорогой, которую выбрал он, не задаваясь вопросом о том, нужно ли это ей.

 

***

 

 Две недели понадобились Полине для того, чтобы окончательно смириться с таким положением вещей. Что ж, пришлось признать – она нагромоздила себе иллюзий! В какой-то момент она утратила связь со Стасом…

 Она всегда была уверена, что если мужчина и женщина называют себя парой, то они автоматически буду работать на свои отношения и учитывать интересы друг друга, строить свою жизнь исходя из того, что в ней кто-то есть.

 Но оказалось, что она ошиблась, и Стас смотрел на вещи по-другому.

 Она злилась и обижалась, но не на него, а на себя. Он-то вел себя по отношению к ней честно, а вот она себе понапридумывала черт знает чего, настроила ожиданий, про которые он, оказывается, даже и представления не имел!

 Эти две недели стали для нее очень тяжелыми, она много плакала, плохо спала и с трудом понимала, что происходит на работе. Ей пришлось мучительно бороться с желанием позвонить Стасу и сказать: «Да, любимый, я еду к тебе!», закрыть глаза и ухнуть в эту новую жизнь, слепо надеясь на то, что все как-нибудь устроится…

 Соблазн был большой, очень большой!

 Иногда, напротив, ее накрывало чуть ли ненавистью к нему, и Полина хваталась за телефон - высказать ему, что любящие люди так не поступают, что он эгоист, каких мало, что он даже понятия не имеет, какую боль ей причинил…

 Полина изо всех сил держала себя в руках и не звонила ему до тех пор, пока не примет окончательное решение. Стас тоже молчал, не давил на нее, не уговаривал – просто ждал.

 Олеся честно старалась молчать, но периодически, нет-нет, да и выдавала что-то вроде: «Полина, ты имеешь полное право жить так, как тебе этого хочется, а не его счастьем!» или: «Почему ты вбила себе в голову, что поступишь подло, если откажешься?», а еще: «Поверь мне, Стас переживет, если ты с ним расстанешься! Расстроится, конечно, но переживет. Он уже наполовину это пережил!».

 Полина спорила с ней, она всю жизнь была уверена, что эгоизм хорош лишь до определенного предела, что ради любви иногда приходится идти на жертвы и это нормально…

- Жертвы! Жертвы! Самопожертвование! – Ругалась на нее Леся. – Что ты глупости говоришь?! Это вообще бред полнейший!

- Почему бред? Уступать друг другу в отношениях – это нормально!

- Это ненормально! Точнее, не так… Конечно в отношениях приходится подстраиваться и от чего-то отказываться, вопрос в том, какова цена! Не слишком ли это круто: все бросить и уехать неизвестно куда и неизвестно в каком статусе?! Как ты вообще там будешь жить? Полин, тебе не кажется, что ты со своим самопожертвованием перегибаешь палку? Тебе не кажется?

- Я пока еще не решила…

- Вот и не решай! Это вообще катастрофа какая-то! Просто национальная беда! Ты сама подумай: жертвовать собой, приносить себя в жертву – это что-то исключительное, это очень круто, это подвиг! Это очень серьезный поступок! А нас воспитывают так, как будто мы обязаны всем и постоянно жертвовать! И если мы не жертвуем, то – фу, какие плохие! Если ты ничем не жертвуешь ради мужа, детей, родителей, работы, то все – эгоистка и вообще тварь! А это неправильно! А правильно, Полин, пойми это, выстраивать отношения так, чтобы этих жертв делать не пришлось! И тогда все встанет на свои места! И тогда будет все логично: в исключительной ситуации можно будет пойти на самопожертвование. А не вот так! – Олеся говорила убедительно, одухотворенно. Она оживленно жестикулировала и вся подавалась к подруге, сверля ее пронзительным взглядом, который словно делал еще значительней каждое ее слово: - Не надо самопожертвование делать повседневной обязанностью! Утром встала, чаю попила, зубы почистила – и пошла собой жертвовать! Откажись от себя, пошли на фиг все свои мечты и стремления, сделай так, чтобы другому было хорошо, даже если тебе будет плохо – это что, основа для нормальных взаимоотношений? Вот как по мне, так это ни фига не про счастье, моя дорогая!

- Олесь, тебя послушать, так мне вообще надо сесть на попу ровно и ничего не предпринимать! А как тогда, объясни мне? Как же любовь? Я все понимаю, ты правильные вещи говоришь, но что мне делать конкретно в этой ситуации? Вот так уже все сложилось! Он остается там... Я-то понимаю, это действительно его шанс, это перспектива для него! Это рост! Он этого ждал, он к этому шел столько лет, я все это видела, я сама его поддерживала!

- Он шел, Полина! Он! А ты? У тебя что, в жизни кроме него ничего нет?

- Есть, конечно! Просто Стас на первом месте. Это же нормально, чтобы мужчина, с которым ты строишь отношения, был на первом месте?

- Ненормально! – Леся даже руками трясла от возмущения. – Ненормально! Ты должна быть у себя на первом месте! Ты!

- Ладно, хорошо, я! Так вот мне хочется быть с ним рядом! Неужели в этом есть что-то странное? Неужели невозможно быть вместе и любить друг друга, только не здесь, а там?

- Полина, все это возможно, и ты вполне можешь переехать и пожертвовать всем остальным, но только при одном условии: если это сделает тебя счастливой! Если то счастье, которое у тебя появится в результате переезда, по определению будет больше всего того, что ты оставишь здесь! Понимаешь?

 Полина отмахивалась от нее, но очень вяло. Ведь еще до отъезда Стаса она уже не чувствовала себя любимой и нужной ему. Конечно, он соскучился, но по чему? По ней или по тем заботе и комфорту, которыми она его окружала?

 Еще одна мысль не давала ей покоя – ведь он знал, знал, что его собираются повысить! Сколько раз он ей на это намекал! Раз знал, значит, давно уже понимал, что ему придется там остаться, но ни разу не сказал ей об этом – лишь после того, когда решение было окончательно принято.

 Наконец, она сдалась и призналась перед собой: она – не «жена декабриста»! Ей нужно больше, чем Стас готов ей дать – больше внимания, больше понимания, больше любви…

  И если сейчас она поедет к нему – это будет ошибкой! Это не закончится ничем хорошим.

 Оставалось лишь сказать об этом Стасу.

 Его лицо на экране ноутбука выглядело таким родным, что она снова чуть не струсила. Огромных усилий ей стоило сказать:

- Стас, я не приеду к тебе!

 Он долго молчал в ответ, и она заметила, что он часто моргает, как будто не хочет, чтобы она заметила проступившие слезы. Потом он сиплым голосом произнес:

- Я понял…

- Стас! – Воскликнула она.

- Полин, я понимаю… и думаю, что, наверное, ты права, и так будет лучше… Просто сейчас мне тяжело это принять.

 Полина осознала, что он был готов к этому ответу. Не хотел его услышать, но был готов! И он его принял! Не стал спорить, не стал возражать.

 Принял…

 Что ж, так тому и быть.

- Я, наверное, должна переслать тебе твои вещи? – Спросила она.

- Что? Вещи? Какие вещи?

- Ну… Ты же не все забрал, когда уезжал…

- А, да! Давай мы как-нибудь потом это обсудим, хорошо? – Попросил он.

- Конечно. – Согласилась Полина.

 Он слабо улыбнулся:

- Я тебе потом позвоню.

- Давай…

 Оказалось, что расставаться с человеком, даже зная точно, что ничего не выйдет, все равно очень больно.

 

***

 

 После разрыва со Стасом прошло три долгих и сложных месяца. Олеся все это время была рядом и очень старалась поддержать ее. Правда, все эти ее: «Значит, это не твой человек!», «Ты достойна лучшего!» и «Твое счастье еще ждет тебя где-то впереди!» не всегда утешали, а зачастую и откровенно раздражали.

 Как это так, столько времени провели вместе, а теперь – «не ее человек»? От этого становилось страшно.

 Стас всегда жил рассудком, и почти всегда умел держать свои чувства в узде, и Полине это даже нравилось – на его спокойствие можно было опереться в сложные минуты. В моменты сильных эмоций именно его невозмутимость не давала утратить ей почву под ногами. А оказалось, что у этого спокойствия есть и обратная сторона - свой выбор он сделал трезво и хладнокровно, не сомневаясь в том, как будет правильно.

 Полина же увидела в этом свою женскую слабость: после всего, что между ними было, после всех лет, проведенных вместе, после всех ее стараний он так спокойно отпускал ее! А ведь она из кожи вон лезла, чтобы быть для него хорошей, чтобы ему было легко и комфортно с ней! Да ему все друзья завидовали, она сама сколько раз слышала: «Повезло тебе! Ты где такую взял?». Полина была уверена, что значит для него очень много…

 Ее уверенность в себе сильно пошатнулась, и нужно было время, чтобы справиться с этим.

 Однако полежать и пострадать тоже не особо получалось: для начала пришлось упаковать и отправить вещи Стаса, потом пришел черед заняться сменой жилья.

 Полина твердо решила, что больше не будет жить в этой квартире, и усиленно искала подходящий вариант. Правда, по последним сообщениям от Ларика, жизнь у нее опять налаживалась: она нашла работу поинтереснее, и снова какой-то мужик замаячил на горизонте. С ним она встречалась уже довольно долго и вовсю строила радужные планы, но Полина, во-первых, ее жизнерадостным рассуждениям о прекрасных перспективах больше не верила, а во-вторых, после того, как Поля узнала, что Ларик сбагрила (а по сути – бросила) своего сына к бабушке, она испытывала к этой взбалмошной женщине такое сильное отвращение, что ее даже от голоса последней подташнивало.

 Полина заявила, что у нее очень много работы, и прервала тяготившее ее общение. Однако Ларик самозабвенно продолжала надиктовывать ей длиннющие «голосовухи», не особо печалясь тем, что Полина на них не отвечает. Судя по всему, ей просто нравился свой голос, вот она и записывала его под любым предлогом в неумеренных количествах.

 Под нажимом Олеси Полина решилась вместо аренды очередного жилья взять в ипотеку небольшую студию. Платить, конечно, вышло дороже, но в одном Леська была права: этот маленький уголок, который еще надо было доводить до ума, был только ее, и ни о каких ушибленных в голову хозяевах или соседях речи не шло.

 И Полина, хоть и понимала, что с работой теперь тоже надо что-то придумывать, все же была благодарна подруге за ее решительность и напор.

 

***

 

 В начале августа Олеся уехала с Максом в двухнедельное путешествие, а когда вернулась, то счастливым голосом пригласила подругу на помолвку.

- Мы хотим, чтобы все было красиво! – Гордо и самодовольно говорила она. Полина понимала, что «мы» в данном случае означало «я», а Макс просто позволяет своей девочке развлекаться так, как ей нравится.

- Есть одно местечко в пригороде – просто сказочное! Очень красивое! Машина за тобой приедет. Народу будет много, предупреждаю сразу!

 В этом-то Полина не сомневалась: Олеся, что называется, «дорвалась», сбывались ее самые заветные мечты, и она с детской непосредственностью наслаждалась открывшимися перед ней возможностями.

 Однако Полину волновал другой вопрос:

- Богдан будет? – Тихо спросила она.

 Она вспоминала его, и часто, и сама себе признавалась, что скучает. Ей очень хотелось рассказать ему что случилось, услышать от него слова поддержки… Но Полина, конечно же, так ему и не звонила, до сих пор испытывая перед ним чувство вины.

 Олеся, услышав ее вопрос, смущенно поджала губы:

- Богдан-то будет, только не один… У него девушка появилась.

- А! – Полина постаралась, чтобы голос звучал максимально безразлично. – Ну, в принципе, логично… А что за девушка?

- Да так себе! – Леся брезгливо передернула плечами. – Ничего особенного! Какая-то охотница за баблом!

- Олеся! – Засмеялась Полина. – Уж чья бы корова мычала!

- Нет уж, ты нас, пожалуйста, не сравнивай! – Обиженно протянула подруга.  – Я Макса люблю за то, какой он! Просто при том наборе качеств, которые я ценю в мужчине, он просто не может не зарабатывать денег! А у нее все наоборот! Ее интересуют бабки, и ей совершенно все равно, кто такой Богдан!

- Надеюсь, что ты ошибаешься! – ответила Полина. – Богдан… он очень классный! Он хороший, и я надеюсь, что у него все будет замечательно!

- Слушай, Полин, ведь он же нравится тебе! – Прозорливо заметила Леся.

- Я к нему очень хорошо отношусь. – Спокойно подтвердила Полина.

- Тогда, может быть, ты все-таки…

- Нет! – Полина оборвала подругу. – Нет, и давай мы не будем к этому возвращаться, я тебя очень прошу!

 

***

 

 Когда в назначенный день и час Полина вышла из машины, которую за ней прислали Олеся и Макс, осмотрелась и оценила масштабы мероприятия, она даже задалась вопросом: если это только помолвка, что же будет на свадьбе?

 Огромный павильон с панорамными окнами вместо стен расположился на самом берегу реки, подсвеченной розовеющим закатом. От распахнутых дверей спускалась широкая дорожка к открытой площадке, на которой играл живой оркестр, и было подготовлено место для танцев. Сам зал со светлым полом и белым потолком, буквально утопал в цветах и свежей зелени, круглые столы убраны скатертями глубокого мятно-зеленого цвета, и такого же цвета лентами были подвязаны белоснежные чехлы на стульях. Гостей было много. Очень много. В какой-то момент Полина даже заробела – такого количества народа она не ожидала!

 Но, поймав свое отражение в одном из стекол, напомнила себе, что выглядит замечательно – длинное атласное платье игриво открывало одно плечо, а сдержанный бежевый металлик замечательно подсвечивал кожу. Самой Полине на такое платье пришлось бы копить несколько месяцев, но Олеся категорично заявила, что за платье подружки невесты платит Макс. И на помолвке тоже.

 Полина, помня Лесины высказывания в духе: «Нечего считать чужие деньги, он сам решит, куда и сколько ему тратить», лишь пожала плечами. Если Макса такое положение дел устраивает, то почему ее, Полину, должно смущать?

 Олеся в светло-лимонном платье в греческом стиле, с высокой прической локонами, и до краев наполненная счастьем, была ослепительно хороша! Рядом с монументальным представительным Максом она выглядела сотканной из воздуха. Полина в который уже раз согласилась с собственным выводом о том, что они действительно прекрасная пара и очень подходят друг другу.

 Она почти сразу столкнулась взглядом с Богданом и смутилась так, что дышать стало трудно. Богдан выглядел очень даже неплохо: сшитый под заказ серый костюм сидел идеально, одной рукой он держал за ножку бокал с шампанским, другой – обнимал за талию высокую стройную блондинку, в алом наряде с открытой спиной, умудрявшуюся сочетать на своем лице восхищение его персоной и пренебрежение ко всему остальному миру. Что-то подобное Полина наблюдала и у Олеси, только на ее взгляд подруга выглядела совсем не так противно.

 Богдан что-то живо, с улыбкой, обсуждал с один из гостей. Заметив Полину, он улыбнулся и чуть приподнял бокал, салютуя ей шампанским. Однако почти сразу он вернулся к беседе, и больше уже не обращал на нее внимания.

 В принципе, а чего она хотела? Чего ждала? Думала – он бросится к ней со всех ног? А ей это надо?

 Если подумать, вот сейчас все встало на свои места: Богдан был тем, кем был – мужчиной из другого мира, к которому она не принадлежала, и с которым не знала, как общаться. Та женщина, которая сейчас старательно терлась своим ярким платьем о его костюм, подходила ему гораздо больше!

 Полина усердно убеждала себя в этом и злилась от того, что продолжает водить глазами по залу, следить – где он сейчас, что делает, с кем общается…

 Намного позже, когда все поздравления отзвучали, он все же нашел ее и пригласил на танец. Полина, которая раньше так волновалась, что он покусится на ее девичью честь, и была готова в любой момент дать ему от ворот поворот, сейчас робела, переживала о том, как выглядит и боялась ляпнуть что-нибудь глупое.

- Давно не общались с тобой. – Сказал он, мягко обнимая ее за талию своей удивительно горячей ладонью. В другой ладони покоились пальцы Полины, и ей казалось, что они меленько дрожат. – Как поживаешь?

- Нормально. – Сдержанно ответила она, не вдаваясь в подробности своей личной жизни. – Потихоньку. А ты как?

- Не жалуюсь. – Улыбнулся он.

- Я рада за тебя…

 Разговор не клеился: Богдан казался отчужденным, Полина смущалась и предпочитала отмалчиваться, но когда танец закончился и мужчина проводил ее до места, ей было жаль, что он уходит.

 Улучив момент, она подсела к Максу и Олесе, ненадолго оставшимся вдвоем. Она хотела произнести для них тост, но Олеся ее опередила:

- А я смотрю, глазки-то у тебя заблестели! – Прокомментировала она танец с Богданом.

- Это от шампанского.

- Милая, ты кому лапшу на уши вешаешь? – Засмеялась подруга. – Ну, скажи, признайся, что ты к нему неравнодушна!

- Признаюсь. – Не стала спорить Полина. – Я к нему неравнодушна. Довольна? Это что-то меняет?

 Олеся удовлетворенно вздохнула:

- Наконец-то я слышу эти слова! Я боялась, что ты до сих пор по Стасу убиваешься…

- Знаешь, уже не так, как раньше. – Сдержанно ответила Полина.

- Вот и чудненько! Так может тогда… - Олеся снова стрельнула глазками в сторону Богдана. – Клин клином знаешь, говорят, хорошо помогает…

- Он не клин! – Сверкнула глазами Полина. – Я никогда не использовала бы его для этого!

- Макс, ну хоть ты ей скажи! Вот что она ломается? Ведь такой прекрасный шанс…

- Знаешь, зайка, вот я сейчас с тобой не соглашусь. – Мягко ответил он. – Полина права, Богдан – не клин.

- Но ты же сам говорил, что был бы рад, если бы они были вместе! – Обиделась Олеся.

- Я и сейчас не против. Но не таким образом! Богдан годится на большее, чем просто выбить из ее головы остатки мыслей о Стасе! Разве ты со мной не согласна?

- Конечно, согласна, милый! Ты у меня умница! – Проворковала Олеся, вызвав на лице Макса довольную улыбку.

- Слушайте, о чем вы вообще говорите? – Возмутилась Полина. – Он, между прочим, не один!

- Да, у этой кошечки цепкие коготки и неплохие шансы. – Кивнул Макс, взглядом выхватывая из толпы друга. Полина повернулась вслед за ним и обнаружила, что блондинка все так же плотно притерта к Богдановскому боку. Интересно, на ее талии ладонь Богдана такая же горячая?

- Ну вот! Тем более! Я в чужие отношения лезть не собираюсь, этого еще не хватало!

- Да нет там никаких отношений! – Возмутилась Олеся. – Они знакомы без году неделя.

- Но сюда-то он ее пригласил!

- Ну и что? Это еще ничего не значит…

- Извини, что перебиваю, моя дорогая, - Сказал Макс и обратился к Полине: - Ты хотела бы отношений с Богданом? Я правильно понял?

 Полина, услышав вопрос, стремительно покраснела и выдавила из себя:

- Не совсем так… Богдан… меня действительно интересует, но я считаю, что слишком мало его знаю, чтобы говорить об отношениях. Скажем так, я бы хотела для начала просто пообщаться с ним, чтобы это понять.

 Пока Леся с недоверчивой улыбкой качала головой, Макс пригубил шампанского и протянул:

- Угу… Тогда просто возьми и сделай это. – Посоветовал он. – Объясни все, как есть и посмотри, какая будет реакция.

 Полина уставилась на него. Объясни, как есть – легко сказать!

- Я подумаю. – Дипломатично пообещала она.

 На самом деле ей, конечно,  очень хотелось еще поговорить с Богданом, но на нем постоянно висела эта «кошечка», зыркая по сторонам так настороженно, что одним взглядом распугивала всех желающих перекинуться с ним парой слов.

 Полина вообще была единственной, с кем Богдан танцевал кроме нее сегодня, и блондиночке это активно не нравилось. Она сверлила Полину таким недобрым взглядом, что та пару раз чуть не подавилась. Заговорить с ним в присутствии этой Цербеши, Полина не решалась, а подкараулить момент, когда она отойдет – не получалось, та зорко следила за своим «имуществом».

 Надежды на то, что он пригласит ее еще раз, или хотя бы просто подойдет – не оправдались. Вообще, он больше не смотрел в ее сторону, и для себя Полина сделала однозначный вывод: в этой истории можно смело ставить точку.

 У нее был шанс, но она отклонила его предложение, а Богдан не из тех людей, которые предлагают дважды. Тогда же принять его предложение она просто не могла.

 Значит – не судьба…

 

5.

 

 Следующие несколько недель стали для Полины периодом раздумий и глубокого самокопания. Она снова и снова задавалась вопросами: почему все так произошло? Почему история, которая начиналась как многообещающий роман, закончилась так бездарно - разрывом по видеосвязи? Почему все так и не дошло до свадьбы? Куда делась любовь, ведь она была?!

 Могла ли она что-то изменить? Были ли вообще у них со Стасом шансы на построение отношений? И почему, в конце концов, из всех мужчин на земле она выбрала именно его?

 Почему, понимая какой он, и что из себя представляет, она, тем не менее, упрямо продолжала ждать от него поступков, которых он никогда не смог бы совершить?

 Олеся переживала – боялась, что этими размышлениями подруга загонит себя в депрессию. Она постоянно звала куда-то развеяться, Полина иногда с удовольствием выбиралась с ней. Правда теперь, из-за того, что ей приходилось больше платить за жилье, она могла не часто себе это позволить. Финансовые проблемы расстраивали, но не пугали ее – справится, не маленькая! Гораздо важнее для нее было снова обрести почву под ногами, вернуть то внутреннее равновесие, которого она лишилась, когда поняла, что четыре года жила иллюзиями, а мужчина, в отношения с которым она безоговорочно верила, пошел своей дорогой, без колебаний с ней расставшись.

- Ты что, все еще страдаешь по Стасу? Скажи мне честно! – Спросила как-то ее обеспокоенная Олеся.

- Нет. – Спокойно улыбнулась Полина. – К Стасу ничего – ни любви, ни обиды… Я по нему давно не страдаю и желаю ему только самого хорошего.

- Пф! Хорошего! – Злилась Леся. – После всего, что он сделал! Да он гад первостатейный! Ты в эти отношения вкладывалась, а он только ехал! Ты вообще имеешь полное право его ненавидеть, а ты его прощаешь! Я тебе поражаюсь!

- Право-то  я имею. – Усмехнулась Полина. – Да только не хочу. Я не хочу его ненавидеть. Я вообще больше о нем не думаю. Знаешь, наверное, это было самой большой моей ошибкой: я ждала, что он сделает меня счастливой! Доверила свое счастье другому человеку, а, по большому счету, ведь даже не объяснила, ни чего я от него жду, ни как это сделать…

- Ой, нет, вот эта песня мне не нравится! – Резко сказала Леся. – Сейчас еще получится, что ты виновата во всем!

- Я не виновата. – Покачала головой Полина. – Я делаю выводы.

 Чем больше Полина думала о прошлом и будущем, тем сильнее утверждалась в мысли, что уже не сможет быть в отношениях тихим и безропотным наблюдателем, наивно надеющимся, что кому-то придет в голову позаботиться об ее интересах. В конце концов, больше всего это нужно было ей самой.

 Вот Лесе в этом отношении повезло – ей с самого детства заложили в голову умение любить себя и заботиться о себе. Если бы ее кто-то спросил, что такое счастье – она, не задумываясь, ответила бы: это способность понимать, чего ты хочешь на самом деле, и получать это. И то, что раньше казалось Полине в ее подруге махровым эгоизмом и меркантильностью, теперь предстало в новом свете – умением принимать себя такой, какая есть.

 В отношениях Леся всегда была честной – она сразу давала понять, чего она ждет и что может за это предложить. При этом романов в ее жизни было: раз-два и обчелся. А вот с Максом они сразу нашли общий язык, понимали друг друга с полуслова, и их взгляды на мир во многом совпадали.

 Вопрос Олеси про Стаса привел Полину к одному удивительному выводу: сейчас, приобретя весь этот опыт, она не стала бы с ним даже пытаться что-то строить! Не то, чтобы он был плохим, нет! Просто сейчас она ясно видела, что это совершенно не тот человек, который ей нужен. Свое расставание с ним она пережила, причем даже легче, чем ожидала.

 Полина отлично понимала, что она не из тех женщин, которые всю жизнь могут прожить в одиночестве. Нет, она хотела любви, хотела видеть мужчину рядом с собой, но, прежде чем бросаться на поиски нового счастья, она решила понять для себя – какой именно человек ей нужен.

 Она больше не хотела строить отношения наобум, авось повезет и все сложится, не хотела вкладываться без уверенности, что будет отдача.

 Полина всю жизнь слышала эту фразу, что не надо слишком задирать планку, ведь будет сложно кого-то найти. Раньше она соглашалась с этим – не надо идеализировать, все живые люди вокруг!

 Но теперь она понимала, что ее мнение поменялось на противоположное: надо понять, кто тебе нужен - и не соглашаться на нелепые компромиссы! Да, в мелочах – ради Бога, сколько угодно! Не обязательно обоим любить оливки или приходить в восторг от одних и тех же книг! Но в принципиальных моментах она хотела взаимопонимания. Иначе – не срастется! А если и срастется, то криво… И будет вечно портить жизнь этим дурацким сравнением: ожидание/реальность!

 

***

 

 Первым пунктом среди достоинств потенциального избранника, для нее стояло уважение. Полина всегда это знала: она не сможет быть с тем, кого не уважает – как мужчину, как человека… Ведь и Стаса она смогла отпустить именно тогда, когда поняла, что за его поступки, за его отношение к ней, за этот его отъезд, и за такое важное решение, принятое без нее, она больше не может его уважать. Все это было не по-мужски. Именно поняв это, она перестала терзаться мыслями о том, что все могло бы у них сложиться.

 Ей нужен был мужчина сильный и уверенный в себе настолько, чтобы не бояться проявлять свою слабость по отношению к ней, не переживать, что выглядит тряпкой, ухаживая за ней и проявляя свою заботу.

 Ей нужен был лидер, и это было странно! Всю жизнь она считала, что лучший вариант – это партнерство! Но то ли она плохо понимала себя, то ли сейчас изменилась, но теперь она знала, что мужчина должен быть уровнем выше, чтобы было за кем идти, на кого равняться, кем вдохновляться…

 А еще ей нужен был человек, умеющий ценить то, что у него есть и понимающий, что отношения – это игра для двоих.

 Чем тщательнее Полина рисовала в своей душе образ идеального мужчины, тем яснее проступали в нем черты Богдана. Поначалу это не смущало, скорее даже забавляло ее. Несмотря на то, что Полина никогда не смотрела на него, как на мужчину, с которым она могла бы связать свою жизнь, она всегда признавала, что он обладает харизмой и обаянием, и по-честному признавала перед собой тот факт, что общение с ним оказало влияние и наложило свой отпечаток. Однако со временем Богдана в ее мыслях стало так много, что это стало ее тревожить.

 Они не виделись с помолвки Макса и Леси. Но если когда-то Полина сама старалась лишний раз с ним не пересекаться, то теперь, когда он исчез с горизонта, ей ужасно его не хватало. Ей очень хотелось встретиться с ним под каким-нибудь нейтральным предлогом, чтобы понять, что с ней происходит. Ничего особенного – просто увидеть его и поговорить с ним. Ведь бывает же так, что со временем образ человека идеализируется, и ты начинаешь приписывать ему те качества, которых у него на самом-то деле и нет. И вот тебе уже кажется, что ты влюблена, а он – тот самый идеальный мужчина… А на самом деле это лишь мираж, вероломно подсунутый воображением в угоду исстрадавшемуся по любви и ласке сердцу.

 Собственное состояние казалось Полине несусветной глупостью: разве можно влюбиться вот так, не видя человека, лишь вспоминая о нем? При том, что не так давно, когда он действительно был рядом, она относилась к нему почти спокойно!

 Полина думала о Богдане так много, что иногда его образ словно рассыпался на кусочки, какие-то непонятные осколки, и она уже не могла сказать, кто он такой, этот Богдан. Так бывает, когда долго повторяешь одно и то же слово, и оно утрачивает свой смысл, а его звучание кажется странным, почти бредовым.

 Бывали дни, когда она так уставала от мыслей о нем, и от собственных попыток избавиться от этих мыслей, что ей хотелось постучать лбом об стенку, чтобы вытрясти их из своей головы.

 Богдан же, как назло, начисто исчез с ее горизонта. Пару раз, когда Леся и Макс приглашали ее, то на осенний пикник, то на дегустацию вин, его не было. Макс оба раза обмолвился, что его друг не вылезает из деловых поездок. В те разы, когда они пересекались с Лесей, подруга иногда рассказывала о нем: говорила, что он погрузился в работу, что возле него вьется эта мерзкая блондиночка, но пока непонятно – успешно или нет. В целом же Леся была уверена, что тема Богдана для подруги табу, и, помня печальный опыт с днем рождения, и строгие слова Полины на помолвке, старалась лишний раз о нем не упоминать.

 Сама же Полина опасалась спрашивать подругу, подозревая, что снова выпустит джинна из бутылки, что Леся не удержится, и снова попытается устроить ее, Полинино, счастье на свое усмотрение.

 Тем не менее, она прекрасно понимала, что просто не способна общаться ни с каким другим мужчиной, пока не поговорит с Богданом и не убедится, что весь этот фонтан эмоций – не более чем иллюзия.

 Поэтому Полина ждала Олесиной свадьбы – уж это-то Богдан не пропустит, отвлечется от любой работы, вернется из любой командировки!

 Лесю подготовка к свадьбе поглотила с головой: она порхала над землей, видела все в розовом свете и слегка неадекватного состояния подруги просто не замечала. Она с головой окунулась во все эти восхитительные приключения: выбор нарядов, цветов, торта, ресторана… Она встречалась то с организатором, то с декоратором, то с портнихой…

 Полина лишь удивлялась, как просто и естественно Олеся вошла в образ невесты состоятельного человека, как легко и спокойно она выплачивала авансы, порой весьма нескромные, которые (тут уж сомнений не было) оплачивались исключительно из кошелька будущего мужа.

- Он просил меня заняться всем этим. – Счастливо улыбаясь, говорила подруга. – У него бизнес, ему не до того… Конечно, кое-что я с ним согласовываю, но в общем и целом это моя забота.

 Полина размышляла: получилось бы у нее так же легко и непринужденно тратить чужие деньги на собственные прихоти? Леся искренне считала, что достойна всего этого, и никаких сомнений на этот счет просто не испытывала.

 С головой вовлеченная в этот свадебный водоворот, Полина, конечно же, не могла не думать о том, какую свадьбу хотела бы она сама. Тем более что Леся, о Богдане молчавшая, как партизан, половину фраз начинала со слов: «Вот когда будет твоя свадьба…». Дальше следовало все, что угодно, от: «Я тоже пойду с тобой примерять платье», до: «Я тебе посоветую самого лучшего фотографа!».

 Все это: подготовка к свадьбе, непонятное отношение к Богдану, мечты об идеальном мужчине, и неистовое желание создать собственную семью, так утомили и измучили ее, что иногда Полина задавалась вопросом: кто же больше ждет свадьбу?  Олеся, чтобы наконец-то узаконить отношения со своим долгожданным, вымечтанным, пойманным в ловко расставленные сети Максом, или она, Полина, чтобы увидеться с Богданом и расставить все точки над «I».

 Несколько раз им довелось поговорить по телефону – как-никак, Полина была подружкой невесты, а Богдан – другом жениха. Полина каждый раз нервничала, смущалась и волновалась. Каждый звонок виделся ей шансом возобновить прерванное общение. Казалось бы, что такого? Просто, помимо обсуждения свадебных моментов начни с ним разговаривать, легко и непринужденно, слово за слово, так, глядишь, все и пойдет… Но на ее неизменное: «Как дела?», Богдан лаконично отвечал: «Все нормально. Как у тебя?», на что она не менее коротко отвечала: «Да тоже все потихоньку…», и разговор увядал сам собой.

 А что? Что ей было сказать? «Ты знаешь, Богдан, я рассталась со своим бывшим женихом и теперь постоянно думаю о тебе потому, что мне кажется, что я влюбилась, но я в этом не уверена…»?!

 И вообще, если подумать, что их связывает кроме дружбы с невестой и женихом? Несостоявшийся роман? Она сама его отвергла и ясно дала понять, что между ними ничего нет и быть не может. И то, что спустя несколько месяцев в ее голове все перевернулось – вовсе не означает, что он сидит и ждет, когда она решит оказать ему свое внимание! Вон, уже какую-то блондинку на себя повесил!

 

***

 

- Слушай, Полин, я, конечно, понимаю, что ты запретила мне говорить про Богдана и все такое. – Говорила Олеся, открывая коробки с роллами, которые она принесла с собой. – Но ты уже третий раз как бы случайно спрашиваешь, как у него дела! Делаешь вид, что тебе все равно, а у самой аж уши вытягиваются, если в разговоре его имя упоминают. Может быть, вам все-таки уже встретиться?

 Полина ощутила, как при звуке заветного имени ее бросило в жар. Она как можно безразличнее пожала плечами и схватилась за штопор, как за удачный предлог спрятать от подруги свое лицо.

- Не могу сказать, что я об этом не думала… - Пробормотала она. – Но как ты себе это представляешь?

- Нормально представляю!

- А я вот что-то не очень. Особенно после всего, что было…

- Ага, а еще больше после того, чего не было! – Хихикнула Леся.

- Может быть, я была бы и не против. – Вздохнула Полина и с громким «чпоньк!» вытащила пробку из бутылки белого вина. – Но я боюсь!

- Пф! Боишься? Чего ты боишься?

- Во-первых, это будет выглядеть как будто он – запасной вариант, типа со Стасом не получилось – вот я к нему и переметнулась.

- Ну, вообще, да, похоже… - Не стала лукавить Олеся.

- Я знаю! – Расстроенно воскликнула Полина. – Но на самом-то деле это не так! Лесь, ты же знаешь!

- Знаю-знаю. – Успокоила ее подруга. – А во-вторых?

- А во-вторых… Так, только давай сразу договоримся, что это пока просто мои размышления, и ничего такого серьезного, ладно?

- Ладно-ладно! – Заверила ее подруга. – Давай просто представим, что было бы, если…

- Да, вроде того. Так вот, я подозреваю, что если бы мы даже с Богданом и сошлись, то все закончилось бы рано или поздно так же, как со Стасом! Ведь они же похожи, Лесь! Только Богдан старше, он более мудрый и опытный, и прошел через многое, через что Стасу еще только предстоит. Но ты же не будешь спорить, что он такой же упертый фанат своей работы! Наверное, это мой типаж – тянет на трудоголиков! И где гарантия, что он, насладившись общением, через полгода-год не отодвинет меня в сторонку, чтобы заниматься своим бизнесом, а я опять буду сидеть где-то не у дел!

- Так… во-первых, перед тобой стоит очень простой выбор на самом деле. – Решительно начала Олеся. – Либо ты можешь и дальше тихо сохнуть где-то в уголке, и тогда рано или поздно на его пути встретится более решительная баба, которая вытряхнет из его головы все мысли о тебе.

- Так это, кажется, уже произошло…

- Не уверена. Богдан держит ее на расстоянии, хотя она-то готова на сближение. Как ты понимаешь, он со мной это все особо не обсуждает, но лично мне кажется, что у них не очень-то складывается. Слишком уж она рвется в бой, слишком мечтает заполучить его…

- Ой, а можно подумать, он против!

- Поль, если бы он был не против, то они бы уже тоже о помолвке объявили! Поверь, она бы тянуть не стала… Вообще, мне кажется, он с ней больше от скуки связался. А что? Она красивая, в обществе показать не стыдно…

- Олеся! – Возмутилась Полина. – Ты так говоришь, как будто он ее нанял… сама знаешь для чего!

- И поверь мне, он ей за это хорошо платит! – Заверила ее Леся. – Но связываться с ней всерьез – вряд ли захочет. Конечно, это только мои ощущения… Так вот, либо ты и дальше дурака валяешь, либо возьмешь себя в руки и сама сделаешь ему шаг навстречу. Да, может это и будет выглядеть, что он запасной вариант, только имей в виду, моя дорогая, никто, кроме тебя, не сможет ему объяснить, что это не так! Просто будь с ним честной! Расскажи, что сначала у тебя умерли все чувства к Стасу, а уже потом, когда ты сидела и размышляла, какой мужчина тебе нужен, то пришла к неожиданному выводу, что мужчина этот давно уже болтается рядом, и только ты, дурочка такая, все мнешься, и все не можешь решиться ему хотя бы позвонить!

 Полина уставилась на подругу в немом удивлении. Та пожала плечами:

- А что? Я тебя сколько лет знаю! Поверь, я прекрасно понимаю, что творится в твоей голове!

 Полина усмехнулась, задумчиво заправила волосы за ухо.

- Да уж… - Протянула она. – Никогда не думала, что мне захочется стать персонажем сказки про Золушку…

- Не люблю эту сказку! – Сморщилась подруга. – И вообще, персонажем сказки про Золушку ты уже была.

 У Полины от удивления брови поползли вверх, и Леся пояснила:

- Вот смотри, Золушка у нас всю жизнь была тихой скромницей, кроткой и милой. Она старательно работала, безропотно принимала удары судьбы и тем самым заслужила свое счастье. Тебе это подходит. – Леся промочила горло глоточком вина, хитро глядя на заинтересованную подругу, и продолжила: - Теперь поговорим о принце. Ты думаешь, что на эту роль подходит Богдан, коль скоро у него много денег. Но давай вспомним сказку, как там все было? А было так: принц - увидел, захотел, получил! Максимум, что он сделал – это поискал ее после того, как она с бала свалила. Да и то, ему специально обученные люди помогали. Так что особо сильно ему напрягаться не пришлось.

- На Стаса намекаешь?

- На него, родимого! Золушка вот тоже сразу растеклась, в объятия к нему бросилась, прямо как ты! Любовь же, с первого взгляда! А про поговорку: «Легко нашел – легко потерял» мы забыли, да? Жаль, про Золушку продолжения не написали, там бы сто процентов было про развод!

- Ну вот. – Расстроилась Полина. – А мне всю жизнь она так нравилась…

- Да и пожалуйста. – Пожала плечами подруга. – Ты, главное, не повторяй ошибок!

Но сейчас не об этом… Мне хоть и не хочется это говорить, но ты права и Богдан действительно в чем-то похож на Стаса… Или Стас на Богдана, даже не знаю… Но ты правильно сказала: Богдан – более опытный, более мудрый, и в жизни и в людях он, поверь, тоже намного лучше разбирается. Это во-первых. А во-вторых, окажешься ты на задворках его интересов или нет, зависит все-таки от тебя. Когда он весь расцветет от счастья и будет признаваться тебе в любви (а я уверена, что так и будет!), не сдавайся ему сразу, Полина! Вот смотри, со Стасом вы почти сразу стали жить вместе, и, мало того, ты еще постоянно входила в его положение: денег не было – подарков не просила, уставал после работы – вы даже гулять элементарно не ходили никуда!

- Я просто заботилась о любимом человеке! – Обиженно протянула Полина.

- А должен был он о тебе заботиться! Он! Взрослый! Сильный! Мужик! Поверь, уж не развалился бы от того, что сходил бы с тобой вечером в кино или хотя бы по набережной пройтись. И пусть бы он на следующий день не выспался, но он бы знал, что не выспался из-за тебя – ты была бы в его мыслях. А ты очень постаралась и сделала так, чтобы тебя в его мыслях не было! Зачем напрягаться, если Полина ничего не хочет и ни о чем не просит?! Понятно, что ты хотела, чтобы ему было лучше, но вот ты знаешь, это очень неправильно решать, что ему хорошо, а что нет! Запомни, твоя задача, как женщины, сообщить ему, что ты хочешь внимания и заботы, а он уж пусть решает, когда и как он сможет тебе это дать. А ты будешь видеть, насколько он заинтересован: если сильно – все сделает, если не очень – найдет кучу причин не делать. А ты сможешь решить, устраивает тебя такой подход или нет. И все это должно произойти до того, как вы станете жить вместе! Поля, он должен привыкнуть к тому, что о тебе надо заботиться, что о тебе надо думать, понимаешь? Чтобы не вот так вот: «Месяц поухаживаю и все получу», а чтобы он сам понимал, что это – навсегда, по сути. Даже если он придет к тебе с кольцом и сделает красивое предложение, стоя на одном колене, ты имеешь полное право сказать: «Да, любимый, я согласна, только через год!». И ему придется весь год убеждать тебя, что твое решение связать с ним жизнь – правильное! А он будет знать, что ты в любой момент можешь сказать: «Извини, дорогой, что-то не срастается у нас!».

- Что-то ты сама ни фига год не ждала! – Фыркнула Полина.

- Так я и замуж еще не вышла. Ты же знаешь, свадьба только в январе.  – Пожала плечами Олеся.

 Что правда, то правда, вопреки всем ожиданиям, вопреки нетерпению самого Макса, под венец подруга как будто и не рвалась - подготовкой к торжеству она занималась с большим удовольствием, но без всякой спешки.

 – Ну ладно, хорошо, пусть не год, пусть полгода… Ну хотя бы три месяца… Я понимаю, это очень большой соблазн – съехаться с любимым мужчиной, начать жить вместе, вести совместное хозяйство, засыпать и просыпаться рядом, но блин!.. Если поторопишься – можешь все испортить! Полин, я тебя умоляю, хоть раз в жизни сделай, как я говорю: позвони Богдану и потихоньку, не торопясь, налаживай с ним контакт.

 

***

 

 Полине понадобилось еще три дня, чтобы, наконец, решиться и сделать шаг навстречу своему счастью. Но когда она все-таки отважилась, оказалось, что дождаться заветного момента не так просто: хотелось немедленно позвонить ему, но Полина решила, что самое правильное – сделать это вечером, после работы, часов в семь, чтобы он точно освободился, и голова не была забита другими мыслями.

 До семи время тянулось ну просто бесконечно. Полина полчаса крутила в руках телефон, наконец, в восемнадцать пятьдесят восемь, нервно выдохнув и стараясь унять волнение, набрала его номер.

- Привет, Богдан! – Улыбнулась она в трубку в ответ на его короткое «Слушаю!». – Знаешь, я соскучилась и хотела бы с тобой встретиться.

- Я сейчас занят, позже перезвоню! – Сухо и очень официально ответил он и прервал звонок.

 Полина закусила губу – от его далекого, отрешенного голоса ей стало не по себе. Она надеялась, что от ее звонка он, пусть не завизжит от восторга, но хотя бы обрадуется, а здесь такое… Холодно и недружелюбно! Может все-таки Олеся ошиблась, когда уверяла ее, что он пока еще думает о ней? Может быть после того, как она второй раз его отшила, он обиделся, и решил больше не иметь с ней дела? А тут она названивает, а ему неприятно и противно!

 Хотя… Он же сказал, что перезвонит! Ну и что, что сказал? Сказал, чтобы отстала и не лезла выяснять отношения! И тон у него такой отчужденный…

 Интересно, чем это он там занят? Что, если он там с девушкой, а тут она названивает, вот он ее и «отбрил»?

 Мысли лезли в Полинину голову одна печальнее другой, она уже была твердо убеждена, что он не перезвонит, злится, обижается на нее, и вообще ему нет до нее никакого дела!

 Что не мешало, тем не менее, ей проводить время не выпуская телефон из рук и изнывая от надежды.

 Она просто не могла себя заставить заниматься хоть чем-нибудь полезным, поэтому час за часом просто рассматривала те немногие фотографии, которые были сделаны, пока они еще собирались одной компанией.

 Звонок раздался лишь без пятнадцати одиннадцать, заставив Полину ощутить целый каскад эмоций: от облегчения до смущения и паники.

- Прости, я не мог раньше перезвонить! И нормально ответить тоже не мог – были сложные переговоры, очень неудобно…. Вот только-только разошлись.

- И как? – Поинтересовалась Полина.

- Что как?

- Договорились? – Уточнила она, чувствуя, что стремительно краснеет потому, что сморозила какую-то глупость. Она готовилась к этому разговору, но сейчас все, конечно же повылетало из головы.

- Да, договорились. – Она услышала, как Богдан усмехается. В подробности он вдаваться не стал, вместо этого напомнил: - Ты сказала, что соскучилась? Мне было приятно это слышать!

- Да, я, в самом деле, очень соскучилась по тебе! – Искренне ответила она, радуясь, что он не видит ее взволнованного лица. – Знаешь, в моей жизни кое-что произошло… Много чего произошло. Я хотела бы как-нибудь встретиться.

- Встретиться? Хм-м… Это можно, почему бы и нет? – Отозвался он. – С удовольствием тебя увижу. Так, ну, сегодня конечно уже поздно… Завтра – нет… Послезавтра тебе будет удобно?

 Откровенно говоря, Полина была готова встретиться и сегодня, хоть глубокой ночью, но ответила ему сдержанно, после небольшой паузы, словно в самом деле сверялась со своими планами.

- Да, удобно. Только вечером, после работы.

- Чудно. Тогда я за тобой заеду. – Сказал он. – А сейчас отдыхай. Спокойно ночи!

- Спокойно ночи! – Эхом повторила она, улыбаясь в трубку, и подумала, что следовать Лесиным советам будет не так-то просто, особенно с таким мужчиной, как Богдан!

 Что ж, похоже, послезавтра в ее жизни может начаться новый этап и новые отношения. И строить их она тоже намеревалась по-новому.

 Если, конечно, будет что строить.

 

***

 

 Богдан ждал ее стоя у машины с цветами в руках. Девять крупных красных роз, плотных и свежих, которые сказали Полина сразу многое: то, что он тоже не против возобновить общение (иначе не принес бы цветов); то, что цветы эти не стоит расценивать как ухаживание (букет был красивый, но не шикарный, особенно по сравнению с теми, которые он дарил ей ранее); и то, что от этой встречи зависит, будут ли в их жизни другие свидания и другие цветы.

- Прекрасно выглядишь! – Сообщил Богдан, обнимая и целуя ее в щеку. Он хорошо рассмотрел ее, пока она подходила к машине, и говорил искренне, но того восторга, которым раньше сияли его глаза, Полина пока не увидела. Скорее, в его выражении лица проскальзывали черточки самодовольства. Что ж, если учесть, что она сама позвонила ему, пожалуй, он имеет на это право.

- Спасибо. – Улыбнулась она. – Ты тоже!

 Богдан любезно распахнул перед ней дверцу, помог устроиться на сиденье и сам уселся за руль.

- Мне очень интересно, что ты хочешь мне сказать, но давай для начала где-нибудь присядем. – Заявил он, выруливая на проспект. – А пока расскажи, как живешь, что у тебя нового?

 Конечно, в душе Полина немножечко надеялась, что Богдан при виде нее растает, скажет, что все это время ждал, надеялся и верил, и сам предложит ей встречаться. Но умом-то она прекрасно понимала, что он совершенно не тот человек, который будет ждать у моря погоды после того, как его отвергли, причем дважды. Как бы она ни нравилась ему, он не из тех мужчин, которые будут тихо вздыхать о несбыточном, и снова и снова ложиться в одинокую постель, храня верность своему недостижимому идеалу.

 И вообще, не надо забывать, что в его жизни уже есть женщина, причем достаточно ушлая и решительная (как Олеся), и вполне возможно, что она уже успешно переключила его внимание на себя. Может, это с ней он вчера проводил вечер… И тогда Полина окажется в очень глупом положении.

 Но, в любом случае, пока она ничего не знает наверняка, и сдаваться рано. Богдан в свое время много чего сделал, чтобы выразить ей свою симпатию, а сейчас настала ее очередь пытаться выстроить между ними мост.

- В моей жизни много чего поменялось. – Ответила она. – Я рассталась со Стасом несколько месяцев назад.

 Полина внимательно наблюдала за его лицом, но Богдан лишь дернул бровями, сосредоточенно глядя на дорогу.

- И еще я взяла квартиру в ипотеку, студию, и мне пришлось поменять работу. Новое место ничего такое, но я еще не успела прижиться и скучаю по старому коллективу.

 Полина была больше чем уверена, что Богдан на самом деле давно в курсе ее разрыва со Стасом, но важно было именно то, что она сама сказала об этом потому, что раньше она постоянно напоминала ему о том, что занята. И вот сейчас: зеленый свет, путь свободен, соперника больше нет!

 К счастью, они приехали довольно быстро потому, что Полина, которая тщательно готовилась к разговору, была совершенно не готова болтать на отвлеченные глупости, а ее рассказ о своей жизни уместился буквально в нескольких словах.

 Богдан заботливо поинтересовался, не хочет ли она есть, но Полина ответила:

- Нет, только кофе. – Но потом подумала и добавила: - И еще бокал вина.

 Официант выслушав, заказ, удалился, и они, наконец-то остались одни. Богдан явно не собирался облегчать ей задачу – с легкой улыбкой он наблюдал, как она смущенно водит пальцем по кромке салфетки, пытаясь сообразить, с чего начать свою речь. Обидно было то, что тот стройный и складный текст, который она заранее подготовила в своей голове, от сильного волнения смешался и превратился в фарш. Слова, с которых она собиралась начать, казались наивными и глупыми. Чувствуя все большую неловкость из-за того, что пауза затягивается, Полина решила начать, как начнется, в надежде, что потом ее импровизация приобретет стройный и красивый вид.

- Богдан… Скажи, пожалуйста, на помолвке Леси и Макса ты был с девушкой. Это… вы с ней встречаетесь?

 Он посмотрел на Полину с легким удивлением, потер подбородок и ответил:

- А ты с какой целью интересуешься?

 Ну что за человек!? Он же не на деловых переговорах, зачем сейчас-то применять все эти штучки? Неужели нельзя прямо ответить: «да» или «нет»?

- А с такой целью, - Осторожно продолжила Полина, - Что я последнее время много думала…

 Брови Богдана иронично дернулись вверх, и он явно сдержался, чтобы не отпустить какую-то ехидную шуточку по этому поводу. Но смолчал, слава Богу, не стал окончательно сбивать ее с толку, видел, что и так она волнуется дальше некуда.

- … и многое про себя поняла. Знаешь, когда ты за мной ухаживал, мне это было очень приятно. Я думаю, ты и сам догадывался, что нравишься мне, мне было с тобой интересно и вообще... Но тогда я была в отношениях, а я не такой человек, чтобы находясь в отношениях с одним мужчиной, что-то еще пытаться с другим. Поэтому я перестала общаться с тобой.

- Я так и понял. – Прохладно ответил он.

 Полина отпила несколько глотков кофе, и продолжила, глядя ему в глаза:

- Мы со Стасом расстались. Ты знаешь, я ни в коем случае не хочу, чтобы ты подумал, что ты какой-то план «Б», или что-то в этом роде! Это совсем не так! Просто, когда я осталась одна, я много думала, и о том, почему так получилось, и о том, что мне дальше делать, как жить, и конечно о том, какого мужчину мне хотелось бы видеть рядом. И чем больше я думала, тем больше понимала, что думаю о тебе. – Полина говорила честно, как есть, и очень надеялась, что он ее поймет. – На самом деле я не могу сказать, что я вот прямо до смерти влюблена в тебя, или что именно ты – тот самый мужчина, которого я всю жизнь ждала и искала… Но в тебе есть много тех черт, которые меня привлекают. И ты… я испытываю к тебе уважение, ты для меня авторитет. Я чувствую, что ты можешь стать тем человеком, за которым я захочу пойти. Я тебя уважаю, очень уважаю, а для меня это стоит на первом месте! И я, конечно, не могу сказать, что на сто процентов уверена, что у нас все сложится и получится, но… Я хотела бы общаться с тобой, узнавать тебя…

 Богдан сложил ладони, и прижал к губам указательные пальцы. Некоторое время он сидел, задумавшись, а потом произнес:

- Интересно… Не ожидал. Так, значит, теперь ты хочешь со мной встречаться?

- Э-э-э… да!

- Хм… Хм… И что же ты понимаешь под этим?

- Ну… Общаться. Пока просто общаться, Богдан, узнавать друг друга.

- А мы разве плохо друг друга знаем?

- Не плохо, но недостаточно.

- Недостаточно для чего?

 Полина, хоть и стремилась снова сойтись с ним, подумала, что в этот момент он просто невыносим!

- Недостаточно для сближения. – Краснея, пояснила она.

 Богдан весело и лукаво усмехнулся.

- Значит, ты хочешь общаться со мной на расстоянии? А почему? Боишься, что я тебя обижу?

- Нет, что ты! Просто, во-первых, у тебя другая женщина. И если у вас все серьезно, то весь этот разговор вообще ни к чему.

- Понятно. А во-вторых?

- А во-вторых, мы давно не виделись, в моей жизни много чего произошло, в твоей, возможно, тоже, наши взгляды на жизнь могли поменяться… Мои так точно поменялись! – А-а-а… - Протянул он. – Понятно. Резон в твоих словах, конечно, есть. Хорошо. Хорошо, давай будем общаться.

 Полина, услышав эти слова, сверкнула улыбкой.

- Я боялась, что ты не согласишься! – Честно призналась она.

- Да нет, почему? Пообщаться я не против, а там посмотрим, что к чему.

- Да. Да, именно так. Богдан…

- М-м-м?

- Сейчас-то ты мне можешь рассказать про эту девушку?

- Могу. Ее зовут Анастасия, она студентка, кажется, учится на экономиста… Красивая, образованная, есть о чем поговорить.

- Она тебе нравится?

- Если она мне не нравилась, стал бы я с ней встречаться?

- Понятно. – Тихо ответила Полина.

- Вряд ли. – Заявил он. – Она действительно интересная девушка, но ее интерес ко мне имеет очень сильный финансовый подтекст. – Он бросил на Полину быстрый острый взгляд. – Мне это неприятно.

- Я думаю, будет честно, если ты не будешь со мной общаться, пока не решишь это наверняка.

- Вот как? Так ты все-таки хочешь общаться со мной «просто» или как женщина, готовая к отношениям?

 Полина вздохнула.

- Богдан, ты очень на меня обижен, да?

 Услышав это, он внимательно на нее посмотрел, и лицо его немного разгладилось.

- Чуть-чуть. – Признался он. – Причем, как ни странно, именно за то, за что я тебя уважаю. Ты выбрала мужчину и была ему верна – мне это очень импонирует.

- Но бесит, что я выбрала не тебя, да? – Улыбнулась Полина, словно слыша, как наконец-то трескается между ними лед.

 Богдан откинулся на спинку стула и сложил руки на груди.

- Бесит… Не люблю это слово. Скажем так, мне было очень неприятно.

- Прости. – Ответила Полина. – Я не хотела тебя обидеть! И очень переживала из-за этого!

 Богдан долго пристально смотрел на нее, поджав губы, но потом все же сказал:

- Я знаю. Знаю. И… хорошо, что ты мне позвонила!

- Да? Я рада. – У Полины отлегло от сердца.

- Я тоже рад. И, чтобы ты была в курсе, с Настей у меня уже давно ничего нет. Да и не было особо…

 У Полины отлегло от сердца второй раз.

 

***

 

 После того, как он так благосклонно отнесся к предложению заново начать общаться, Полина (помня предыдущий опыт) очень надеялась, что общение это будет частым и насыщенным.

 Но Богдан не позвонил ни на следующий день, ни через день. Полина извелась, издергалась, не зная, как реагировать и что думать. С одной стороны ей очень хотелось его увидеть, поговорить с ним, с другой – она не была до конца уверена в том, что на самом деле к нему чувствует. Что, если вся эта влюбленность – плод ее воображения?

 А может быть он решил вообще больше с ней не общаться? Зачем тогда перезванивал? Зачем приезжал? Или сначала встретился, а потом передумал?

 Нет-нет-нет! Он же взрослый человек, и вообще такие порывы не в его характере – как минимум перезвонил бы, или, в крайнем случае, сообщение написал.

 Что ж, по крайней мере, ясно одно, в том, чтобы как можно скорее увидеть ее, он точно не заинтересован!

 В пятницу вдруг нагрянула Леся и принялась настойчиво зазывать ее выбраться в клуб вместе с ней и Максом, возбудив в Полине приступ легкого дежавю – все это уже было когда-то: Леся зовет ее, Полина отказывается потому, что боится, что именно в это время позвонит мужчина, который ей дорог, а она уже будет занята.

 От похода в клуб она открещивалась, как могла, говорила, что устала, и что у нее нет настроения, но Леся поняла ее по-своему:

- Это что, ты до сих пор от Богдана гасишься? Так его не будет. Макс его звал, он сказал, что у него какие-то другие планы.

- Да нет, это не из-за него! При чем здесь Богдан? – Возмутилась Полина, приготавливая им с Олесей чай.

 На столе звякнул телефон, и, поскольку у нее были заняты руки, она попросила:

- Лесь, глянь, кто там звонит?

 Подруга подняла телефон и уставилась на экран:

- Скажу – не поверишь! Богдан…

- Богдан? – Полина сразу же поставила чайник, отшвырнула куда-то в сторону коробку с чайными пакетиками…

- Да, слушаю!

- Полина, привет! Извини, что не позвонил сразу, было много работы. – Голос Богдана звучал весело и непринужденно. – Я помню, что обещал пригласить тебя на кофе. Ты сегодня занята?

 Полина уставилась на Лесю, внимательно ловившую каждое слово.

- Нет. Нет, не занята, Богдан, свободна.

- Ну и замечательно! Я заеду за тобой через час, идет?

- Хорошо. – Улыбаясь, согласилась она и нажала «отбой».

- Та-а-ак! – Многозначительно протянула подруга. – Есть что-то, чего я знаю!

- Ничего такого нет! – Отмахнулась Полина. – Мы просто договорились выпить кофе.

- А я не в курсе!

- Ты же к свадьбе готовишься. – Деланно-безразличным голосом ответила Полина. – Не хотела тебя отвлекать.

- Полька! Полька, не вешай мне лапшу на уши! Вы что, встречаетесь?

- Нет, Олесь, мы не встречаемся, просто я подумала, что неплохо было бы с ним пообщаться. Я по нему соскучилась.

- О, это уже что-то!

- Олесь, я пока сама не знаю, что это. – Вздохнула Полина. – Просто я много о нем думаю. Я поняла, что скучаю, что хочу пообщаться с ним…

- Это уже что-то. – Повторила Олеся. – А раз ты сама решилась ему позвонить, то это что-то вдвойне.

- Пока что ничего. Встретимся, пообщаемся, там на месте разберусь что-то это или только показалось...

- Когда кажется – сама знаешь, что надо! – Ехидно прокомментировала Леся. – А вообще, ты, как всегда, ни фига меня не слушаешь.

- Что такое? Ты это о чем?

- Я о том, что, как только он тебя позвал, так ты сразу и побежала, роняя тапки. Сегодня? Через час? Да, конечно! Будь готов – всегда готов!

- А что мне надо было, соврать, что я занята?

- Нет. – Леся возмущенно сложила руки на груди. – По-честному ответить, что идешь сегодня со мной и с Максом! И если он всерьез хочет тебя увидеть, то сам бы туда приехал. А так опять получается, что ты сидишь, как бабка старая у окошка, и ждешь…

- А я вообще по жизни Ждун. – Мрачно пошутила Полина. Ей подумалось, что подруга права, а она опять валяет дурака, отказываясь от встречи с друзьями ради того, чтобы мужчине было удобнее с ней увидеться. – Ладно, не ворчи! Сама понимаю, что поторопилась, но не перезванивать же ему теперь…

- Эх, жаль я про него последнее время ничего не слышала…  - Сменила тему подруга. - Макс только говорил, что он много работает, какой-то новый проект замутил, весь туда с головой ушел, трудяга…

 Полина вовремя прикусила язык, чуть не проболтавшись, что она отлично в курсе относительно нового проекта, и даже лично влезла во время переговоров.

- Ага, знала я одного такого трудоголика!  - Хмуро протянула она.

- Вот даже не сравнивай! – Разозлилась Олеся. – Есть принципиальная разница: Стас делал то, что считает нужным и с тобой не считался. Богдан – он совсем другой! Да, своим бизнесом он будет рулить как ему удобнее, но он всегда будет помнить о том, что у него есть семья!

- Какая семья, о чем ты говоришь?! – Полина даже подскочила.

- Ой! Ну, это я так, образно… - Смутилась Олеся.

 

6.

 

- Смотри, какая красота! – Леся покачала перед Полининым носом новенькой сумочкой великолепного сливового оттенка.

- Прелесть! – Восхитилась та. – И цвет какой! Просто мечта!

- Вот-вот! – Подруга даже зажмурилась от удовольствия и похвасталась: - Мне Макс вчера подарил!

- Умница твой Макс! И как это у тебя получается?

- А что такого? Я просто недавно видела похожую, и намекнула ему, что мне она очень нравится. – С готовностью просветила ее Леся. – Просто сказала: классная сумка, мне очень нравится. А он запомнил, нашел и купил!

- Да я не об этом! – Махнула на нее рукой Полина.

- А о чем?

- Лесь, вот скажи мне, как у тебя получается так легко и просто брать у него подарки, тратить его деньги?..

- А что? – Удивилась та. – У тебя с этим какие-то сложности?

- Я бы не сказала, что сложности. – Усмехнулась Полина. – Просто меня это как-то… смущает. Я недавно обмолвилась, что дома вода из крана плохая течет. Ничего такого не имела в виду, не просила, просто сказала, что кофе гадостный получается, даже фильтр не помогает. Так Богдан взял и оформил мне доставку питьевой воды. В таких бутылках больших, которые в офисе стоят. Вот и у меня дома теперь стоит… Вместе с кулером…

- Так, а ты что? – С подозрением спросила Леся. – Только не говори, что отнекивалась!

- Не отнекивалась! – Воскликнула Полина, краснея. – Что я, совсем, что ли? Не отнекивалась, а наоборот, спасибо говорила, и что мне приятно, что он такой заботливый.

- А в чем тогда проблема-то, я что-то не пойму?

- Лесь, проблема в том, что я себя неловко чувствую, когда Богдан что-то для меня делает или дарит мне то, без чего я могу обойтись. Понимаешь, я не так воспитана… Мне теперь кажется, что я ему должна…

- С ума сошла? – Схватилась за голову Леся. – Ничего ты ему не должна, кроме искренней благодарности!

- Да я головой-то понимаю. – Кисло отозвалась Полина. – Просто… Я даже не знаю, как объяснить. Я росла в небогатой семье, у нас все покупки были нужные. А если что-то для души – то это только по праздникам. Понимаешь, я привыкла, что мне дарят подарки или на новый год и день рождения, или по какому-то исключительному поводу… Например, когда я благодарность от школы получила, за примерное поведение, мне родители коньки купили… А сейчас… Я же не бедствую, у меня есть все, что нужно, пусть этого и немного. Это не значит, что я не хочу жить как-то лучше, но когда мне просто так дарят что-то, без чего я могла бы обойтись, я не понимаю толком, как на это реагировать.

- А-а-а! Вот ты о чем…

- Ага, об этом. Вот мне и интересно, что ты об этом думаешь?

- Что я думаю? С одной стороны, в принципе, логично: надо уметь радоваться тому, что есть, иначе можно всю жизнь тупо страдать от того, что чего-то нет, а ведь всегда чего-то нет. Просто в моей картине мира у этой философии есть такое продолжение, что, радуясь тому, что есть, нельзя отказываться от шансов получить что-то большее, если это приходит к тебе… как бы это сказать… хорошим путем.

- Хорошим путем?

- Ну да. Например, на свои прихоти можно заработать. Но не так заработать, чтобы ради покупки чего-то такого ишачить три месяца, а это когда делаешь что-то, что тебе нравится, тебе за это дают деньги, и ты их тратишь на то, что тебе тоже нравится.

- Хм… В принципе, нормальный вариант. Я так на квартиру работаю.

- Ага, что-то вроде этого… Или если тебе кто-то делает подарок, или ты что-то выигрываешь, что-то в этом роде. То есть, ты это не воруешь, не отнимаешь, не вымаливаешь и не вытребываешь. И вообще, когда ты это получаешь, то всем становится только лучше. – Леся еще раз ласково погладила бок сумочки, отозвавшийся в пальцах приятным ощущением собственной значимости для своего мужчины.

- Всем? Богдану-то чем лучше? Он эту воду не пробовал даже. Он и в гостях-то у меня не был!

- А ты об этом жалеешь?

- Нет! С ума сошла? Можешь его здесь представить?

- У меня хорошее воображение. – Заверила ее подруга.

- Оставь его при себе! Во-первых, я не собираюсь превращать эту квартиру в место для свиданий. Тем более с таким мужчиной, как Богдан! А во-вторых… Нам пока рано еще оставаться наедине!

- А вот это правильно! – Обрадовалась Леся. – Правильно, Поль, береги себя! Вот когда будешь на все сто уверена, что вам с ним по пути – тогда другое дело.

- Так и я о чем! Блин, ты меня с темы сбила! О чем мы говорили? А! Так вот, какая ему радость? Он напрягся и потратился ради меня, это очень круто, но ему самому-то от этого ни холодно, ни жарко!

- Дурочка ты! – Снисходительно покачала головой Леся. – Вот скажи мне, ты когда кому-то что-то даришь, тебе что, плохо? Прям от сердца отрываешь, испытывая глубокие страдания?

- Нет, конечно! – Засмеялась Полина. – Это я понимаю, и подарки дарить люблю. И помочь кому-то чем-то тоже могу… Но подарки ведь тоже разные бывают! Богдан мне сам ясно дал понять, что не любит корыстных женщин…

- И теперь ты опасаешься, что он тебя за такую примет?

 Полина смущенно кивнула.

- Не примет. – Убежденно заявила подруга.

- Почему ты так считаешь?

- Да потому, что ты не врешь ему! Не рассказываешь байки о том, как дома мышь в холодильнике повесилась, как моль всю одежду в шкафу слопала, как с карточки кто-то все деньги свистнул… Да и так, ты редко о чем-то его просишь. Я бы сказала – слишком редко. Короче, не пытаешься качать из него баблишко. Да и на лице это у тебя написано…

- Я вообще не собираюсь у него пока что-то просить! – Возмущенно фыркнула Полина. – Мы вообще пока просто общаемся! По сути, между нами пока особо ничего и нет, так, кофе пьем, ужинаем иногда…

- Однако это не помешало ему проявить о тебе заботу. Это о многом говорит, моя дорогая… А ты от него приняла эту заботу и тем самым дала ему почувствовать свою силу, свою мужественность, что он это может. И мало того, он же отлично знает, что ты не от каждого подобную заботу примешь. А значит, что ты в какой-то степени – уже его женщина. А эта мысль его по-своему тоже очень греет. Мужчины же собственники…

- Да. – Улыбнулась Полина. – Он внимательный и заботливый… Это так круто!

- Круто – это точно! – Кивнула Олеся. – Главное, ты теперь все не испорти!

- С чего это я должна все испортить? – Возмутилась Полина.

- А с того, моя дорогая… Ты сама как считаешь, ты можешь дать Богдану то, что ему нужно?

- Леся! – Оскорбилась Полина. – Ты же сама мне мильон пятьсот тыщ раз говорила, что на интим можно соглашаться только после того, как я буду на сто процентов уверена, что мы с ним вместе до конца дней! Мы, вообще-то, даже не целовались еще!

- Серьезно? – Вскинула брови та. – А почему?

- Потому, что мы пока просто общаемся! – Отрезала Полина. – По-дружески. А друзья не целуются! Нормальные люди, по крайней мере…

- Ну-ну… - Хохотнула подруга. – Нашла себе друга! И кто от кого бегает? Ты от него, или он от тебя?

- Он от меня. – Хмуро призналась Полина. – Знаешь, он что-то не спешит падать ко мне в объятия.

- А ты, я смотрю, не против?

- Смотря как сильно падать. – Ответила та. – На интим я бы не согласилась, а вот на поцелуй…

 Леся снова засмеялась и покачала головой:

- Ох уж этот мне Богдан! Надо же, характер показывает! Или просто не верит своему счастью? – Предположила она. – Боится, что ты себе очередного голодранца найдешь и примешься самоотверженно жертвовать собой, а его снова в дураках оставишь?

- Леся!!!

- Ладно, извини! – Сбавила тон подруга. – Не злись, пожалуйста. Поль, погоди, еще не вечер! Вот встретитесь на свадьбе, там все будет очень красиво, романтично, глядишь, и его настроит на нужный лад…

- Думаешь?

- Ага. Это же свадьба его лучшего друга! Хочет – не хочет, а он на себя все это примерять будет!

 Полина задумчиво улыбнулась.

- А вообще, я конечно, рада, что ты спишь и видишь, как бы с ним уединиться, но говорила совсем не об этом.

- Я ничего такого не вижу! – Вспыхнула Полина. – Да, он мне нравится! Да, меня к нему влечет! Но это же не значит, что я готова на все и сразу!

- Вот и молодец!

- Сама знаю! О чем ты там говорила?

- Я тебе о том говорила, моя дорогая, что если ты продолжишь смотреть на него исключительно снизу вверх, то все испортишь! Он, конечно, балдеет от твоей гордости и принципиальности, это факт. Но ты, по-моему, так и норовишь слезть с этого пьедестала и объяснить ему, что ты не такая уж богиня. Понимаешь? Я это имела в виду, когда спрашивала, готова ли ты ему дать то, что ему нужно. Он тебя выбрал, уж прости, не за твою внешность, и не за ум. Он тебя выбрал за твою принципиальность и самоуважение! И если однажды ты все это по большой любви и великой глупости, сложишь к его ногам, то ты не сделаешь его счастливым. Ты его разочаруешь. Запомни, Богдан будет с тобой до тех пор, пока ты будешь позволять ему быть тем мужчиной, которым он хочет быть…

- Ага, я одному так уже допозволялась!

- Ничего подобного! Стасу ты позволяла поступать так, как ему было удобно, это да, но я же совсем не об этом говорю! Кем хочет быть Богдан? Да вообще, кем хочет быть мужчина в отношениях с женщиной?

- Тем, кого любят и уважают.

- Это безусловно. Но я опять о другом. Мужчины, такие как Богдан, такие, как Макс, короче, нормальные мужчины, хотят быть сильными, мужественными, им нравится управлять своей жизнью и знать, что они умеют решать проблемы. Им нравится быть нужными. Я вот об этом говорю. Не отнимай у Богдана права на мужественность, не бросайся решать и действовать вперед него, а тем более – вместо него! Понимаешь? Ему очень важно знать, что ты в него веришь. Что для тебя именно он – тот супергерой, про которого ты думаешь, что он чуть ли не всемогущий! Понимаешь? Даже если он будет делать что-то не так, как ты себе это представляла – все равно, пусть делает! Не учи его как нужно, не показывай своим примером. И говори ему за это спасибо. Вот и все. Богдан не из тех мужчин, которые могут позволить женщине быть сильнее него. Он такого не простит. И если кто-то другой в подобной ситуации просто расслабится и будет получать удовольствие, то он не такой. Ты сама прекрасно это знаешь. Если он поймет, что он тебе не нужен – он уйдет. Вот и не соревнуйся с ним, не меряйся, у кого градусник длиннее. Только народ насмешишь! И его потеряешь!

 

***

 

 Накануне перед свадьбой Полина спала очень плохо, нервничала, крутилась, вставала попить водички и чаю, посидеть в телефоне.

 Олесины слова о том, что романтическая обстановка может положительно повлиять на Богдана, не давали ей успокоиться, в воображении рисовались разные счастливые любовные картины.

 Спать не получалось, и она, зная свой характер, не удивлялась и даже не особо расстраивалась по этому поводу. Зато утром легче будет вставать!

 Леся встретила ее на пороге своей квартиры такая же не выспавшаяся и бледная.

- Они приедут через сорок минут! – Хмуро пробормотала она, имея в виду парикмахера с визажистом. – Пойдем пока кофе выпьем?

- Пошли. – Удивленно согласилась Полина. – Лесь, ты чего?

- Что «чего»? – не поняла подруга.

- Чего без настроения? Я думала, ты от счастья будешь до потолка прыгать…

- Буду, просто я еще не размялась. - Вяло пошутила Леся. – А если честно, то я почти не спала всю ночь. Я так нервничаю, ты себе не представляешь!

- Да, я тоже не спала! – Кивнула Полина.

- А ты-то почему?

- Да так, за компанию… - Полина прикусила язык. – Волнуюсь, чтобы все прошло хорошо! Я ж подружка невесты, много за что отвечаю…

 Олеся повисла у нее на шее.

- Полинка-а-а!

- Девочки, идите, кофе на столе! – Из кухни выглянула мама Олеси, в халате и бигуди, при взгляде на которые Полина недоуменно вскинула брови.

- Макияж пусть делают. – Пояснила та. – Ничего не имею против. А вот к голове своей никому не дам прикасаться – не выношу!

 Визажист и парикмахер – не то подруги, не то просто очень хорошо сработавшиеся коллеги, оказались стреляными воробьями и привезли с собой шампанское.

- Никогда не пила в такую рань! – Заметила Олеся, на что Полина ей резонно ответила:

- Ты и замуж раньше никогда не выходила.

- Вот-вот! – Подхватила парикмахерша. – Напиваться же вам никто не предлагает! А сделать пару глотков, чтобы румянец на щечках появился и глазки заблестели – это можно! Вы чего так нервничаете-то?

- Да сама не знаю! – Дернулась Олеся. – Вроде же все хорошо, все нормально… Может, поэтому? Все так идеально, что кажется, что вот-вот все рухнет!..

- Да с чего бы вдруг? Олесь, все хорошо, Макс сам от тебя без ума, ты же знаешь!

- Знаю! Это просто мандражка…

- Это совершенно нормальное явление! – Заверила ее стилист. – А шампанское – это проверенное средство!

 Олесина мама обняла дочку за плечи и поцеловала в щеку.

- Зайка, все будет хорошо! Все пройдет просто замечательно! Ты не жди, чтобы все было идеально, и тогда все будет замечательно, понимаешь меня? 

 Она ненадолго вышла из комнаты и скоро вернулась с колбасной нарезкой и шоколадом.

- Леся вторые сутки не ест ничего! Если она сейчас шампанского на пустой желудок хряпнет, к Максу нам ее выносить придется!

 Невеста покорно сунула в рот тонкий колбасный листик и пожаловалась:

- Так не лезет ничего!

- А ты по чуть-чуть. – Посоветовала Полина, которая как никто понимала подругу и сама цедила шампанское по капле, дабы не утратить ясность рассудка.

 Однако потихоньку все наладилось: для настроения включили музыку, которая заставляла подпрыгивать попавшие в кровь волшебные пузырьки,  и подруги постепенно втянулись в легкий и жизнерадостный треп и шуточки бьюти-мейкеров…

- Олесь, только я тебя умоляю,  - попросила Полина. – Не надо ничего такого вроде: торжественно вручить мне букет невесты и подобных провокаций, ладно?

- Почему? – Расстроилась подруга, явно намеревавшаяся выкинуть что-то в этом роде. И, пораженная догадкой, воскликнула: - Вы что, поссорились?! Прямо перед моей свадьбой?!

- Тише, тише! – Успокоила Полина. – Мы не ссорились. Просто не надо нас торопить и к чему-то такому подталкивать. Пусть все идет своим чередом.

- Бли-и-ин! – Протянула Олеся. – Просто я так хочу, чтобы вы тоже поженились! Иди хотя бы обручились для начала… Полинка, давай родим вместе? Ты – мальчика, я – девочку! Ну, или наоборот… А потом наши дети тоже поженятся!

- Договорились! – Засмеялась Полина. – Но сегодня, я тебя прошу, держи себя в руках! И вообще, сегодня твой день, хватит думать обо мне.

- А скажи же, он хороший? – Все-таки не удержалась Леся.

- Он замечательный. – Нежно улыбнулась Полина.

- Вот! А я сразу это поняла! – Обрадовалась та. – Сразу видно было, что вы друг другу подходите! Ты меня слушать не хотела, а я была права!

- Была-была! – Засмеялась Полина. – Ты вообще умница и все сразу правильно поняла.

- Точно! Я умница! – Обрадовалась Леся. – Хвали меня, хвали!

- Тебя хвалить вредно, ты нос задираешь! – Заметила Полина.

- Нет, хвалить меня полезно. – Не согласилась с ней Олеся. – У меня от этого самоуважение вырастает, и крылья за спиной вырастают.

- Ага, и корона на голове.

- Да, и корона на голове! Вот видишь, похвалы – это мой фактор роста!

- Ладно, - Засмеялась Полина. – Давай шампанского на посошок и нам пора одеваться. Как-никак, сегодня самый счастливый день в твоей жизни!

- Полька-а, я тебя обожаю! – Леся снова повисла у нее на шее. – Как же я счастлива, ты бы только знала!

 Мама невесты благоговейно сняла чехол с платья. Оно было великолепно. Поверх белого корсета фигуру оплетало ажурное кружево, одновременно и прикрывая и демонстрируя приподнятую грудь, плечи и спину. Кружево спускалось и на юбку, отдельными всплесками доходя до линии бедер, и снизу по подолу тоже шла кружевная полоса. Среди затейливого узора то и дело поблескивали маленькие бусины.

 Полине платье очень нравилось – его сдержанная роскошь казалась ей гораздо привлекательней пышных и помпезных нарядов.

 Платье подружки невесты, цвета «розовая пудра», было сшито «по мотивам» свадебного, выглядело, конечно, несколько проще, и юбка была не в пол, а чуть выше щиколотки, и бусин было меньше, но это было правильно, ведь никто сегодня не должен быть красивее Олеси!

 Подруги крутились у зеркала, что-то поправляли, расправляли друг на друге какие-то складочки, любовались и делали друг другу комплименты, а в дверях комнаты стояла мама Олеси, тоже уже одетая и готовая к выходу, и со смесью счастья и нежной грусти любовалась своей доченькой.

 У Полины звякнул телефон, пришла фотка: Богдан с Максом, оба уже готовые, «при параде», счастливые… Что ж… Хоть бы Леся была права, и сегодня и в самом деле произошло чудо!

 

***

 

 Как ни клялась себе Полина, что будет держать себя в руках, а все же всплакнула: и на регистрации, и во время всеобщих поздравлений, и на первый танец тоже… Впрочем, не она одна была такая чувствительная – мама Олеси вон вообще извела уже вторую упаковку носовых платочков, которые предусмотрительно напихала в сумочку в достаточном количестве.

 Богдан был рядом, и это было круто. Он поглядывал на шмыгающую носом Полину со снисходительной усмешкой, но в уголках глаз собирались добрые лучики, а брови сами собой как-то так складывались, что у Полины не возникало сомнений – он тоже растроган.

 Он тоже растроган, его тоже проняло красотой и романтикой этого дня, хоть и старается упорно делать вид, что ничего такого, и все эти нежности об него разбиваются как девятый вал о волнорез.

 Правда, при каждом удобном случае Богдан брал Полину за руку, сжимал горячими пальцами ее ладонь, поглаживал, словно невзначай, и Полина держалась за него крепко, радуясь, что именно с ней он делит эти милые и трогательные моменты.

 К тому времени, когда все наконец-то оказались за столом, Полина устала и изнывала от голода, с тоской и удивлением вспоминая утреннюю колбаску и свое полное отсутствие желания ее съесть. Сейчас бы съела и тарелкой закусила!

- Вот это попробуй, тебе понравится. – Богдан положил на ее тарелку тарталетку, наполненную каким-то очень мелко нарезанным салатом.

- Спасибо! – Полина попробовала: - М-м-м! Так вкусно! Ты всегда знаешь, чем меня порадовать!

 Богдан самодовольно усмехнулся и подлил ей вина.

- Я хочу выпить за тебя. – Он поднял свой бокал. – Ты просто великолепна, и я рад, что ты сегодня со мной!

 Полина потянулась навстречу своим бокалом, и вдруг поймала такой жгучий взгляд Богдана, что сердце ухнуло вниз. Она смутилась, пригубила вина и, опустив глаза, пробормотала:

- Я тоже рада, что ты рядом.

 Она разволновалась еще сильнее. Впервые, за все время с тех пор, как они снова стали общаться, он позволил Полине заметить свою страсть. До сих пор, хоть они и встречались, хоть он и ухаживал за ней, но Богдан все время был сдержанным, отстраненным, даже немного холодным.

 Богдан, как всегда, был любезен и предупредителен, спрашивал, чего она хочет, возил ее ужинать и поил кофе и вином, интересовался ее делами и поддерживал разговор, но сам все время как будто находился за стеклянной стеной.

 Он был с ней гораздо более чужим, чем когда они только начали общаться. Даже более чужим, чем когда рассматривал свой покоцаный бампер и в качестве компенсации за моральный ущерб приглашал ее в кафе.

 Полина нервничала и спрашивала его все ли в порядке. Богдан улыбался и говорил: «Конечно!». Врал. Она-то чувствовала, что ни фига не в порядке, что он, хоть и общается с ней, но сближаться не спешит.

- Пойдем, потанцуем?

 Полина вложила пальцы в его ладонь, поднялась, незаметным движением оправляя юбку.

 Просторный сияющий зал, волшебная атмосфера, мужчина мечты рядом – Полина чувствовала себя героиней самой прекрасной сказки.

- Ты так мило улыбаешься… - Заметил он.

- Да так… Я просто задумалась. Все так здорово, так красиво… Шикарная свадьба! Не зря Леся так к ней готовилась! Организаторше столько крови выпила… – Усмехнулась она.

- Да, и Максу тоже. – Сообщил Богдан и добавил: - Да… Свадьба – мероприятие серьезное… - Он немного помолчал и вдруг произнес: - Слушай, Полин, а выходи-ка ты за меня замуж!

 Полина опешила:

- Что?! О чем ты говоришь?

- Как это «о чем»? Я предлагаю тебе выйти за меня. А что такого?

- Но… Я не знаю, что тебе ответить. – Сказала она растерянно: - Мы слишком мало друг друга знаем!

- Подожди-подожди, ты же сама говорила, что скучаешь по мне, и что я – тот мужчина, который тебе нужен!

- Да, я так думаю… И я хочу с тобой встречаться, чтобы в этом убедиться.

- Так в чем проблема? Выходи и убедишься.

- Богдан это как-то странно и несерьезно. Мы с тобой слишком мало друг о друге знаем! Я не знаю, что ты ждешь от брака, а ты про меня… Мы еще не говорили ни про семью, ни про детей, ни про совместный быт… какое замужество?! Я не понимаю тебя!

- А что непонятного? В конце концов, самое главное ты обо мне знаешь: внешность моя тебе известна, деньги у меня есть, с остальным разберешься по ходу пьесы.

- При чем здесь деньги? – Возмутилась Полина. Кровь ей бросилась в лицо, всю романтику мигом смыло. Вот как? Он все-таки думает, что она к нему из-за денег пришла? – Знаешь что, если бы я и выходила за тебя замуж, то выходила бы именно за тебя, а не за твое бабло! Или ты до сих пор считаешь, что я с тобой из-за этого связалась?!

- А ты сейчас скажешь, что деньги для тебя не имеют значения? – Прищурился Богдан.

- Имеют! – Полина забрала у него свою ладонь, и с вызовом сложила руки на груди. – Знаешь, я за последнее время повзрослела, поумнела и много к чему стала по-другому относиться! И деньги для меня имеют значение! Точнее, для меня имеет значение тот факт, что мужчина умеет их зарабатывать! Знаешь, я больше не верю в историю про рай в шалаше. – Полина вспомнила, как однажды Леся говорила ей свое мнение на этот счет, и сейчас почти в точности повторила ее слова: - Знаешь, при том наборе качеств, которые я хочу видеть в своем мужчине, не зарабатывать просто не возможно! Но дело ведь не только в этом! Мне нужен мужчина, понимаешь? Которого я буду уважать, за которым я буду идти, которого я буду любить… Которого я захочу сделать счастливым! И да, конечно, это очень круто, что у тебя есть деньги, и конечно это имеет значение, и плюсик тебе в карму, но знаешь что? Если ты считаешь, что можно у меня перед носом помахать банковской картой, и я с радостью побегу с тобой заявление подавать, то либо ты сейчас прикалываешься, либо очень сильно ошибся и принял меня за кого-то другого!

- Хорошо, я тебя понял! – Улыбнулся он. – Насчет денег мы все выяснили. Что еще?

- Как что? – Опешила она. – Да все!

- Полин, на «все» и всей жизни не хватит. Что ты хочешь знать обо мне? Спроси – я скажу. И вообще, я не понимаю… Мы знакомы уже столько времени…

- Богдан, дело ведь не во времени. Дело в том, что мы до сих пор всерьез не говорили о серьезных отношениях… тьфу… Ты меня понял. А тут сразу про «замуж»… Знаешь, да, я знаю тебя достаточно хорошо, чтобы тобой восхищаться, но слишком мало, чтобы сказать, что я тебя знаю.

 Богдан на некоторое время «завис», а потом сообщил:

- Вот теперь стало вообще непонятно.

- Смотри, например, я знаю, что ты – мужчина с высокой степенью ответственности и заботливый, но не знаю, хочешь ли ты детей…

- Так… Может, ты весь список вопросов огласишь?

- Здесь? Сейчас?

- Нет. Потом. Сейчас я хочу услышать от тебя, что ты за меня выйдешь.

- Сейчас ты от меня этого не услышишь! – Заявила она, обиженная его непониманием и очень смущенная странным поведением.

- Так ты мне отказываешь? – уточнил он.

- Я… я не готова ответить тебе прямо сейчас.

- Нет, Полина, я хочу услышать свой ответ здесь и сейчас. Либо ты меня выбираешь, либо мы с тобой больше не увидимся!

- В таком случае, я отказываюсь! – Решительно произнесла она. На глаза снова набегали слезы, только в этот раз не от умиления, а от огромной обиды. Полина развернулась и быстро пошла прочь.

 

***

 

 Полина пометалась по залу, не зная куда себя деть. Ей срочно нужно было побыть одной, успокоиться и взять себя в руки. Кроме того, она категорически не хотела бы сейчас попасться на глаза Лесе и испортить той праздник.

 Наконец, не придумав ничего лучше, она пересекла холл и оказалась в небольшом баре. Попросив себе чашку зеленого чая с лимоном, она устроилась за столиком у стены, радуясь, что посетителей немного, да и те в основном гости с этой же свадьбы, тоже ищущие тишины, как и она.

 Но не успела Полина толком прийти в себя, как Богдан опустился на стул напротив.

- Куда ты убежала? Мы не договорили. – Он снова выглядел спокойным и невозмутимым. До такой степени, что Полине страстно захотелось треснуть его. Ишь, сидит, улыбается, как ни в чем не бывало… Бесит!

- Не смогла пережить радости от твоего «великолепного» предложения! – Едко ответила она. – А вообще, что значит: «Не договорили»? Я что-то непонятное сказала? А мне казалось, ты всегда прекрасно понимал значение слова «нет»!

- Вот, значит, как! – Задумчиво сказал Богдан. – Значит к Стасу, который ради тебя не так уж сильно старался, ты практически сама в объятия бросилась, а от меня, даже несмотря на предложение, нос воротишь?

- Богдан! Причем здесь Стас? – Возмутилась Полина. – Его-то ты к чему приплел? Зачем ты вообще его вспоминаешь? Ревнуешь, что ли?

- Нет! Просто хочу разобраться в ситуации: почему от меня ты ждешь каких-то ухаживаний, общения какого-то, хотя раньше это не имело для тебя значения?

- Богдан! Дело же не в тебе…

- Да? А в чем же? Давай-ка, объясни мне!

- Смотри… Вот ты – успешный бизнесмен. Но даже у тебя, сто процентов, бывало раньше такое, что ты заключал договор, который был для тебя невыгодным или неудобным?

- Бывало, конечно. Но при чем здесь это?

- Подожди. Допустим, ты такой договор заключил, а потом к тебе приходит другой бизнесмен и говорит: «Я знаю, что с такой-то фирмой вы заключили такой договор. И с нами заключайте! Чем мы хуже?». А они не хуже, они даже лучше, только договор-то косячный…

 Богдан задумался.

- Нет, это же совсем другое…

- Да то же самое, Богдан! Я сделала что-то и поняла, что сделала неправильно. Я сделала выводы. Я не хочу, чтобы все повторилось. Из моих тогдашних решений, по сути, ведь ничего хорошего не вышло. Так зачем же мне снова повторять их с тобой?

Она до сих пор с пылающими щеками вспоминала свой нелепый переезд: тяжеленные коробки и пакеты, которые ей приходилось ворочать, пока она их паковала, нахальных грузчиков, содравших с нее больше, чем договаривались, ощущение собственного бессилия…

 Даже тогда она понимала, что это какая-то неправильная, глупая самостоятельность, вместо чувства удовлетворения принесшая ей ощущение одиночества. Но, если со Стасом она еще могла себе позволить подобные выходки, то с Богданом просто не могла себе этого представить!

 Разве он захотел бы быть с женщиной, которая, сопя от натуги, взмокшая, корячится, обматывая скотчем очередной тюк с вещами, вместо того, чтобы обратиться к нему за помощью? Разве ему нужна такая «тётя лошадь»? Она и Стасу-то не особо нужна оказалась…

 Он долго молча смотрел на нее.

- Значит, со мной не хочешь повторять ошибок?

- Не хочу, Богдан! Мне очень важно то, что между нами происходит, мне кажется – у нас что-то может получиться, и я не хочу… все испортить! Я очень серьезно к тебе отношусь!

 Она увидела, как меняется лицо Богдана – тревога отступила, лоб разгладился, взгляд смягчился. Он легко и как-то светло улыбнулся.

- Хорошо. Я тебя понял. Хорошо, пусть будет так.

- Богдан!

- Что?

- Еще кое-что… Если ты еще хоть раз когда-нибудь устроишь мне такую проверку и вот так позовешь замуж – ты даже не представляешь себе, как я обижусь!!!

- Полина.

- Что?

- Ты уже обиделась, да?

- Да! – Эмоционально воскликнула она. – Это же надо было придумать такое!..

- Полина!

- Что?

- Прости.

 Несколько секунд Полина смотрела на него. Говорил Богдан искренне, но спокойно, без заискивания, без унижения. Гордый мужчина. Гордый, но честный.

 Она задумалась – правильно ли это будет? Выходка была обидная и какая-то детская, если честно. Может, надо выдержать характер? Показать ему, что с ней такие штучки неуместны, что она не простит, если такое повторится?

- Полина. – Обратился внимательно наблюдавший за ней Богдан. – Я прекрасно знаю, что у тебя есть характер! Поверь, такое больше не повторится!

 Она уставилась на него, удивленная тем, насколько точно он прочитал ее мысли, и произнесла:

- Ладно.

- Что «ладно»?

- Ладно, в этот раз не буду злиться.

 Богдан поднялся, улыбаясь, протянул ей руку:

- Мы не дотанцевали…

 

***

 

 Когда Полина, окончательно устав веселиться, заявила, что хочет домой, Богдан вызвал машину.

 Леся с Максом давно покинули гостей. Они поблагодарили всех, кто пришел разделить с ними радость, пожелали приятного вечера и ушли. Точнее, Макс подхватил Лесю на руки и под аплодисменты, пожелания и напутствия, вынес из зала. Полине подумалось, что он выглядит как пират, заполучивший наконец свою добычу. Да и взгляды он на свою новоиспеченную жену бросал соответствующие – голодные, жадные и очень красноречивые.

 Леся же в ответ смотрела на него сияющими глазами и лучезарно улыбалась. Она была для Макса самым дорогим, самым волшебным, самым желанным подарком, и прекрасно это знала.

 Полина про себя еще раз пожелала им счастья и продолжила веселиться. Тем более что Богдан, после того, как они поговорили в баре, наконец-то снова стал тем влюбленным в нее мужчиной, который раньше так решительно воевал за ее сердце. Он снова позволил себе увлечься ею, влюбиться в нее, захотеть ее… А ведь он так привык получать то, что хочет!

 И больше всего на свете Полина боялась сдаться ему без боя. Сдаться – это было так соблазнительно! Позволить ему себя – от одной мысли об этом кружилась голова, а внизу живота зарождался электрический импульс, пронизавший требовательной волной все тело. Один его темнеющий страстью взгляд был способен заставить ее мечтать о возможности покориться ему.

 Богдан – самый мощный, самый желанный, самый привлекательный в мире магнит!

 Она бы в жизни не поверила, что будет так сходить по нему с ума!

 В машине после шумного праздника было уютно и спокойно. Водитель включил тихую медленную музыку и устремил свой взгляд на дорогу, словно полностью отгородившись от того, что происходит в салоне. Полина несколько секунд задумчиво разглядывала в зеркале заднего вида его сосредоточенное и отрешенное лицо. Ей пришло в голову, что он, скорее всего, повидал ой как немало, и, раз Богдан пользуется его услугами, сочетает в себе два ценнейших качества: умение хорошо водить автомобиль, и умение абсолютно не слышать и не видеть ничего, кроме того, что касается этого вождения.

 Богдан, сидевший рядом с ней на заднем сиденье, бросал на нее долгие, загадочные в полутьме взгляды. Наконец он не выдержал, наклонился к ней, но Полина лишь вжалась в спинку сиденья и тихо произнесла:

- Не здесь!

 Он снова откинулся назад. Богдан взял ее за руку, повернул ладонью вверх и принялся поглаживать ее, не то лаская, не то дразня, но попыток поцеловать больше не делал.

 

***

 

 Наконец автомобиль остановился у подъезда.

 Несколько метров от машины до входной двери – уже какой-то привычный и обязательный ритуал. Полина шла и размышляла, будет ли у них когда-нибудь так, что дойдя до двери, они не попрощаются, а вместе войдут в дом?

- Итак, моя неприступная леди, спокойной вам ночи. – Улыбнулся Богдан.

- Я просто не хотела смущать водителя. – Укоризненно ответила она. – Это же неприлично!

- Что неприлично?

- Целоваться у всех на виду, вот что! – Вспыхнула Полина.

- Как так? А как же Макс с Олесей?

- Им можно, они муж и жена. И потом, Богдан, они же целовались на празднике в их честь, а не на заднем сиденье автомобиля!

- А чем плохо заднее сиденье?

- Ничем. Хорошее сиденье. Удобное. Но не для первого же поцелуя! Это как-то… пошло.

 - Ох, какая ты строгая!

- Богдан, я не строгая! – Воскликнула она. – Просто мне действительно было неприятно, и я… - Заметив, что он улыбается, Полина поинтересовалась: - Ты что, меня дразнишь?

- Чуть-чуть.

 Полина возмущенно покачала головой.

- Ты такая милая сейчас. Даже несмотря на то, что мне отказала…

- Богдан!

- Что?

- Не знаю! Что-нибудь! Прекрати меня дразнить!

- Тогда мне придется тебя поцеловать.

- Ах так! – Воскликнула Полина. Внутри все перевернулось от восторга, и в то же время почему-то было страшненько.

- Да, так. Одно из двух. Выбирай.

- Целуй!

 А он взял и поцеловал. Обнял своими горячими ладонями ее лицо и прикоснулся к нелепо выпяченным губам, сразу заставив их раскрыться, а лицо – разгладиться. 

 Целовался Богдан хорошо. Прекрасно. Нежность, власть и страсть – три мощнейших афродизиака, содержавшихся в его губах, мгновенно подчинивших ее себе, сделавших ее чуткой и податливой…

- Шикарно! – Пробормотала Полина, когда Богдан отстранился. – Просто великолепный первый поцелуй! На все жизнь запомню.

- Да уж, такое не забывается! – Поддержал ее Богдан и тут же принялся целовать снова. Наконец Полина осторожно высвободилась из его объятий и пробормотала:

- Знаешь, мне пора… Завтра вставать рано. Я тебе позвоню, хорошо?

- Я буду ждать. – Пообещал он, не сводя с нее пылающего взгляда. Она кивнула, улыбнулась ему на прощание и вошла в подъезд.

 Дома, заперев входную дверь, Полина прислонилась к ней спиной и прикрыла глаза.

 О-о-о! Пропала! Она пропала! Неужели когда-то она была уверена, что между ней и Богданом нет «химии»? А что же это тогда такое было?!

 Как же бесконечно она в него влюблена!

 Полина отлепилась от двери, не зажигая в комнате света, подошла к окну, прислонилась лбом к холодному стеклу.

 Самое прекрасное – это то, что она была уверена, что с ним происходит точно то же самое.

 

ЭПИЛОГ

 

 Полина откинулась на шезлонге, любуясь прозрачной голубизной океанских волн и потягивая коктейль. Вечернее солнце было восхитительно ласковым, ветра не было вообще и все вокруг словно окутано было волшебным жемчужным маревом.

 За три дня кожа приобрела легкий золотистый оттенок, и Полина решилась одеть белоснежную тунику, которая раньше слишком уж красноречиво подчеркивала компрометирующую бледность ног, но сейчас смотрелась на ней просто сногсшибательно.

 Богдану должно понравиться.

 Час назад он сказал, что ему нужно ненадолго отлучиться, но он скоро вернется, и все это время Полина провела вот так – нежась на пляже, наслаждаясь прикосновением белого песка к босым пяткам, слушая шум прибоя и напитываясь светом ласкового нежгучего солнца.

 Даже не верилось, что еще недавно они с Богданом проходили контроль в аэропорту, а за окнами шел мокрый снег и дул пронизывающий ветер. Из промозглой зимней слякоти – и сразу в рай, это было чудесно! 

Получить пару недель отпуска оказалось не так уж и сложно – начало весны мало кого привлекает, и руководству было даже выгодно отпустить ее сейчас, а не летом. Начальница, хоть и поворчала для приличия, все же подписала приказ, в обмен стребовав обещание вторую часть отпуска взять тоже не в разгар сезона. Полина пообещала, но пальцы на всякий случай скрестила.

  Путевку Богдан подарил ей в конце февраля, когда они, по настоянию Леси, собрались всей компанией, и подруга торжественно объявила, что ровно год назад именно в этом клубе они и познакомились. Богдан заверил, что для себя он снял отдельный номер, так что Полина может не волноваться.

 Ее неприступность одновременно дразнила, раздражала и восхищала его. Богдан ни разу не сделал ничего, чего Полина сама бы ему не позволила, и это, с одной стороны, внушало ей доверие, а с другой – давало ей ощущение невероятной власти над ним, и ответственности перед самой собой.

 И эта его чуткость и деликатность по отношению к ней, этот жесткий самоконтроль ее просто завораживали.

 Впрочем, на одном-единственном поцелуе, он, конечно же, не остановился, лаская Полинины губы при каждой возможности. И Полина таяла от его поцелуев, от его жарких и нежных объятий, от бешеного стука сердца, который она так часто теперь слышала, прикасаясь головой к его груди.

 И сдерживать себя было сложно, очень сложно. Она мечтала о том дне, когда сможет позволить ему все, но…

 Она оставалась для него Богиней. Неприступной (до поры до времени), вожделенной и самолюбивой – женщиной, заслуживающей уважения. Женщиной, достойной любви.

 И если когда-то у Богдана и были мысли о том, как прекрасно было бы завалить ее в постель, то теперь его отношение было намного выше. И Полина ни за что на свете не позволила бы себе разрушить это. Ему так нравилось ее завоевывать! И она делала это – оставалась загадочной, гордой, строгой и недосягаемой, но при этом нежной и близкой. Она сдавалась ему по чуть-чуть, без спешки.

 Теперь они много общались, много узнавали друг о друге, делились взглядами на жизнь, мыслями о том, каким им хотелось бы видеть будущее, и о том, что они ищут в этих отношениях. И Полина не раз уже с восторгом убеждалась, как часто их взгляды и желания совпадают.

 Иногда ей все еще бывало непросто, все-таки она всю жизнь поступалась любовью к себе ради любви к кому-то еще, а старые привычки не отпускают очень долго. Но Полина хорошо запомнила Лесины слова: Богдан не сможет любить женщину, которая сложит себя к его ногам. Пользоваться сможет, любить – нет.

 Но из всех мужчин на земле она выбрала его, и теперь она знала, что такое соответствовать ему – это значит уметь любить себя и не стесняться этого. И она делала это – и для себя, и для него.

 Конечно, Богдан много времени уделял своему бизнесу. И даже за эти несколько месяцев уже не один раз случалось так, что им приходилось менять планы, откладывать встречу или поездку, так как у него возникали срочные дела.

 И все же Полина понимала, что относится к этому совсем по-другому, с большим спокойствием и пониманием. И это была полностью заслуга Богдана, который, как бы ни был он занят, всегда находил несколько минут – позвонить ей, или написать сообщение, предложить взамен нарушенных планов сходить куда-нибудь с подругами, или на массаж, или еще как-то побаловать себя.

 При всей его загрузке, Полина ни разу не почувствовала себя забытой или ненужной. Да, ей приходилось делить Богдана с его бизнесом, но (Олеся и тут оказалась права) он сделал все, чтобы она при этом максимально комфортно себя чувствовала. И если уж случалось так, что он не мог уделить ей свое время, то он обязательно старался сделать так, чтобы его женщина не скучала.

 Это было счастье. Чувствовать такую заботу, такое внимание и уважение, чувствовать, и понимать, что никто не требует за это плату, никто не выкатит счет: «Я постарался и теперь ты мне должна». Возможно, когда-то она и согласилась бы с этим, но не теперь.

 Она долго шла к этому, но в итоге научилась брать то, что пришло к ней «хорошим путем» (спасибо Лесиной мудрости) и не платить в ответ собой.

 

***

 

 Полина чуть приподнялась на шезлонге и прищурилась. Вдоль кромки воды шел человек. Простая белая футболка-поло, светлые льняные брюки, закатанные до колен, чтобы не замочить, волосы, присыпанные легкой сединой, на губах улыбка, в глазах веселье.

 В руках он нес розу. Одну-единственную розу, красную, большую, пышную.

 Полина наблюдала за его приближением, прищурившись и закрываясь от солнца ладонью.

 Богдан подошел вплотную, пару секунд нависал над ней, разглядывая ее счастливые серые глаза, белую тунику и позолоченные загаром ноги.

 Потом он вдруг опустился у шезлонга на колени, и, не выпуская цветка из рук, взял Полинину ладонь в свои пальцы.

- Ты такая красивая. – Улыбнулся он.

- Спасибо. Мне очень приятно слышать это от тебя.

- Я готов это повторить. Полина…

- Что? – Она приподнялась, а потом и вовсе села, вдруг осознав, что он стоит перед ней на коленях и волнуется так, что между бровями залегла складочка.

- Полина. Я тебя люблю. Выходи за меня замуж!

 Богдан протянул ей розу, и она увидела, что к цветку привязано на тонкой ленточке кольцо.

 Счастье.

 Восторг.

 Радость.

 Полина на миг прикрыла глаза, стараясь успокоиться. Эмоции захлестнули с головой, и даже дышать было трудно. Самый лучший, самый любимый, самый потрясающий мужчина в мире только что сделал ей предложение!

 И сделал это безумно красиво и романтично. Сделал, потому, что ей хотелось этой красоты и романтики, сделал это для нее.

- Богдан! О, Господи! Я тоже тебя люблю! Очень люблю!

- И-и-и?..

- Я согласна. Я хочу быть твоей женой! Твоей, Богдан!

 Он потянул за ленточку, и колечко охотно скользнуло в его ладонь. Богдан аккуратно надел его на пальчик любимой женщине и поцеловал ее руку. Он поднялся, и Полина тоже встала. Она обнимала его за шею и улыбалась.

- Я тебя люблю. – Только и повторил он.

- И я тебя люблю. – Полина потянулась к его заветным, родным губам.

 Океан, белый песок, закат – и первый поцелуй в роли невесты. Его, Богдана, невесты.

 Ласковый, восхитительный, бесконечно долгий и трепетный поцелуй.

 Это было потрясающе – сбывшаяся мечта. Мечта, когда-то казавшаяся просто красивой сказкой.

 Когда-то Полина не верила, что с ней вообще может что-то такое произойти. Когда-то она соглашалась на синицу в руке и верила, что журавли живут в другом мире. Когда-то она готова была бросить себя к ногам другого человека, поступиться своими интересами, своими мечтами и желаниями, и считала, что это нормально. Она заботилась о том человеке больше, чем о себе, и верила, что это правильно.

 Но он предал ее любовь, и она перестала во все это верить. И решилась поверить в сказку. Вот тогда-то и произошло чудо – если веришь в сказку, у нее просто не остается выхода.

 Она сбывается.

Канал Ренаты Окиньской на Яндекс Дзен https://zen.yandex.ru/renataok

дизайн сайта от tagetis-2010