Дорогие друзья, на этом сайте вы можете читать мои книги онлайн бесплатно и без регистрации. Приятного вам чтения!     

  Итак, предлагаю вашему вниманию рассказ

 

                           "Выйду замуж за болельщика "

1. Курица, как причина опоздания.

 

 Кира распахнула дверь в квартиру и тут же торопливо захлопнула ее ногой, одновременно поставив на пол вызывающе звякнувший пакет. Она швырнула ключи на тумбочку, на бегу сбросила сланцы и, простучав по полу босыми пятками, ворвалась в комнату.

 Там она нетерпеливо шлепнула по кнопке включения ноутбука, чтобы загружался, затем снова выскочила в прихожую, подхватила пакет, забежала с ним в кухню.

 Одну бутылку пива она сунула в холодильник, другую поставила на стол. Быстро достала открывалку, высокий бокал, и высыпала из пакетика на тарелку умопомрачительно пахнущие копченые куриные крылышки.

 Скорее, скорее!

 Еще в магазине Кира понимала, что уже безнадежно опаздывает. Единственную работающую кассу мини-маркета плотно закупорила бабка, которая, с выражением непримиримого борца за правду на лице, потрясала куриной тушкой в полиэтиленовом пакете, и трагическим голосом сообщала всем желающим (и нежелающим), что:

- В этих магазинах всегда специально одну тухлятину продают!

 Кассирша лично и дотошно обнюхала птицу. Дважды. Заверила, что курица свежая, но покупательницу не убедила:

- Конечно, вы скажете, что свежая! Вам же за это деньги платят!

 Кассирша отвернулась и закатила глаза – еще бы, вот прямо лопатой она деньги здесь гребет, чтобы с такими идиотками дело иметь!

 Одна из покупательниц решила помочь, тоже тщательно обнюхала охотно подсунутую под нос тушку и тоже не уловила запаха тлена. Сообщила об этом скандалистке, но та обиженно забрала многострадальную курицу обратно и презрительно отвернулась.

 Кто-то из очереди резонно и остроумно заметил в пустоту, что для того, чтобы обеспечивать необходимый объем продаж тухлых кур, у магазина наверняка где-то имеется небольшой цех по их доведению до «нужной» кондиции.

 Кто-то потребовал вторую кассиршу, которая прибежала через две минуты, наспех что-то дожевывая и сверля возмутительницу магазинного спокойствия обиженными взглядами. Дело пошло веселее, но очередь уже успела скопиться порядочная.

 Кира только что ногами не перебирала от нетерпения. При мысли, что сейчас без нее начнется все самое интересное, он испытала огромное желание нагрубить вредной бабке и послать ее куда подальше, но, естественно, сдержалась.

 Ситуацию разрешил мужчина, стоявший перед Кирой, огромный, как самосвал, с обгоревшей до малинового складчатой шеей, и забавными тоненькими очочками, трогательно украшавшими его мясистое лицо. На ленте перед ним лежала упаковка пива, пачка фисташек и шоколадный батончик. Девушке от чего-то показалось, что он тоже торопится, причем по тому же самому поводу, что и она. Ничего особенно он не сделал, просто вежливо и даже ласково поинтересовался:

- Я прошу прощения, вы курочку-то брать собираетесь?

 Кире отчего-то показалось, что если скандалистка ответит отказом, то у нее есть все шансы уйти с пресловутой птицей на голове.

 Той, наверное, тоже что-то такое показалось, потому, что она захлопнула рот и жестом, полным оскорбленного достоинства, протянула, наконец, карточку для оплаты.

 Кира с чувством сказала здоровяку:

- Спасибо вам!

 Он улыбнулся и подмигнул ей в ответ.

 Наконец она выскочила из магазина и припустила к дому, чувствуя, как безнадежно уже опаздывает.

 

***

 

 Для кого-то театр начинается с вешалки, а для Киры – футбол с предматчевого обзора. Она обожала смотреть, как потихоньку заполняется болельщиками стадион, слушать осторожные прогнозы комментаторов, новости и истории из околофутбольного мира, обсуждения спортсменов и тренерского штаба.

 Для нее футбол всегда был настоящим праздником, особенно такой интересный матч, как сегодня – кубковый, когда любимая команда в одном шаге от победы, но соперник сильный и решительный, своего не упустит, просто так не сдастся…

 Футбол дарил ей совершенно особенные эмоции, и потерять хотя бы минуточку от этого события ей всегда было очень жаль.

 Наспех переодевшись в мягкие домашние шортики, и сменив футболку на свежую, она, наконец, устроилась перед ноутбуком и запустила онлайн-трансляцию.

 Потом немножечко подумала, вскочила и распахнула окно. Ранний июльский вечер был душным и влажным, на улице потихоньку накрапывал мелкий дождик, и совсем такой же дождик роняли облака над стадионом, хотя город был совсем другой. Играли не дома.

 Объявили выход команд на поле и Кира, сжав кулачки, вглядываясь в сосредоточенные, собранные, решительные лица, прошептала: «Ну, давайте, ребятки, не подведите! Я в вас верю!»,

 

2. Страсть к футболу в наследство от дедушки.

 

 Дедушка интересовался большим теннисом, зимой с удовольствием наблюдал за биатлонистами, а еще редко пропускал хоккейные матчи.

 Но самой главной, самой искренней его страстью, был футбол. Кира его только таким и помнила: сидящим в глубоком старом кресле, то и дело наклоняющимся вперед, к телевизору, что-то эмоционально выкрикивающим.

 Он общался с футболистами и тренерами так, словно был там же, на стадионе, и мог в лицо им сказать все, что думает, от одобрительного: «Отлично!», до досадливого: «Мазила!».

 Маленькая Кирюшка сидела в соседнем кресле и согласно поддакивала дедушке. Дедушка во время просмотров потихоньку потреблял водочку, но не пьянства ради, а для того, чтобы пригасить слишком уж бьющие через край эмоции – и от радости победы, и от горечи поражения.

 Воспитанный, спокойный и интеллигентный, во время просмотров футбольных матчей он превращался в сверхэмоционального и трепетного болельщика, который позволял себе не только выкрики, но и крепкие словечки (за что потом всегда извинялся перед внучкой, но сдержать себя не мог). Эта была одна из тех черт, которую Кира унаследовала от него безоговорочно.

 Бабушка дедовых увлечений не разделяла, но относилась к ним снисходительно. Кирюшина мама тоже относилась к большому спорту прохладно, а зять вообще стал полнейшим разочарованием, ибо не только к футболу был равнодушен, но и рыбалку не уважал, да и вообще на дачу старался лишний раз носа не показывать.

 А вот внучка, совершенно неожиданно для всей семьи, дедушкиными увлечениями прониклась. Страсть к футболу, как оказалось, была у нее в крови, рыбалка ей тоже нравилась. Впрочем, за рыбой дедушка частенько старался улизнуть один, пользуясь тем, что малышка по утрам любила поспать, и даже бессовестно врал ей в глаза: дескать, будил, да не добудился.

 А всю потому, что сердобольная девчушка, которая искренне радовалась каждой пойманной дедом рыбке, кричала «Ура» и самолично опускала в ведерко с водой, потом, перед уходом обязательно выпускала весь улов обратно в речку.

 Кудрявая и улыбчивая Кирюшка, «любимый внучь» деда, имела над ним большую власть, которой и пользовалась с непосредственностью ребенка, уверенного в том, что его обожают.

 Может быть, поэтому она никогда не возмущалась, когда родители без зазрения совести сбагривали ее на все лето на дачу, к бабушке и дедушке. Подружки у нее там были, а смотреть с дедушкой футбол – было одним из самых любимых ее занятий. Да и кроме футбола – с дедом было просто интересно!

 Осенью, когда дачная пора заканчивалась, девочка бегала к бабушке с дедушкой в гости, чтобы вместе с ним посмотреть хотя бы самые интересные матчи.

 Даже когда она стала подростком и все остальные ее сверстники предпочитали тусить в городе, сбиваясь в компании и проводя время в поисках приключений, Кира по-прежнему предпочитала свежий воздух и старенькое, глубокое кресло, свернувшись в котором так удобно было восклицать: «Да куда ты бежишь, черт косоногий?! Мяча не видишь?!».

 Очень хорошо воспитанная, тихая и даже робкая девочка Кира при просмотре футбольного матча превращалась в настоящую оторву. Бабушка качала головой и каждый раз замечала, что: «Гены пальцем не раздвинешь!».

 Даже когда Кира выросла и поступила в универ, а потом и устроилась на работу, она все равно не забывала деда, и уж конечно приезжала к нему, чтобы вместе насладиться яркими и зрелищными спортивными событиями. Себе она брала пиво и какие-нибудь чипсы, ему – чекушку и скумбрию, и они все так же сидели, прилипнув к экрану телевизора и задушевно, отчаянно и весело болели.

 Потом, однажды, дедушки не стало…

 Кира впервые смотрела матч в одиночестве, прорыдав все девяносто минут плюс перерыв и добавленное время.

 С тех пор она чаще всего смотрела футбол одна. Девчонки-подружки ее страсти не разделяли. На работе было несколько увлеченных спортом парней, но когда Кира, не особо любившая навязываться, все же попыталась пару раз вставить свои скромные реплики, то те ответили настолько снисходительными улыбками, что она сразу поняла, что вряд ли они когда-нибудь возьмут ее в свою компанию.

 Ее бывший парень, точь в точь как папа заявил, что к футболу абсолютно равнодушен. Правда, он честно постарался посмотреть с ней пару матчей, но, увидев, какие трансформации происходят с его обычно тихой и стеснительной девушкой, пришел в ужас и высказал ей свое «фи», заявив, что это все не женственно, и ей абсолютно не идет.

 С тех пор Кира смотрела футбол очень редко, когда его не было дома, так как стеснялась вести себя так, как ей нравится.

 Так было до тех пор, пока они не расстались. Как говорится – не сложилось.

 И вот уже несколько месяцев она снова могла себе позволить кричать, размахивать руками, пить пиво вприкуску с какой-нибудь вредной едой, и получать истинное удовольствие от своего самого любимого развлечения – футбола.

 

3. Может, посмотрим вместе?

 

 Первый тайм закончился со счетом 0:0, но эмоциональный градус поднял очень высоко, так что после свистка на перерыв Кира шумно и восхищенно выдохнула. Глаза у нее блестели, щеки раскраснелись от переживаний.

 Обе команды были хороши! Обе команды, как она и предполагала, не собирались отступать. Играли на победу, и казалось, что забили уже по десять голов.

 Кира привычно погрустила, что ей не с кем обсудить эти потрясающие события, и представила, как же это все-таки было бы здорово - иметь возможность с кем-то поделиться, обсудить все это, пусть даже поспорить! Она взяла в руки телефон – десять минут надо было куда-то девать, а интернет для этих целей подходил идеально…

 Но тут раздался звонок в дверь.

 Кира удивилась – не ждала она никого, да и домофон ведь молчал! На всякий случай к двери она не подошла, а подкралась, осторожно заглянула в глазок и, удивленно хмыкнув, отперла замок.

 Зажав в каждой руке по две бутылки пива, и неловко прижимая локтем пачку с чипсами, на пороге стоял сосед. Кира знала, что он живет за соседней дверью, несколько раз сталкивалась с ним на лестничной клетке – улыбчивый, среднего роста, среднего телосложения, кудрявый, сероглазый, курносый - не красавец, но вполне симпатичный. Одет в футболку и джинсовые шорты. Одним словом - парень, как парень, ничего особенного! Они едва обращали друг на друга внимание, и поэтому его появление показалось ей как минимум удивительным.

- Привет! – Смущенно улыбаясь, поздоровался он. – Слушай, не пойми меня неправильно, но ты так громко кричишь… Просто у тебя окно открыто и слышно все… А я тоже футбол смотрю, и… Вообще-то, обычно мы с друзьями смотрим, но они чего-то – один в больнице сидит, другой в командировке валяется… ой, то есть наоборот! Короче, я подумал, может, посмотрим вместе, а?

 Такое мгновенное и неоднозначное осуществление высшими силами ее заветной просьбы слегка выбило Киру из колеи, и она уставилась на соседа, пытаясь быстренько сообразить – можно ли ей впустить в квартиру постороннего человека или лучше не стоит? Кто его знает, какие у него на самом деле намерения…

 Сосед, видя ее сомнения, смутился еще сильнее и пробормотал:

- Э-э… я, наверное, зря зашел, извини, что потревожил!

  Кира тут же воскликнула:

- Нет! Стой! Проходи! Извини, я просто удивилась немножко… Проходи, конечно!

 Сосед обрадованно зашел, она захлопнула дверь и махнула рукой в направлении комнаты:

- Ты туда иди и присаживайся, я сейчас!

 Кира зашла в кухню, взяла деревянную миску под чипсы, еще один бокал, и вернулась, радуясь, что не поленилась с утра собрать раскладной диван, на котором спала.

 Парень сидел на том самом месте, где только что сидела она сама, но Кира решила не вредничать, и просто села с другой стороны.

- А ты с ноутбука смотришь? – Спросил он.

- Да. У меня только ноут, телевизора нет.

- Нет телевизора?

- А зачем он мне? Ноута хватает за глаза и за уши.

- А, понятно… Непривычно просто, экран маленький. У меня дома плазма…

 Кира покосилась на него, и сосед быстренько закончил:

- Но так тоже хорошо!

 Девушка поставила перед ним чистый бокал, высыпала чипсы в миску. Сосед сноровисто разлил пиво и предложил:

- Давай хоть познакомимся? А то неудобно как-то… Меня Федя зовут.

- А меня Кира.

- Прикольно! Ой, то есть я хотел сказать – очень приятно!

- Взаимно. – Хмыкнула она, и поинтересовалась. – А ты вообще за кого болеешь-то?

- Об этом надо было спрашивать до того, как ты меня в квартиру впустила. – Резонно заметил Федор. – Но вообще-то за того же, за кого и ты.

- А ты откуда знаешь за кого я?

 Он кивнул на распахнутое окно:

- Ты уж извини, но мне кажется, тут полдома знает!

- Я что, так громко?! – Ужаснулась она.

- Э-э-э… да! Но ты только не переживай, это даже прикольно. Я и сам люблю поорать. Да и вообще, бывают такие ситуации…

 

4. Любовь с первого гола.

 

 Кира скуксилась. Неужели ей опять пытаются намекнуть, что она выражает свои эмоции слишком неженственно? Но Федор тем временем продолжал:

- Взять, хотя бы, вот что сейчас творилось! Фол, когда первую желтую карточку назначили…

- Но это было несправедливо! – Тут же взвилась она. – Не было фола!

- Так и я о чем! – Воодушевленно подхватил Федор. – Ладно, центральный смотрел с неудобной позиции, но боковой-то?!

- Да хрен его знает! – Обиженно вздохнула Кира. – Я и на повторе фола не увидела!

- Точно! Фола не было, а карточка есть… О, начинается! – Сам себя перебил сосед.

 Комментатор сопроводил выход игроков рапортом о проведенных заменах.

- Так, сейчас будет по-другому! – Обрадовался Федор.

- А не рановато ли? – Скептически протянула Кира. – Все-таки только начало второго тайма, а они уже оборону ослабили…

- Ставка на форварда тоже может выстрелить. – Пожал он плечами. – Если они сейчас с ходу забьют, а потом сядут в оборону… Да ты посмотри, что он делает!

- Дава-а-ай!!! – Тут же завопила Кира, но через секунду сникла: - Вот черт!

- Вратарь у них мощный. – Заметил Федор, который тоже аж подпрыгивал, наблюдая за прорывом. – Во, смотри, только начали, а уже удар в створ… О-о-о! Опять вратарь выручил!...

 Не прошло и пяти минут, а Кира уже забыла о своих сомнениях, опасениях и переживаниях о том, как она выглядит со стороны. Они с Федором словно находились на одной футбольной волне, понимали друг друга с полуслова. Если бы бабушка их сейчас увидела, то сто процентов заявила бы, что у соседа есть точно такой же футбольный ген, как и у нее.

 

***

 

 Шла восемьдесят третья минута матча. Напряжение над стадионом можно было, что называется, резать ножом.

 Кира с Федором, одинаково взъерошенные, с горящими глазами наблюдали за событиями на поле: нападающий пёр один на один, и защитник противоположной команды, отчаянно бросившись наперерез, опасно сыграл в ноги, заставив «нашего» футболиста прокатиться кубарем и схватиться за голеностоп.

 Взвилась строгая желтая карточка, и…

- Пенальти!!! – Заорали они хором.

 Пенальти был реализован изящно и успешно, над стадионом поднялся гвалт. Камера крупным планом выхватила кучку раздетых до пояса парней, которые скакали и размахивали флагами. Следующий кадр явил почти таких же голопузых товарищей, только угрюмо сидящих с поникшими плечами – они явно болели за соперника.

 После финального свистка рефери стадион снова взорвался радостными воплями. Весело было и в квартире Киры, где и хозяйка и ее гость радостно голосили, размахивая руками.

- А ты церемонию награждения будешь смотреть? – Накричавшись, робко поинтересовался Федя.

- Обязательно! – Решительно заявила Кира. – И ты оставайся, посмотрим вместе!

 Церемонию награждения она не пропускала никогда! Ей было приятно, что сосед тоже не сбежал сразу после матча, хоть и не заметила она, что смотрит он теперь чаще не на экран, а на нее.

 Прощаясь, Федор сказал ей:

- Спасибо тебе большое! Было очень классно! Здорово! А ты офигенная болельщица! С тобой прямо здорово… Как будто мы на одной волне!

- И тебе спасибо за компанию! – Улыбнулась польщенная Кира. – Мне тоже очень понравилось! Хорошо, что ты зашел! Ладно, давай… Пока!

- Покеда! – Махнул рукой сосед и вставил ключ в замок соседней двери. Она послала еще одну улыбку ему вслед. Милый, забавный, обаятельный… Как мишка Тедди!

 Кира возвращалась в комнату, улыбаясь улыбкой абсолютно счастливого человека. Уже очень давно она не смотрела футбол с таким удовольствием!

 

5. Второй матч.

 

 Полторы недели спустя Федор совершенно бездарно попытался сымитировать «случайную» встречу в подъезде, выскочив, якобы в магазин, в тот момент, когда Кира отпирала свою дверь, возвращаясь с работы.

 Она страшно обрадовалась и принялась старательно подыгрывать ему, изображая удивление, и абсолютно искренне улыбаясь.

 Через три дня планировался очередной интересный матч, и она уже всю голову сломала – прилично это или нет, пойти и самой позвать его, чтобы поболеть вместе?

- Слушай, в прошлый раз ведь хорошо получилось? – Смущаясь, поинтересовался сосед. – Может быть, повторим?

- Да с радостью! – Быстро воскликнула Кира. – Приходи ко мне!

- Так может лучше ты ко мне? У меня «плазма» все-таки…

 Кира подумала и отказалась.

- Нет, как-то не удобно… Давай у меня?

- Хорошо. У тебя так у тебя. – Согласился Федя. – С меня пиво.

- Идет. – Обрадовалась она. – Тогда хочешь, я пиццу сделаю?

- Ты еще спрашиваешь?!

 

***

 

Настала долгожданная суббота. Федор позвонил в дверь на пять минут раньше назначенного времени.

- О-о, как вкусно пахнет! – Вырвалось у него вместо «Здравствуй, как дела?».

 Кира польщенно заулыбалась. Над пиццей она провозилась долго, и та поражала воображение количеством начинки.

- Привет! Проходи. Она будет готова через пять минут.

- А, да! Привет, конечно же! – Спохватился Федя. – Давай я пока хоть пиво в холодильник поставлю?

- Давай. – Разрешила Кира.

 В кухне обольстительный запах был еще сильнее, и Федя уставился на духовку с надеждой и обожанием. Помимо пива он принес еще всякой дребедени, вроде сухариков и луковых колечек, Кира сначала удивилась – зачем? Но потом подумала, что все эти грызлики лишними не будут.

 Этот матч оказался не таким впечатляющим, хотя, безусловно, интересные моменты случались и в нем. Кира и Федя налопались пиццы и не столько сидели, сколько полулежали на диване животами кверху и переговариваясь.

 Периодически, когда случался очередной острый момент, они оба подавались к ноутбуку, восклицая и оживленно жестикулируя, но, как только страсти утихали, оба отваливались обратно.

 Кира попивала пиво, и удивленно размышляла, что, несмотря на то она видит соседа второй раз в жизни, ее не покидает чувство, что именно так все и должно быть. Ей вдруг пришло в голову, что со Светозаром у нее ничего такого не было.

 Страсть была. И любовь, наверное, тоже…  Взаимное восхищение было, и романтика – куда ж без нее? Но вот такого вот полного спокойного расслабления, когда не думаешь о том, как выглядишь и все ли правильно говоришь и делаешь, не волнуешься поминутно о том, какое впечатление производишь – такого не было.

 И Кира даже не понимала - хорошо это или плохо?

 Она попробовала представить себе Светозара на месте Федора – и не смогла. Умница Светозар просто не вписывался в ту картину, которую она сейчас наблюдала.

- Слушай, а кем ты работаешь? – Вдруг поинтересовалась она.

- Я автомеханик. – Федор приложился к бокалу с пивом и с улыбкой похвастался: - Могу разобрать и собрать любую машину! Могу из любого таза с болтами сделать гоночный болид! Ну, почти из любого… - Самокритично поправился он, и воодушевленно продолжил: - Меня отец всему научил. Он тоже всю жизнь в движках копается, и меня с собой брал, еще когда я совсем мелкий был. Мне уже тогда нравилось… Вообще, думаю, может когда-нибудь открою свою мастерскую. Не знаю… Вроде и хочется самостоятельности, но как подумаю, что придется с бумагами работать… Вообще не мое! Вот в движках копаться – это да!

 Кира непроизвольно бросила взгляд на его руки. Мама всегда говорила, что присутствие грязи под ногтями – признак неумения зарабатывать деньги своим умом.

 Руки у соседа были, что называется, рабочие - мозолистые, с огрубевшей кожей. Но чистые. Под ногтями никакого криминала, и заусенцев нет, вполне себе пристойные руки, очень даже мужественные… Может даже более мужественные, чем у Светозара!

 Нет, у того тоже были руки хоть куда! Красивые, с длинными, но не худыми, пальцами, чувственные... Просто по ним как-то сразу было видно, что его рабочие инструменты - это ручка и компьютерная мышь.

 Собственно, в этом не было ничего плохого! Возможно, даже наоборот. Просто сейчас ей казалось, что руки Федора выглядят… более мужскими, что ли.

 Поймав себя на том, что она в который раз их сравнивает, Кира сама себе удивилась – к чему все это? Светозар – ее бывший парень, а Федор – вообще просто сосед!

 

6. Просто сосед. Молодой. Симпатичный.

 

- А ты кем работаешь? – Поинтересовался «просто сосед», и тут же взорвался: - Да ты посмотри! Ну! Ну! НУ!!! А-а-а, чтоб тебя!..

 Кира тоже раздосадовано махнула рукой и сообщила:

- Я юрист.

- Юрист? Прикольно! В случае чего, могу теперь сказать: «Я буду звонить своему адвокату! Встретимся в суде!». Представляю, как ты такая ходишь перед присяжными, в костюме, в руках папочка, на голове такая штучка круглая, - Он повертел пятерней над своей макушкой, - Не знаю, как такая прическа называется… Так вот, ходишь и говоришь: «Посмотрите на его невинное лицо! Разве мог этот святейший человек угнать и спрятать автобус с целой футбольной командой?!».

- Ты насмотрелся американских фильмов. – Рассмеялась она. – А вообще, я в суд редко хожу… Я стесняюсь с незнакомыми людьми общаться. Сижу в офисе, работаю с договорами… Да кому ж ты пасуешь, твою же дивизию!!!

 Федор озадаченно посмотрел на нее и тихо сказал:

- Знаешь, ты только не обижайся, но я бы тебя стеснительной не назвал…

- Что? – Кира оторвалась от экрана. – А! Это я только из-за футбола такая, а в обычной жизни я тихая и скромная…

- Ты тихая и скромная? – Засмеялся он. – Так я тебе и поверил!

- Честное слово! – Заверила его Кира. – Просто ты меня еще не знаешь.

- Это мы исправим! – Пообещал Федор. Она хотела было поинтересоваться, что он имеет в виду, но на экране снова произошло что-то интересное, и Кира отвлеклась.

 Одновременно со свистком на перерыв запиликал и мобильник Федора. Он глянул на дисплей, хмыкнул и спросил:

- Можно я из кухни поговорю? Ты не против?

- Конечно! – Кивнула Кира, и осталась сидеть на диване, что, в общем-то, не мешало ей беззастенчиво «греть уши» - Федор то ли не догадался, то ли не посчитал нужным прикрыть дверь.

- Здорово, братан… Да так… Нет, не один. С девушкой… Тебе все скажи!.. Да с соседкой… Да…  Да… А ты с какой целью интересуешься?.. А, ну это можно. А Димка что?.. А, ну хорошо. Отлично, договорились!.. Да, я ей скажу… Потом скажу!.. Жень, завидно – завидуй молча! Все давай, пока!

 Кира откинулась на спинку дивана и сделала вид, что читает что-то интересное в своем собственном телефоне. Федор вернулся, присел, дернул за колечко очередную бутылку с пивом и поинтересовался:

- Слушай, Кир, тут такое дело… А ты в следующее воскресенье занята?

- Ну так… А что? – Уклончиво ответила она.

- Как что? Футбол же будет! Там мои друзья просто – одного выписывают, другой с командировки вернулся…

- А, понятно. – Произнесла она расстроенно. Точно, он же говорил, что обычно смотрит футбол с друзьями!

- Так вот, обычно мы у меня собираемся… Тут поступило предложение – давай ты с нами, а?

- В смысле – с вами?

- В смысле – приходи ко мне в гости! Посмотрим футбол, пивка попьем, все то же самое! Я тебя с друзьями познакомлю, они нормальные парни, серьезно! Ну что, придешь?

 Кира сделала вид, что глубоко задумалась, хотя внутри нее все ликовало. Как здорово! А она-то уже побоялась, что это последний матч, который они смотрят вместе! Но оказывается все наоборот! Круг ее друзей-болельщиков стремительно растет! Отлично!

- Хорошо. – Произнесла она. – Да, я приду. Хочешь, еще одну пиццу приготовлю?

- Да! – Искренне обрадовался сосед. – Она очень вкусная, я никогда такой не ел!

- Спасибо! – Кира мило зарделась, явно польщенная, и снова подумала, что Федя – очень даже ничего. Может быть, он даже нравится ей…

 В середине второго тайма, совершенно не вовремя позвонила ее подруга Татьяна. К футболу Таня была абсолютно равнодушна, но почему-то умудрялась звонить всегда именно в то время, когда на поле происходило что-то интересное. Поэтому часто ей приходилось слышать примерно следующее:

- Давай! Ну, давай же! Пас! Пас!!! Да зачем ты сам-то?.. Идиот… Да, Танюш, привет, что ты хотела?

- Опять ты болеешь? – Проворчала подруга. – Тебе соседи еще «скорую» не вызвали?

- С чего это соседи должны мне «скорую» вызывать? – Возмутилась Кира.

- Как это с чего? Из-за двери раздаются громкие и одинокие болезные  женские вопли…

- И вовсе не одинокие!

- Да-а? – Тут же навострила ушки подруга. - А с кем ты? Что, неужели со Светозаром помирилась?

- Нет! И не собиралась! – Отрезала Кира. - Смотрю с соседом.

 Настала очередь Федора сосредоточенно делать вид, что его интересует только лишь игра,  но услышал он до обидного мало:

- Нет, ничего… Просто сосед!.. Да, парень… Молодой… Симпатичный… Я тебе потом все расскажу Тань, ладно? Целую, пока-пока!

 Кира искоса посмотрела на соседа, но тот был полностью не здесь, а там, на стадионе…

 По крайней мере, ей так показалось. Потому, что на самом деле он никак не мог решить: то ли ему радоваться, что «молодой и симпатичный», то ли расстраиваться, что «просто сосед»…

 

7. Заботливый «мишка Тедди».

 

 Из серенького неба накрапывал дождь, медленно и равномерно брызгая на лобовое стекло, где он собирался в тяжелые капли, которые солидно скатывались куда-то вниз.

 Это был совсем не тот легковесный дождик, который три месяца назад шелестел в ее распахнутое окно. Сейчас это был настоящий осенний затяжной дождь, холодный и промозглый, и Кира была очень рада, что сидит наконец-то в Фединой машине.

 На стадионе она промерзла так, что зуб на зуб не попадал, хотя заботливый сосед и пенку-сидушку ей под попу сунул, и пледом укутал, и даже термос с горячим чаем вручил!

 Он несколько раз предлагал остаться дома, посмотреть матч в тепле, не проверяя здоровье на прочность под влажным пробирающим ветром, но Кира наотрез отказывалась от тепла и комфорта и рвалась сюда, на стадион, где было шумно, весело, и атмосфера насквозь пропитана волшебным духом большого спорта.

 Отказалась – и не пожалела. Правда их команда проиграла, но как! Первый тайм, в общем-то, ничем особенным, кроме обидного гола, не отличился, но вот второй…

 Это была настоящая драма! Каждая минута была наполнена событиями, игроки ожесточенно боролись, рефери направо и налево раздавал желтые карточки, да и по красной обе команды схлопотали. Фолили безбожно с обеих сторон, то и дело по полю кто-то катался, схватившись за ногу, а то и за лицо. Замена следовала за заменой…

 Стадион ревел. Высказывались все, кто во что горазд: ругали арбитра, и его же хвалили, обращались к своим и чужим игрокам на поле, пытались докричаться до тренера. Сидящая слева от Киры женщина, после очередного опасного момента, возмущенно воскликнула:

- А охранник-то куда смотрел?!

 Широкоплечий зеленоглазый мужчина обнял ее одной рукой за плечи и тихо поправил:

- Защитник, Катюш, защитник…

- Ой! – Она смутилась и покраснела. – Прости, Никит, я просто перепутала…

 В ответ он лишь рассмеялся и сильнее прижал ее к себе, украдкой целуя в макушку.

 Кира то и дело поглядывала на них – вроде не по семнадцать лет, а такие влюбленные! Молодожены, что ли?

 И как же ей все это нравилось! Наконец-то в ее жизни появились люди, с которыми она могла разделить свое самое главное увлечение, которые понимали ее и приняли такой, какая она есть. Да не просто приняли – она им нравилась!

 Дима, голубоглазый живчик с милыми конопушками на щеках, глядя, как Кира голосит и подпрыгивает, забыв обо всем на свете, лишь вздыхал и качал головой. Жену свою он очень любил, но вот этой его спортивной страсти она совсем не разделяла. К счастью, ее разделяли друзья, и Дима частенько приходил поболеть к Феде. Впрочем, он возлагал большие надежды на сына, когда тот немного подрастет.

 Плотный и коренастый кареглазый Женя заявил, что отныне будет искать девушку, такую же как Кира – влюбленную в футбол, и других ему не надо!  Правда, при знакомстве он сделал попытку подкатить к ней, но был быстро и решительно поставлен на место:

- Закатай губу! – Резко оборвал его Федор, в ответ на поползновение напроситься к Кире в гости после матча, и девушке вдруг пришло в голову, что этот милый и обаятельный «мишка Тедди», оказывается, может повести себя как настоящий гризли!

 Видимо, это знал и его друг, потому, что, согласно полученной рекомендации, губу закатал и больше ни разу не позволил себе ни одной сомнительной реплики в ее сторону.

 С тех пор друзья решили считать ее девушкой Феди. Впрочем, он быстро сделал все, чтобы и сама Кира так думала.

 Они вроде ни о чем таком не договаривались, и слово «отношения» ни разу не прозвучало, просто как-то само собой стало получаться, что Федор встречает ее после работы, приглашает прогуляться в выходные, отвозит по делам и помогает донести до квартиры тяжелые пакеты.

 Он оставлял ей маленькие смешные записки на двери, угощал шоколадным мороженым и незаметно подсовывал в карман сладости.

 Все чаще по вечерам она думала о том, что там, за стеной – он.

 Сосед прочно занял все ее мысли, но было кое-что, что раз за разом останавливало ее, заставляло держать дистанцию, и одним взглядом давать ему понять, что даже прикасаться к ней ему нельзя…

 

8. Мужчина без нужных качеств.

 

 За это время она успела многое узнать о своем новом друге. Например, то, что он не любил читать, и за жизнь прочел от силы две-три книги, и те по школьной программе. А вот фильмы серьезные посмотреть – это другое дело! Причем предпочитал такие, чтобы было о чем подумать, и суждения выносит далеко не поверхностные!

 Кроме того, оказалось, что Федор и сам заядлый комментатор -  дня не проходило, чтобы он не написал что-нибудь под интересной статьей или постом, причем не только относительно футбола, круг его интересов простирался намного шире. Как-то он признался Кире, что ему нравится высказывать свое мнение, вступать в дискуссии, спорить, или наоборот, поддерживать кого-то. Он интересовался политикой, медициной, путешествиями, животными, современными технологиями, и, конечно же, спортом и автомобилями.

 Работа с машинами – это не навязанная отцом специальность, а его искренне любимое дело.

 Да взять хотя бы вот эту его «ласточку»: снаружи – обычная старенькая иномарка. Чистенькая, сияющая краской, и в целом смотрящаяся неплохо, но… Хоть машинах Кира не особо разбиралась, даже она понимала, что это авто не из тех, которые вызывают зависть у всех друзей, знакомых и соседей по двору, и заставляют бросать вслед долгие влажные взгляды некоторых впечатлительных девушек.

 Тем не менее, даже она сумела оценить царящую в салоне тишину - ни шум улицы, ни звук работающего двигателя сюда не проникали; и прекрасное, очень чистое звучание динамиков. А еще - изумительное ощущение во время езды, когда кажется, что ты сидишь попой на мягкой подушечке на ковре-самолете, который шелковисто скользит над дорогой.

 Мастером Федор был востребованным, «расписанным» на несколько недель вперед. При этом Кира не уставала удивляться неизменной чистоте его рук, и как-то Федя признался, что это целиком и полностью заслуга его мамы, которая грязи под ногтями не терпела категорически, и отца его гоняла, и Федю с детства приучила после работы руки отмывать, отчищать щеткой, чуть ли не пемзой оттирать. Кира, пока еще не знакомая с ней, уже испытывала восхищение перед этой женщиной.

 В общем, Федя со всеми его талантами и недостатками ей нравился, и она совершенно точно знала, что не просто нравится ему, что он втрескался в нее по уши.

 То волнение, которое он испытывал, оставаясь с ней наедине, его горячие взгляды, его приятная забота и милые трогательные сюрпризы, не оставляли никаких сомнений.

 И все, наверное, было бы прекрасно, если бы не одно, но довольно-таки существенное «но» - она никак не могла отделаться от мысли, что он, при всех его плюсах, не обладает теми качествами, которыми обязан обладать мужчина ее жизни…

 Хотя нет, было и второе «но» - Кирины родители.

 Родители были категорически против Федора.

 Нет, конечно, видеться с ним ей не запрещали, и вообще, лично с Кириным соседом они знакомы не были, и, тем не менее, ей уже ясно дали понять – этот ее избранник им точно не по вкусу!

 Вообще, с родителями у Киры были доверительные отношения. Они вполне обоснованно считали, что воспитали свою дочь достаточно трезвомыслящей и ответственной, а потому в ее жизнь особо не лезли, лишь изредка ограничиваясь советом или рекомендацией.

 Да и сама Кира не давала им повода усомниться в правильности такого подхода: глупостей не делала, на приключения не нарывалась, в сомнительных связях замечена не была.

 Когда Кира познакомила родителей со Светозаром, они пришли в восторг от ее выбора, и, соответственно, расстроились, когда стало понятно, что отношения не складываются. Но в целом отнеслись ко всему философски: они вполне логично решили, что раз уж Кира отказалась от такого замечательного парня, как Светозар, то следующий мужчина, которого она выберет, уж точно будет не хуже!

 Не хуже, а то и лучше! Кира – девушка интересная, начитанная, воспитанная… В общем, у нее все предпосылки для того, чтобы найти себе кавалера под стать – тоже умного и воспитанного, а главное – успешного и благополучного. Неплохо, если бы это был какой-нибудь руководитель, а еще лучше – владелец собственного бизнеса… Динамично развивающегося бизнеса!

 

9. Несвоевременное появление папы.

 

 Но все чаще в разговорах их дочери мелькал этот несуразный Федя – автомеханик, сосед, и, страшно сказать, футбольный болельщик! И чем больше Кирюша о нем говорила, тем очевиднее становилось – именно в этот ни с какой стороны не подходящий экземпляр, доченька неосторожно втюрилась…

 Конечно, мама с папой уверяли, что их дочь сама вольна решать с кем ей общаться, но Кира все больше убеждалась, что это относилось к тем случаям, когда «кто-то» приходился им по душе.

 Родители постоянно твердили Кире, что она умница и молодец, что она замечательная и заслуживает только самого лучшего, самого достойного, самого успешного, в общем – самого-самого мужчину!

 Вот, Светозар, например… Светозар, конечно, был замечательный, и раз уж Кира с ним рассталась, то уж точно не для того, чтобы найти себе кого-то… не соответствующего.

 Эта установка крепко сидела в Кириной голове, не позволяя ей решиться на сближение с Федором. Ее сердце рядом с ним билось чаще, смех звучал звонче, и глаза сияли ярче. По ночам ей снились соблазнительные сны с его участием…

 Сама не отдавая себе в этом отчета, находясь рядом с Федором, Кира была счастлива. Просто счастлива.

 Но накрепко вбитые в голову родительские принципы грозно покрикивали на расшалившееся сердце. Ведь «мишка Тедди» - совсем не тот идеальный мужчина, портрет которого стараниями любящего папы, а еще больше – любящей мамы, был детально прописан в ее голове!

 Крутит гайки – зарабатывает не головой, а руками, карьеру построить не стремится… Занимается тем, что любит – это да. Но ведь и ежику понятно, что бизнес, построенный на единоличном мастерстве, никогда не достигнет каких-то запредельных высот! Выше потолка, как говорится, не прыгнешь.

 Поэтому довольно долго Кира просто с удовольствием принимала его заботу и ухаживания, но при этом держала «приличную» дружескую дистанцию, чем, сама того не ведая, доводила влюбленного соседа до белого каления.

 

***

 

 Вернувшись со стадиона, Федор запарковался во дворе. Они уже полчаса сидели в укутанной в дождь машине, сосед нежно перебирал ее пальцы, и разговор у них был какой-то задумчивый, рассеянный, сбивчивый…

 Они были слишком близко. Они слишком давно хотели одного и того же, хотя Федя себе в этом признавался, а Кира – нет.

 Федор склонялся к ней по чуть-чуть, как бы незаметно, по сантиметру, и вдруг сказал:

- Слушай, я ничего не соображаю!

- Почему? – Удивилась она.

- Потому, что думаю только о том, как тебя поцеловать.

 Кира залилась румянцем, отодвинулась от него, отвернулась к окну, и вдруг спросила:

- Почему же не целуешь?

 Он на пару секунд «завис», гладя на нее большущими глазами, а потом провел пальцами по ее волосам, аккуратно повернул ее к себе за подбородок и с удивительной нежностью прикоснулся губами к ее губам…

 Резкий стук в боковое стекло заставил их отпрянуть друг от друга.

- Папа! – Пискнула Кира, стремительно краснея.

 Мужчина возвышался над автомобилем, сложив руки на груди и демонстративно уставившись вдаль.

 Федор сориентировался первым – выскочил из машины, подошел и сказал:

- Здравствуйте! Я Федя.

 Он протянул руку и тот сдержанно, без восторга ее пожал.

- Федя, познакомься – это мой мама, Сергей Васильевич. – Пробормотала подоспевшая, крайне смущенная Кира.

- Очень приятно! – Заверил Федор. Сергей Васильевич ограничился сухим кивком, ясно дающим понять, что для него приятностями и не пахнет.

- Кирюша, мы с мамой не можем до тебя дозвониться! Думали, что-то случилось… - С укоризной произнес он, поворачиваясь к дочери.

- Пап, я на стадионе была, звонков не слышала! – Извиняющимся тоном проговорила она, натягивая капюшон.

- Но, насколько я понимаю, раз ты здесь – матч давно закончился?

- Ну… я просто не проверяла телефон. Я была занята, пап! Чего ты приехал?

- Я приехал потому, что мы с мамой волновались!

- О чем вы волновались? Что со мной среди бела дня может случиться? Тем более, я была не одна, обо мне Федя позаботился!

 Сергей Васильевич сурово глянул на парня – тот в ответ широко улыбнулся, и украдкой стер с лица дождевую воду.

- Со мной все в порядке! Правда!

- Вот мы сейчас вместе поедем к нам, и ты сама все это маме и объяснишь!

- Пап, я не могу сейчас с тобой поехать, у меня другие планы…

- Какие это планы? – Сергей Васильевич бросил еще один неприязненный взгляд на ее соседа.

- Просто свои планы. – Не стала развивать мысль Кира, которой было ужасно неудобно, что при Федоре папа отчитывает ее как маленькую девочку.

 Но тот неожиданно сказал:

- Кира, поезжай! Мама – это святое. А мы с тобой потом увидимся.

- Да? Ну, хорошо… - Помявшись, согласилась она. – Я тебе позвоню!

- Хорошо. До свидания, Сергей Васильевич!

- Всего хорошего. – Скупо ответил тот.

 

10. Надеюсь, что все серьезно.

 

 В папиной машине было тепло и немного душно. Дворники бодро елозили по лобовому стеклу, один из них чуть поскрипывал, странным образом создавая ощущение уюта.

 Кара отвернулась к окну, наблюдая, как сосед достает из машины сумку, а потом спешит к подъезду. Как он вошел внутрь, она уже не увидела - папа вырулил из двора.

 Некоторое время она сидела надувшись. Ей снова пришло в голову, что если бы на месте Федора был Светозар, папина реакция была бы совсем другой. Может, от того, что стал свидетелем пикантной ситуации, он бы в восторг и не пришел, но уж точно не стал бы вот так спешно увозить ее под предлогом, что нужно поговорить с мамой!

 Но потом Кире подумалось: а вдруг с ней что-то случилось?

- Пап! А у мамы все в порядке? – Жалобно спросила она.

- Кирюш, с мамой все хорошо, кроме того, что она за тебя волнуется! И не надо мне говорить, что ты уже взрослая! Для нас ты всегда малышка. – Он наконец-то оттаял и улыбнулся. Дочь ответила ему тем же, но глаза остались грустными.

 Дома Кира первым делом расцеловалась с мамой. Елена Федоровна и в самом деле выглядела встревоженной, даже какой-то печальной. Кира удивилась. Конечно, сейчас уже довольно темно – ранние осенние сумерки каждый день нахально присваивали себе по кусочку, но даже сейчас еще не очень поздно. И на связь она не выходила всего пару часов… Ну ладно, три часа, но это же еще не повод, чтобы бить тревогу!

 И, тем не менее, на мамином лице отразились следы нешуточных переживаний: между бровями обозначилась морщинка, и под глазами залегли тени… Неужели все-таки что-то случилось, а ей пока просто не говорят? Кира тоже не на шутку разволновалась.

- Так, дочка, иди пока, помой ручки, и приходи, чаю попьем. – Распорядился папа.

 Она покорно направилась в ванную, больше чем уверенная, что паузой он воспользуется для того, чтобы просветить маму за каким занятием ее застукал.

 Когда она зашла в кухню, Елена Федоровна наливала чай из огромного заварочного чайника, укутанного в специальный вязаный чехол, в толстостенные глиняные кружки. Глядя на ее резкие движения и поджатые губы, Кира поняла – разговор предстоит непростой. Она безошибочно угадала, что сейчас мама подбирает слова, чтобы его начать.

- Кирюш, скажи мне, а у вас что, с этим Федей все серьезно? Папа говорит – вы целовались в машине…

 «Значит, все-таки Федя!» - поняла она. В нем все дело!

- Да, мам. Он мне очень нравится, и я надеюсь, что у нас с ним все серьезно. – Честно ответила она.

- Надеешься? То есть, ты пока не уверена? – Прищурился папа.

 Кира в ответ лишь молча пожала плечами.

- Ну что ж, это не так уж и плохо. – Снова заговорила мама. – Я рада, что ты не собираешься пороть горячку! Все-таки выбор любимого мужчины – дело нешуточное! Здесь торопиться ни к чему…

- Мам, я не это хотела сказать. – Мягко остановила ее Кира, водя пальцем по ободу кружки. – Я имела в виду, что я уже достаточно взрослая, чтобы понимать: никто из нас не знает наперед, как все сложится. Я надеюсь, что у нас с Федором все будет хорошо!

- Между прочим, - Улыбнулась мама. – Я по поводу твоего папы таких сомнений никогда не испытывала!

 Сергей Васильевич посмотрел на жену с нежной улыбкой.

- Это не сомнения, мам! Просто никто из нас не знает, что будет завтра! Может, мне кирпич на голову упадет…

- Сплюнь, Кирюш! – С досадой махнула на нее рукой мама. – Кирпича мне только на твою голову не хватало! И на свою тоже! Я же тебе именно об этом и говорю: мы с твоим папой, когда начали встречаться – я сразу знала, что он один-единственный на всю жизнь! И что у нас с ним все сложится! И что, какие бы ни был впереди трудности, мы все преодолеем и все пройдем вместе!

 Кира лишь молча улыбалась, не желая спорить, и мама продолжила:

- А если ты такой уверенности не испытываешь – стоит задуматься, тот ли это человек!

 Дочь с грустью подумала, что они с мамой абсолютно не понимают друг друга.

- Это тот человек, мамуль! Это именно тот самый человек!

- Да с чего ты это взяла? Вы же такие разные! – Подался к ней папа.

 

11. Влюбилась?!

 

 Кира вдруг вспомнила, как они с Федей, не сговариваясь, дуэтом завопили сегодня на стадионе хулиганское: «Судью на мыло!», не удержалась и фыркнула.

- Я что-то смешное сказал? – С обидой поинтересовался Сергей Васильевич.

- Нет, что ты! Просто у нас с Федей гораздо больше общего, чем тебе кажется!

- Это ты сейчас про футбол, да?

- И про футбол тоже!

- Я не понимаю! – Воскликнула мама вставая. Она принялась нервными движениями вынимать посуду из посудомойки и расставлять по местам, то и дело хлопая дверцами шкафчиков и нервно дергая ящики. – Я не понимаю, кто тебе мешает смотреть с ним футбол? Разве тебе это кто-то запрещает? Да смотрите! Болейте, хоть заболейтесь! Но отношения-то зачем начинать?!

- Потому, что он мне нравится! Потому, что мне с ним хорошо! Он меня понимает! – Воскликнула Кира. Сейчас, когда ее так настойчиво отговаривали от общения с ним, она наконец призналась себе, а заодно и родителям: – Потому, что я влюбилась!
- Влюбилась?! – Вздернула брови Елена Федоровна. – В кого? В этого болельщика? В этого автослесаря?

- А что в этом плохого? – Окончательно разозлилась Кира. – Он профессионал, мама! У него заешь, клиентура какая? Он знаешь, какие тачки собирает? Между прочим, я давно предлагаю папе, чтобы он Феде отогнал свою машину, вы же ее потом не узнаете!

- Причем здесь наша машина? – Досадливо воскликнула мама. – Вы что с ним всю оставшуюся жизнь о машинах будете разговаривать? Или о футболе? Кирюш, ты – девочка умная, тебе необходим мужчина, способный поддержать достойный уровень общения!

- Мам, а кто тебе сказал, что он не может этот уровень поддержать? Может быть, для начала вы познакомитесь, и ты с ним пообщаешься лично? Прежде, чем делать какие-то выводы на основании профессии и увлечений?

- Да потому, что профессия и увлечения говорят о человеке гораздо больше, чем тебе кажется, моя дорогая!

- Мне кажется, мама, что нельзя судить о человеке, даже не зная его! Разве не ты меня этому учила?

 Кирина мама вздохнула, и, ссутулившись, снова присела к столу.

- Дочка, ну что ты ощетинилась? Как ежик, честное слово! Можно подумать, я чего-то плохого хочу! А я всего лишь хочу, чтобы ты не торопилась и все тщательно обдумала! Да, сейчас он тебе нравится, вам хорошо и весело, ты влюблена… Но что, если ты ошибаешься?

- А что? Что, если я ошибаюсь, мам? – С вызовом спросила Кира.

- А то, моя дорогая, что я вовсе не мечтаю о возможности сказать тебе однажды: «Я же говорила!».

- Так ты и не говори, мам. – Задиристо улыбаясь, предложила дочь. – Знаешь, я переживу!

- Да? Вот как? Мне что же, уже нельзя высказать свое мнение?

 Ссора набирала обороты, но никто из них не готов был остановиться.

- Мам, ты уже высказала свое мнение! И я его, поверь, услышала! Только давайте я сама решу с кем мне быть, хорошо?

- Но почему ты не хочешь к нам прислушаться? – С обидой воскликнул Сергей Васильевич.

- Пап, потому, что по-вашему, прислушаться – это сделать так, как считаете вы!

- Да ради Бога! – Вспыхнула мама. – Делай, что тебе нравится! Делай! Только потом не бегай к нам, не жалуйся!

- Не жаловаться?! – Кира аж подпрыгнула. – Так я, оказывается, жалуюсь! Что ж, ладно, хорошо! Слова от меня не услышите!

- А почему ты так с нами разговариваешь? – Строго поинтересовался папа.

- А потому, что очень интересная ситуация получается! Оказывается, поддерживать меня и сочувствовать мне - это можно только если я поступаю так, как хотите вы, да? Тогда вы готовы меня любить, понимать и все такое, да? А сели я поступлю по-своему и ошибусь, то это будет непростительно, так что ли? У меня что, нет права на ошибку? Интересная какая у вас любовь – или по-вашему, или никак!

- Кира, не смей так говорить! – Хлопнула ладонью по столу мама.

- Да и пожалуйста! – В сердцах ответила дочь, поднимаясь. – Могу вообще с вами не разговаривать!

 Она вскочила, быстро смаргивая вскипающие на глазах слезы обиды, схватила в прихожей куртку, и, не обращая внимания на папино: «Кирюш, подожди!», выскочила из квартиры.

 

12. Какая-то неправильная дочь.

 

 От благоустроенного квартала – места жительства родителей, до спального района, где снимала квартиру Кира, путь был неблизкий, но от обиды и возмущения в душе у Киры все кипело, и, чтобы хоть как-то успокоится, она пошла пешком.

 «Ну почему, почему, почему все так?!!» - с горечью размышляла она, энергичным шагом пересекая проспект. С неба лило, асфальт, казавшийся черным, блестел и переливался, отражая огни желтых фонарей и цветных витрин, редкие прохожие торопливо шагали, зябко прячась под зонтами. Зонта у Киры не было, и она снова поглубже закопалась головой в капюшон.

 Что они на нее насели? Зачем так давят? Откуда столько предвзятости к Феде? Со Светозаром ведь не было ну ничего похожего!

 Конечно… Ведь Светозар им – ровня! Тогда они гордились ее выбором… К Светозару родители всегда относились очень тепло и приветливо.

 Нет, что и говорить, Светозар-то умница! Лучшее определение, которое можно к нему подобрать, это «превосходный». Да, именно так – превосходный!

 Ведь все прекрасно в человеке – и внешность, и душа! Целеустремленный, воспитанный, начитанный… Какой там еще? Ах да, всесторонне развитый и мотивированный. Одним словом, не парень, а мечта!

 Вот только почему-то в его обществе Кира всегда испытывала непреодолимую потребность что-то в себе поменять. Беда лишь в том, что она совершенно не понимала, что именно, ведь саму-то себя она устраивала!

 И, тем не менее, мысль о том, что надо что-то делать, постоянно ее дергала, не давала покоя. И Кира делала: то язык начинала учить, то записывалась на фитнес, то осваивала приготовление нового блюда… Но все это было не то! Все это ее не цепляло.

- Кирюш, так это ж хорошо! – Говорила мама. – Стремление к самосовершенствованию еще никому не вредило!

 Никому не вредило, а ей, Кире, вредило! Она чувствовала какую-то ущербность на ровном месте.

 А ведь самое интересное, что Светозар ей никогда ничего такого не говорил. Он только насчет футбола ей высказал, что неженственно это и ему неприятно.

 Когда Кира начала встречаться с ним, она была на седьмом небе – еще бы, ведь ей посчастливилось встретить того самого идеального парня, о котором миллионам женщин приходится только мечтать! А тут вот звезда пленительного счастья сама нежно спикировала к ней в ладони…

 Нет, что и говорить, Светозар – просто замечательный! И Кира сама не могла понять, почему же все чаще думает о разрыве с ним? Одна ее подруга как-то с завистью сказала: «Да с жиру ты бесишься, Кирюх!». Ей еще тогда подумалось, что не всем хочется того самого «жиру»…

 Кира сама себя долго за это корила – надо же, так бездарно профукать подарок судьбы: встретить идеального парня и самой от него отказаться!

 И только сейчас, вышагивая по ярко освещенному проспекту, ловко обходя таких же вымокших, как и она, пешеходов, то и дело смахивая со лба и с носа капли холодного дождя, Кира, наконец, поняла в чем дело!

 Светозар – он же действительно идеал!

 Идеал ее родителей!

 Ей с детства подробно рассказывали, как должен выглядеть ее сказочный принц, и она умудрилась (вот чудо-то!) найти парня, который практически полностью соответствовал этому описанию.

 «Если бы он был их сыном, они бы бесконечно им гордились!» - С горечью подумала Кира.

 А ею, получается, не гордятся?

 По всему ведь выходит, что это она – какая-то не такая, неправильная? Значит, с ней что-то не так, раз такого замечательного парня, как Светозар, она отвергла, а выбрала Федю. Федю, который не ставил себе высоких планок, не строил честолюбивых планов, занимался тем, что ему по душе и не страдал от того, что никогда не станет одним из сильных мира сего. Не страдал и не стремился к этому.

 Но именно с ним она была собой, с ним ей было легко, с ним она могла обсудить любую тему и не чувствовать себя какой-то… недостатчной!

 Одним словом, Федя был Федя, такой, как ей нужен, ни отнять, ни прибавить… И да – он любит футбол!

 

13. Пора услышать себя.

 

 Кира выдохлась. Она в очередной раз смахнула с лица дождевые капли и сбавила шаг. В горле пересохло и она зашла в гастроном, чтобы взять себе чего-нибудь попить. На входе на нее дохнул сухим и безжизненным воздухом кондиционер, в торговом зале ярко горел свет, и пахло выпечкой.

 Девушка прошла к стеллажу с напитками и выбрала бутылку зеленого чая с персиковым вкусом. Лимонный ей нравился больше, но он был в холодильнике, а на стеллаже только персиковый. Пить охлажденный напиток в такую погоду ей что-то не хотелось.

 Кассирша рассчитала ее, демонстрируя едва заметное пренебрежение – еще бы, вымокшая девушка, с налипшими на лицо мокрыми кудряшками, выглядела довольно жалко. Кира поняла это и смутилась.

 Она снова вышла на улицу и пошла уже спокойнее.

 Это что же получается? Это что же – она недостаточно хороша для собственных родителей? Это что, они потому и не хотят признавать Федю, что иначе придется признать и то, что вырастили дочь-балбеску?

 От этой мысли Кире стало до того не по себе, что она чуть не расплакалась. Обнаружить однажды, что любящие мама и папа разочаровались в тебе – это совершенно невыносимо!

 От открывшегося Кире понимания ей стало так плохо, что некоторое время она даже не могла ни о чем думать, просто шла, даже не шла уже – брела.

 Выводы, к которым она пришла – ее просто оглушили! Она погрузилась в свои печальные переживания до такой степени, что перестала смотреть под ноги и споткнулась на ровном месте. Упасть не упала, но пируэт выписала красивейший – жаль, зрителей было маловато!

 Этот акробатический трюк высшего пилотажа окончательно ее деморализовал. Кто-то неподалеку рассмеялся, и Кира сразу поняла - над ней, ведь она такая неуклюжая! И все-то она делает не так!

 Простите, мама, пап, девчушка ваша как-то не задалась… Вы думали, что вырастили хорошую дочку? Увы…

 Кира грустно усмехнулась. Откуда в ее родителях это стремление к совершенству? Зачем им так надо, чтобы она нашла себе достойнейшего из достойных? Неужели они не понимают, что не смогут за нее прожить ее жизнь?

 В кармане завибрировал мобильник. Она достала его, взглянула – так и есть, папа! Кира не стала ни отвечать, ни сбрасывать, перевела телефон на беззвучный режим, и снова сунула в карман. Потом перезвонит.

 Волнуются… Конечно, волнуются. Какая бы она ни была, а все-таки они ее любят! И хотят, чтобы у нее все было хорошо…

 Да, именно так! Конечно, мама и папа любят ее, и хотят уберечь от разочарований и переживаний, хотят, чтобы все у нее получилось с первого раза, чтобы жизнь свою она написала сразу начисто, без боли и разочарований, без горького опыта. Как она сама сегодня сказала: без права на ошибку. Точнее, без ошибок вообще. Но разве так бывает?

 Они так хотят для нее счастья, что даже забыли спросить ее саму, что же для нее это счастье представляет из себя.

 Кира вдруг остановилась, сдернула с головы основательно промокший капюшон и подставила лицо дождю. Ей было очень холодно и зубы уже начали постукивать, но ей так хотелось позволить себе эту детскую выходку!

 Потому, что она, наконец, поняла - пора взрослеть! Пора брать ответственность за свое счастье, свою судьбу – в свои руки! Пора жить своим умом и слушать свое сердце! Пора научиться слышать себя и верить себе.

 Пора, в конце концов, самой себя принять такой, какая есть! Как там говорится? Стать лучшей версией себя? Лучшая – значит счастливая!

 И родителям придется это принять!

 Отныне им придется смириться с тем, что она прислушивается к себе больше, чем к ним.

Утомленная и успокоившаяся, Кира вошла в темный двор. Она нашла глазами окна Феди и улыбнулась.

 Простите меня, родители! Я получилась не совсем такая, как вы хотели! И выбор мой не кажется вам хорошим…

 Но я, Кира, его сделала! Сделала потому, что наконец-то поняла, чего хочу на самом деле, сама для себя. И я готова за этот выбор отвечать! Не надо мне, мамочка, твоего: «Я же говорила!», я не дам для этого повода. 

 Он не идеальный, и про него нельзя сказать, что он превосходный.  Но именно его я принимаю каждой частичкой своей души. Именно его я полюбила, именно с ним хочу быть.

 И я счастлива, что наконец-то это поняла, наконец-то смогла отделить свое собственное от того, что мне объяснили вы. Я знаю, что вы делали это с любовью, и я вас люблю. Но жить отныне буду так, как сама считаю нужным.

 

***

 

 Сказать, что Федя удивился, увидев на своем пороге задрогшую, шмыгающую носом, но при этом ласково улыбающуюся ему соседку – это ничего не сказать.

- Чайку нальешь? – Поинтересовалась она, отлепляя от лица свои насквозь промокшие кудри.

 А дальше он грел для нее чай, приносил из ванной полотенце, кутал в теплый плед, спрашивал, хочет ли она есть и не надо ли сбегать в магазин за медом или в аптеку за аспирином.

 Кира смеялась, отнекивалась, благодарила и, видя, как он волнуется, была беспросветно счастлива.

 Через час Федор провожал ее до дома, аж два метра, от квартиры до квартиры, долго провожал, минут сорок. Просто именно там они все-таки поцеловались, и это занятие их так увлекло, что разойтись по домам стоило огромных усилий.

 

14. Знакомство с родителями.

 

 Конец ссоре положил папа.

 Оскорбленная в лучших чувствах жена рыдала, упрекая в строптивости неблагодарную дочь. «Неблагодарная дочь» до глубины души обиделась на непонимание и давление со стороны старшего поколения.

 Ни та, ни другая не желали сделать первый шаг к примирению, дулись друг на друга и лили слезы.

 Сергей Васильевич был из тех мужчин, на которых женские слезы действуют очень мобилизующе – то есть он готов был практически на все, чтобы их остановить.

 Не выдержавший двойного давления папа психанул, сам, лично пришел к Федору и пригласил его на ужин, после чего поставил перед фактом жену и дочь.

 Обе они выслушали новость, совершенно одинаково приоткрыв рот. Как там теща говорила: «Гены пальцем не раздвинешь»?

 

***

 

 В назначенный день Кира специально пришла на полчаса раньше.

 Она все думала, все крутила в голове эту ситуацию, точнее, свое собственное поведение в ней. Поведение обиженной маленькой девочки.

 За одну продолжительную позднюю прогулку под дождем она повзрослела, и теперь этот ее гордый уход казался таким детским, что хотелось самой себя погладить по голове и сказать: «Что ж ты кипятишься, деточка?».

 По родительской квартире  уютно витали разные вкусные запахи, Кира безошибочно определила, что мама запекает в духовке мясо с помидорами и сыром, на столе уже красовалась ваза с крабовым салатом и блюдо с ее любимыми рулетиками из баклажанов.

 Папа проводил Киру в кухню, мама поставила перед ней чашку с чаем – никто из них и словом не обмолвился о недавней ссоре. И, тем не менее, Кира сказала:

- Мам, пап! Простите меня, пожалуйста! Мне очень жаль, что я столько всего вам наговорила! Я знаю, что вы меня очень любите и хотите для меня только самого хорошего! И я вас тоже очень люблю! Мамуль, папуль, слышите? Я вам обещаю, обещаю, что не буду делать глупости!

 Стоявшая у плиты мама, и сидящий у стола папа посмотрели на нее, а потом переглянулись с удивленными улыбками. Кира продолжала:

- Я не собираюсь прямо завтра выходить за Федю замуж или заводить от него детей, но я очень хочу получше узнать его и убедиться, что это мой человек. Сейчас я вижу, что мы с ним подходим друг другу и мне с ним очень хорошо! Я хочу, чтобы вы тоже его узнали. Пообщайтесь с ним, ладно? Мам, пап, я вас очень люблю! Да, я сделаю по-своему, но я хочу, чтобы вы знали: по-своему я сделаю только тогда, когда буду уверена, что поступаю правильно! Позвольте мне выбрать в жизни то, что мне по-настоящему дорого! Я хочу поступать по-своему не потому, что я не доверяю вашему мнению, а потому, что доверяю своему!

  Мама присела справа и обняла ее за плечи.

- Мамуль, ты чего? – Заволновалась Кира, видя, что у той глаза на мокром месте. – Что случилось?

- Ничего, Кирюш, все в порядке. – Но голос ее все равно дрожал. – Просто ты выросла… Как так? Когда успела?..

- Мамуль! – Дочка бросилась ей на шею. – Прости меня, слышишь? Не обижайся!

- Кирюш, да никто тут на тебя не обижается! И ты меня прости, я была резка.

 Папа подсел с другой стороны, обнимая сразу и ее и маму.

- И меня прости! – Покаянно сказал он, повернулся к жене и добавил: - И ты тоже меня прости!

- А тебя-то мне за что прощать? – Удивилась она.

- Не знаю. За что-нибудь. На всякий случай… - Ответил он, и они все хором рассмеялись.

 

***

 

 Федя проявил себя в лучшем виде. В гости он явился с цветами, вручив Кириной маме букет нежнейших розовых роз, после чего заявил:

- Вы очень красивая! Кира так на вас похожа! И это платье вам идет!

 А потом еще весь вечер нахваливал ее стяпню. Кира даже заподозрила, что он проштудировал интернет, в поисках ответа на вопрос: «Как понравиться родителям девушки?», но решила, что если и так, то он просто молодец!

 На папино предложение: «По коньячку?» Федя ответил охотным согласием, но пил очень умеренно, контролировал себя .

 «Рулил» застольной беседой папа, и темы выбирал отнюдь не простые, однако, Кирин ухажер разговор поддерживал, суждения высказывал интересные, заставив Сергея Васильевича несколько раз удивленно и одобрительно хмыкнуть. В итоге тот пришел к выводу, что может кое-каких знаний ему и не хватает, но парень явно думающий, головастый.

 Кира поначалу сильно нервничала: то волновалась, что Федя не понравился родителям, то переживала, что родители слишком уж наседают на Федю. Но постепенно все успокоились, расслабились, и вечер, несмотря на всеобщие опасения, прошел очень даже мило.

 Правда, потом папа настоял на том, чтобы довезти на такси «детей» до дому, и лично проконтролировал, чтобы каждый из них вошел в свою дверь…

 

***

 

На следующий день Кира снова пила чай на родительской кухне.

- Что я могу сказать… - Осторожно подбирая слова, начала мама. – В целом довольно приличный мальчик. Видно, конечно, что еще молодой…

- Да, ветер у него в голове пока еще погуливает. – Поддакнул папа. – Видно, что он пока еще не очень серьезно относится к жизни…

 Кира с досадой нахмурила брови, и папа, заметя это, быстро продолжил:

- Но перспективы хорошие! Стержень в нем есть, характер решительный.

- Конечно, тебе придется его кое в чем подтянуть. – Вставила мама. – Но в целом… И потом, ты же все равно не передумаешь?

- Нет! – Решительно улыбнулась Кира.

- Что ж, - Покорился судьбе папа. – Твой выбор, твоя жизнь…

- Кирюш, ты помни главное – мы тебя всегда поддержим. – Добавила Елена Федоровна. – Как бы оно там не повернулось…

 

15. И такое бывает в жизни. (Счастливый эпилог).

 

- Как ты думаешь, им понравится? – Задумчиво спросила Кира, потягиваясь, и насыпая в кофемашину зерна из пачки.

 Федя поплотнее прикрыл дверь – двойняшки еще спали. Это вот маме их не спалось, вскочила ни свет ни заря, еще и его растолкала!

- Конечно, понравится. – Сонно пробурчал он, переждав, пока кофемолка перемелет зерна и доставая кружки из большой картонной коробки. После переезда они решили сначала сделать ремонт, а потом уже все раскладывать на свои места. – Это же наши дети! Они, можно сказать, на свет-то появились благодаря футболу!

 Кира бросила смущенный взгляд на мужа, а он в ответ хитро улыбнулся и подмигнул ей.

 Предложение он тогда ей сделал под Новый год, но свадьбу они назначили только на следующее лето. А все потому, что летом проходил чемпионат! И свадебное путешествие у них получилось веселым, разухабистым, полным приключений, и, конечно же, очень футбольным. Возвращалась из него Кира уставшая, счастливая, до краев наполненная любовью…

 А еще через пару недель выяснилось, что это чувство наполненности несло в себе гораздо больше, чем простые эмоции. Врач-узист воскликнул:

- Ух ты! Двойняшки, видите?

 Кира растроганно рассматривала на экране два кругленьких сереньких пятнышка.

- Что ж вы с ними делать-то будете? – Сочувственно покачал головой врач.

- Как что? Любить! – Засмеялась Кира.

 Мальчик и девочка. «Королевская» двойня.

- Ты что, не рад? – Испугалась она, видя удивленные, растерянные глаза Федора.

- Рад, конечно! – Он развел руками и покачал головой. – Думаю, как теперь зарабатывать на все это!..

 По-разному у них бывало. Особенно в самом начале, когда дети были совсем маленькие, а денег хронически не хватало.

 Кирины родители тогда еще пофыркивали на Федю, нет-нет, да отпускали в его сторону какое-нибудь замечание, дескать, кого ты, Кира, выбрала, он же даже семью нормально содержать не может! Они поглядывали на дочь – не жалеет ли о своем решении?

 Но Кира не жалела, не жаловалась и ничего не боялась.

 Сейчас эти подросшие, уже пятилетние «королевич» и «королевна» еще дрыхли, не зная, что сегодня впервые в жизни они с родителями пойдут на стадион.

 Матч обещал быть жарким, и Кира с Федором решили, что это хорошая причина для того, чтобы всем вместе вот так вот выбраться.

 Дома детки уже проявили себя страстными болельщиками, последнее время все чаще прилипая к экрану вместе с родителями во время очередного матча.

- Кирюш, нам только выехать надо будет пораньше, хочу по дороге на сервис заскочить. – Предупредил ее муж.

- Зачем? Боишься, без тебя там не справятся? – Поддразнила она его.

- Да можно и так сказать… - Вздохнул он. – Хочу посмотреть, как новый подъемник установили, мало ли что…

- Не жалеешь, что ввязался во все это? Даже в выходные работать приходится…

 Муж внимательно посмотрел на нее, и с улыбкой ответил:

- Нет. Сейчас уже не жалею. Хотя поначалу, конечно, много чего передумал. Ты же знаешь, без тебя бы я не справился!

 Жена в ответ лишь пожала плечами. Решение Федора все же открыть свое дело, было продиктовано необходимостью обеспечить свою, неожиданно ставшую такой большой, семью. Он прекрасно знал дело, за которое брался, но где-то месяца три находившаяся в отпуске по уходу за детьми Кира наблюдала, как он стойко борется с ненавистным ему документооборотом, причем не всегда было ясно кто кого.

 Поначалу ей казалось, что так и должно быть: он – мужчина, это его бизнес, и он должен уметь со всем этим справляться! В этом она не сомневалась, и в успех его очень верила. Но, видя, какую тоску нагоняют на мужа бумаги, она иногда сомневалась, правильно ли он сделал? Не проще ли было продолжить работать «на дядю»?

 Ей в то время тоже приходилось ой как несладко. Ни минуты покоя ни днем ни ночью, а знакомый каждый молодой мамочке «день сурка», словно застыл во времени. Иногда ей казалось, что она медленно сходит с ума.

 А тут еще Федя жалуется! Да ей за счастье было бы!.. И вот, вместо того, чтобы ругаться, Кира предложила ему бартер: он на пару часов остается с двойняшками, а она едет наводить порядок в документах на СТО.

 Ну а дальше все пошло словно само собой. Любящая и умеющая работать с документами Кира оказалась превосходным делопроизводителем; всеми техническими вопросами, а так же работой с персоналом, занимался, конечно же, Федор. Только бухгалтер у них работал по договору на фрилансе.

 Теперь, пять лет спустя, они готовили к открытию уже четвертую станцию техобслуживания. Долги были выплачены, тяжелые времена остались позади, и теперь Кира с удовольствием наслаждалась положением жены успешного безнесмена. Что, конечно же, как нельзя больше устраивало и ее родителей.

 Из простого автослесаря с сомнительными перспективами, он постепенно вырос в серьезного, солидного человека, которого они теперь уважали. Правда, все равно нередко надевал рабочую робу и собственноручно «крутил гайки» на какой-нибудь особенно строптивой «ласточке». Да, и такое бывает в жизни!..

 Федор не сдержался и еще раз душераздирающе зевнул. Кира сокрушенно пробормотала:

- Прости, что разбудила тебя! Хочешь, иди, поваляйся еще полчасика?

- Поздно! – Сообщил он, прислушиваясь. Потом наклонился и быстро поцеловал ее в губы.

 В следующий момент дверь в кухню распахнулась, и в проеме обозначились два курносых, обрамленных кудряшками личика.

- Доброе утро! – Улыбнулась малышам мама. – Завтракать будете?

- Да!

- Нет!

- Чай или молоко?

- Чай!

- Молоко!

- Кашу или творожок?

- Кашу!

- Творожок!

- И вот так всегда! – Развела руками Кира, глядя в смеющиеся Федины глаза.

- Мам, а можно нам мультики включить?

- Пап, а мы сегодня гулять пойдем?

- Нет, дети, гулять сегодня не пойдем. – Сообщил он, пару секунд полюбовался их вытянувшимися мордашками, а потом сообщил: - Сегодня мы с вами пойдем на стадион…

Канал Ренаты Окиньской на Яндекс Дзен https://zen.yandex.ru/renataok

дизайн сайта от tagetis-2010