Дорогие друзья, на этом сайте вы можете читать мои книги онлайн бесплатно и без регистрации. Приятного вам чтения!
  Итак, предлагаю вашему вниманию рассказ

                        

                                                  "Я все равно тебя верну".

 

1. Позорная фотка с корпоратива.


 - Я все равно тебя верну! – Воскликнул Войнов, глядя на нее глазами, полными страсти и отчаяния. Аня вздохнула и покачала головой. Ничего не ответила. – Я знаю, что заслужил это! Я очень виноват перед тобой! – Снова заговорил он. – Я знаю, что ты злишься и обижаешься на меня! Я тогда поступил, как сволочь. Ань, я бы сам себе в морду дал! Я знаю, что сделал тебе очень больно! Аня, ты пойми… Блин, я такой дурак! Я столько натворил! У меня столько баб было после тебя! Я думал: вот она – свобода! С кем хочу, с тем и мучу! А потом понял, что все это время я тупо пытался забыть тебя. Аня, я же люблю тебя! Всегда любил только тебя, сам себе врал! Я люблю тебя и хочу быть с тобой! 
 В прохладном зале ресторана, словно ниоткуда лилась тихая легкая музыка, за широкими окнами плавился от жары город. Она смотрела на него, слушала и молчала.
- Я знаю, что ты тоже любила меня, очень сильно любила!  - Взволнованно продолжал он. – Я верю… Я надеюсь, что это не проходит. Это не может пройти просто так! Я сделаю все, слышишь, Ань? Все сделаю, чтобы мы снова были вместе! Обещаю тебе!
 Аня слушала эти слова, эти признания в любви, а сама вспоминала о том, что было год назад…

***

 Год назад у них все было прекрасно – любящая, крепкая пара. Они друг другу очень подходили: Войнов – весельчак и очаровашка, жизнелюбивый балагур с коротко стрижеными темными кудрями, вечной легкой небритостью, и до того обаятельной улыбкой, что не улыбнуться в ответ ну просто не получалось, и Аня – длинноволосая аппетитная пышечка с ямочками на щечках, ласковая и нежная.
 На них равнялись, их отношениям даже завидовали, они были бесконечно милой парой, про которую все, кто их знал, говорили, как им повезло найти друг друга! Они думали о том, чтобы  пожениться, завести ребенка… Вили «гнездышко» - обустраивались.
 «А я ведь доверяла тебе, Войнов!» - Думала Аня, разглядывая его отстраненно, словно чужого. Да он и стал для нее чужим. – «Доверяла больше, чем себе… Да я бы на жизнь свою готова была поспорить, что ты меня не обманешь, не предашь и не обидишь!».
 Но однажды вечером, когда у него на работе проходил какой-то корпоратив, ей на телефон «упало» сообщение с незнакомого номера: фотография и приписка: «Твой Миша».
 Аня рассмотрела фотку – и мир рассыпался на маленькие кусочки. 
 Его тупое от вожделения лицо, всклокоченные волосы, рука, оперевшаяся на офисный стол, болтающиеся у колен штаны… И обнимающие его ноги – одна босая, другая – в черной туфле на высоком каблуке…
 Она тут же бросилась ему звонить, то телефон был «не абонент». А через час он явился сам – пьяный в зюзю, еле промычал что-то умильно-ласковое и рухнул лицом в подушку. На шее за ухом провокационно отсвечивала метка, оставленная чужими алчными губами.
 Она не стала будить его, не стала рыдать – она почти всю ночь собирала его вещи. 
 Утром, когда он, наконец, продрал глаза, она молча показала ему эту фотографию, и по выражению его лица поняла: что та безумная надежда, которую она все еще питала, только что скончалась. На лице его было все…
 Она только и сказала:
- Уходи!
 Тогда он лишь молча подчинился. 
Потом, правда, было много еще всего: звонки, цветы, попытки просить прощения, клятвы, что все это было один раз, случайно и больше не повторится… Даже слезы! 
 Аня не слушала, не верила, не прощала.  
 Ей было слишком плохо, она была просто не в состоянии не то, чтобы выслушать – видеть его спокойно. А к тому моменту, когда буря в ее душе немного утихла, Войнов устал извиняться и попытки вымолить прощение превратились в обвинения и упреки: дескать – сама виновата! Плохо любила, не старалась, скучно ему было, хотелось «остренького»!  А если бы она его больше уважала, ценила и понимала, то ничего, может, еще бы и не было!
 В ответ на это заявление взбешенная Аня попыталась влепить ему пощечину, но он легко перехватил ее руку, оттолкнул ее и зло бросил:
- Да и пошла ты! Вас таких до фига, я себе легко другую найду! А ты сиди одна, как дура!

***

 После этих слов они год не виделись! Год! И вдруг – на тебе! Зовет в шикарный ресторан, дарит охренительный букет и клянется в любви, снова молит о прощении!..
 Ох, она об этом и мечтала! Ох, как хотелось ей услышать эти слова! Увидеть его таким: покорным, униженным, на все готовым, осознавшим, какое счастье в своей жизни он потерял!
 И вот все сбылось, как мечталось: и в ресторан пригласил, и цветы подарил, и видно же, что говорит серьезно, от души, только… Мечтала она обо всем этом год назад, а сейчас между ними – пропасть!

2. Мнение родителей о бывшем женихе.

 С мамой Аня созванивалась по четвергам. Была у них такая чудесная традиция: раз в неделю отложить все дела, устроиться уютно, налить большую чашку ароматного чая и уделить достаточно внимания: и последним новостям, и своим впечатлениям, и даже сплетням, в пристрастии к которым мало кто признается, но которые так вкусно порой смаковать!
 Четверг был их «законным» днем, поэтому, когда звонок раздался в среду, устало бредущая из магазина домой Аня, утомленная суматошным рабочим днем, не на шутку перепугалась:
- Да? Мамочка, что случилось?! 
- Ничего не случилось, котенок, все хорошо! То есть, кое-что случилось, но ничего страшного!
- Тогда почему ты звонишь сегодня?
- Да тут, понимаешь… - Голос мамы звучал удивленно, даже обескураженно. – Дело в том, что твой Войнов приезжал!
- Во-первых, он не мой! – Строго поправила Аня, автоматически рассматривая серого дворового кота, уютно устроившегося подремать на чьем-то сияющем белоснежном капоте. – А во-вторых - что?!
- Ой, Анют, я сама в шоке! Ты понимаешь, сидим с папой, никого не трогаем, вдруг – звонок в дверь! Папа пошел открывать, а там Войнов! Приперся с цветами, с вином, с коньяком, с конфетами! Все как полагается… Букет такой красивый! Вы, когда вместе жили, он таких цветов не дарил, как я помню, а тут вот…
 Мама замолчала и Аня поторопила:
- Что хотел-то?!
- Просил прощения, Ань! Искренне так… Говорил, что понимает, как был неправ, все осознал, что стыдно ему – тебя обидел, и нас  с папой тоже… За это все просил прощения. Говорил, что собирается тебя вернуть! Переживает очень – это прямо видно!
 Аня поискала глазами, куда бы присесть, но подходящей лавочки в округе не оказалось. Пришлось идти дальше, чтобы не упасть.
 Ай да Войнов! Вот это номер! Надо же, к родителям ее поехал! Их пытается на свою сторону перетянуть! Не ожидала! Вот это да… Прощения просил! Ишь, ты! И как только вспомнил, где живут? Когда они встречались, он район – и тот путал, а здесь приехал, нарисовался – не сотрешь!
 Три дня назад, когда они виделись, она же ясно ему сказала: все, поезд ушел! Злость и обида вроде уже отболели, но и любви тоже не осталось… Все – эта страница закрыта, дальше он пойдет своей дорогой, а она – своей, и пусть не беспокоит ее! И он грустно кивал, она думала, что он все понял, а он – вот, к родителям поехал!
- Анюта, а что ж ты мне не сказала, что он объявился? – Попеняла мама, голос у нее был какой-то растерянный.
- Тоже мне, срочная новость! – Фыркнула дочь. – Завтра бы созвонились, и я тебе все рассказала бы. 
- Понятно. Ну, и что же ты думаешь?
- Как это – что думаю? – Удивилась Аня. – Ничего не думаю! Я ему сразу сказала: ничего не будет больше! Раньше надо было думать головой, а сейчас-то что уже? А что?
- Нет, нет. Ничего, это я так… - Быстро ответила мама. – Просто мне показалось, что он настроен серьезно. Решительно… и вроде как действительно раскаивается и обо всем жалеет. Очень извинялся, я даже не ожидала! Знаешь, я ему верю. Нет, он, конечно, поступил плохо, и прощения ему нет, но то, что сейчас жалеет – это факт! Прощения просил и у меня и у папы, даже пообещал ему стройматериалы помочь на дачу отвезти…
- И папа согласился?! – Ахнула Аня.
- Деточка, ну ты же знаешь, как у него спина болит! – Смутилась мама.
- Да, знаю. – Сникла Аня. Спина у папы действительно была больная, и врачи вообще запрещали тяжести таскать, только папу было не остановить: дача же, ремонт, строить надо!
 И все же, как это обидно – из всех людей на земле он принял помощь именно от Войнова! Да еще вот так, с ходу!
- Они с папой до-олго разговаривали! – Словно прочитала ее мысли мама. – Я ушла, чтобы им не мешать, решила: пусть по-своему, по-мужски поговорят. Если честно, я боялась, что папа его с лестницы спустит!.. Он такой злой был! Ты же знаешь, как он за тебя переживает! Ты же его дочка, маленькая девочка! Он же до сих пор думает, что тебе пять лет!.. Но нет, кричал-кричал, потому слышу: вроде угомонились… Долго говорили… - Повторила она.
- И до чего договорились?
- А ни до чего. Я потом спросила папу -  он говорит: «Пока рано выводы делать!».
«Вот это да!» - поразилась про себя Аня. Из уст папы это было все равно, что индульгенция Войнову, что можно за ней, Аней, снова ухаживать! Надо же! Какие же слова, что же он такое сказал, какой ключ нашел к сердцу отца?! 
 Ей даже на мгновение стало обидно: как же так? Забыть, как этот Войнов поступил с ней, Аней. Папа, как ты мог?!
 Но она тут же одернула себя – папа любил ее беззаветно, и до сих пор, как и говорила мама, считал ее малышкой, которую нужно опекать и заботиться. Коль скоро он сказал, что выводы делать рано, значит были у него причины… Или не было причин, но Войнов умело использовал все свое обаяние и нашел, как растопить каменное отцовское сердце.
 Ну и Бог с ним! Ее, Анино, сердце, он не растопит! Пусть хитрит, как хочет, она, Аня, ему не поддастся! Вот так! Слишком сильно он ее обидел, слишком больно ей тогда было, такого не прощают! После такого – не возвращаются!

3. Ничего такого не предлагаю, просто покушать…

 Войнов позвонил Ане в пятницу, в обеденный перерыв.
- Привет! Можно пригласить тебя на ужин?
- Нельзя! – Твердо ответила она. – Ты зачем мне звонишь?! Я же тебе все сказала!
- Да, я помню. – Миролюбиво ответил он. – Ань, я же ничего такого не предлагаю, просто покушать…
- Нет!
- Но почему?
- Потому! Во-первых, я сегодня у Илонки ночую, а во-вторых, я тебе уже сказала – между нами ничего не будет! Можешь не стараться! 
- Ладно, понял тебя. – Легко ответил он. - Тогда хорошего вам вечера. Пока!
 Аня положила телефон на стол и раздосадованно вздохнула: тоже мне, герой-любовник, после первого же «нет!» слился… Хотя, какая ей разница? Она бы все равно с ним никуда не пошла!

***

 Илона встретила ее как всегда – стройная, стильная, окутанная ароматом волшебной туалетной воды и сияющая лучезарной улыбкой.
- А-а-анечка! – Протянула она, обнимая подругу. – Наконец-то! Как я рада тебя видеть! Проходи-проходи, вот устраивайся в кресле. Представляешь, тут твой бывший звонил!
- Что?! – Удивилась Аня.
- Да, представь себе! Где-то в районе обеда. – Илона кошечкой раскинулась в соседнем кресле и повела рукой над журнальным столиком, на котором стояли два высоких стакана с минералкой, лимоном и льдом. – Угощайся!
- И чего хотел? – Аня с наслаждением глотнула освежающий напиток.
- Ничего. Просто спросил, правда ли, что ты сегодня у меня ночуешь. Я удивилась, конечно, но сказала, что правда. Надеюсь, ничего страшного?
- Нет. – Удивленно протянула Аня. – Интересно, чего это он?
- Не знаю. Обычно так звонят, когда проверяют... – Многозначительно усмехнулась Илона, перебирая тонкими пальцами тяжелый браслет. - Может, он думает, что у тебя кто-то завелся? 
- Какая разница, что он думает? Какое ему до этого дело?
 Илона пожала плечами и поднялась.
- Да кто его знает? Дорогая, посиди немного, отдохни, я пойду, кофе сварю. 
 Но не успела она выйти в кухню, как в прихожей заголосил домофон. 
- Кто это?
- Откуда я знаю? – Томно пожала плечами Илона и подняла трубку: - Слушаю вас.
- Доставка для Анны и Илоны. – Радостно отозвались с того конца. – Заказ оплачен!
- Что, простите? – Не поняла Илона. 
- Доставка для Анны и Илоны! Заказ оплачен! – Повторил курьер.
 Она пожала плечами, нажала «впустить». Через минуту из лифта выскочил симпатичный парень, вручил им пакет, пожелал приятного аппетита и бодро скрылся бегом вниз по лестнице. 
- Что это, интересно, такое? – Илона с удивленной улыбкой разглядывала у себя в руках шуршащий пакет с логотипом одной ресторанной сети.
- А ты что, не чувствуешь? – Аня выразительно потянула ноздрями. – Это же рыба-гриль!
- Гриль? – Илона отнесла «доставку» в кухню, водрузила на стол. 
- Серьезно тебе говорю! – Аня принялась развязывать лямки, пакет открылся, и вся кухня наполнилась восхитительным запахом запеченой на углях рыбы. Аня вынула два контейнера с румяными рыбными стейками, дополненными овощами – ее любимое блюдо! Такое они с Войновым часто ели в их первое лето – он тогда почти каждые выходные возил ее на залив, и они ужинали в одном из этих чудесных прибрежных ресторанчиков с видом на морской закат.
- Надо же, как интересно…
- У тебя появился поклонник? – Спросила Илона.
- Нет. Не появился.
- Новый, может быть, и нет. – Прищурилась Илона. – А вот старый…
- Ты что, думаешь – это Войнов?
- А кто ж еще? Войнов, конечно! Вот зачем он мне звонил! 
 Не успели подруги обменяться комментариями по этому поводу, как снова раздалась трель домофона. И опять оплаченная доставка для Анны и Илоны. Надо же, а сейчас-то что?
 На этот раз оказалось вино, и снова Анино любимое – белое, легкое, так изумительно подходящее к той рыбе, которая источала до неприличия аппетитный аромат.
- Смотри-ка ты! – Восхитилась Илона. – Рейтинг Войнова против воли растет в моих глазах! 
- Подумаешь! Вино и рыба! Не Бог весть какой подвиг, между прочим! 
- Не скажи. – Не согласилась подруга. – Некоторым мужчинкам за всю жизнь не придет в голову такой сюрприз устроить! 
- Ой, Илон, тебе-то жаловаться! Твой Андрей тебя, по-моему, еще и не так балует!
- Балует, но не так…
 Но не успели они поспорить, как снова ожил домофон.
 На этот раз – цветы.
- Все – отпали последние сомнения! – Констатировала Аня, разглядывая свой букет. Войнов прекрасно знал, что она любит ирисы, только раньше дарил их редко. Вообще он всегда говорил, что цветы – это деньги на ветер, презрительно называл их «сеном» и «трупами растений». А тут – и ей, и подруге не поскупился!
- Круто! – Резюмировала Илона. – Ну что, есть-пить будем? 
- Будем. – Удивилась Аня. – А почему ты спрашиваешь?
- Да кто знает, может, ты из принципа все это захочешь выбросить?
- Нет, не захочу. – Засмеялась Аня. – Просто все равно не буду с ним встречаться. А так, хочет нас угощать – пусть угощает, что ж я, запрещать ему буду, что ли?

***
 Спустя час, сытые и пьяненькие, они пришли к твердому выводу: Войнов, хоть и сволочь, но молодец. 
- Вот согласись, это приятно! – Илона подставила под свои длинные ноги пуфик, и смаковала вино, полулежа в кресле.
- А что, спорю? Приятно, конечно, тем более знает, что я люблю покушать. Рыбка – огонь! Просто… Зачем он все это делает? Думает, я смогу все забыть? Да фиг там! 
 Очередной звонок в домофон их удивил. Снова заветные слова про оплаченную доставку.
- Что на этот раз? – Поразилась Илона.
Это была еще бутылка вина, бутылка минералки и пакет с фруктами. 
- Ну, я не знаю… - Протянула Илона, разглядывая все эти дары. – Послушай, Ань, может, будешь с ним хотя бы дружить?
- Дурочка! – Засмеялась Аня, а про себя подумала, что сегодняшний вечер Войнов им точно «сделал».

4. Такую свинью подложил – в соседнем дворе поселился!

 Конечно, все эти поступки Войнова: ресторан, цветы, извинения перед родителями, доставки на адрес Илоны – произвели на Аню впечатление. Он изо всех сил давал понять, что настроен решительно. Однако, все эти его действия, прекрасные сами по себе, становились мелкими и незначительными в ее глазах, стоило ей вспомнить о его измене. И когда он позвонил на следующий вечер, отвечала она ему прохладненько:
- Спасибо за вчерашний вечер. Было здорово.
- Да? Я рад, что тебе понравилось! Как ты смотришь на то, чтобы сегодня сходить куда-нибудь вместе?
- Никак. Я никуда не хочу с тобой ходить, и не буду. Ты мне это, пожалуйста, не предлагай больше!
- Да? Ну ладно. Попытка -  не пытка. – Легко ответил он. – Тогда хорошего тебе вечера. Но если что-то понадобится – ну там гвоздик вбить, кран заменить – говори, не стесняйся! Тем более, что я теперь живу недалеко… В соседнем дворе.
- Как - в соседнем дворе?! – Ахнула Аня.
- А так. Снял квартиру. Хочу быть к тебе поближе. Ну ладно, не скучай, целую, пока-пока! – Он повесил трубку раньше, чем она успела среагировать. 
 Вот же ж гадство! Это что ж теперь, просто так в магазин за хлебушком не сходишь – с пучком на голове и без макияжа?! Черт, черт! 
 Ну Войнов, ну свинтус! Такую свинью подложил – в соседнем дворе поселился!
 Аня еще немного повозмущалась, а потом одернула себя: стоп! Какое ей дело, как он на нее будет смотреть? Какая ей разница, что он увидит ее без макияжа? 
 И она демонстративно вышла в магазин в футболке и джинсах, с простым хвостиком и чистым лицом.
 Никого не встретила.

***

 От Войнова не было ни слуху, ни духу целых две недели, и Аня начала подозревать, что, несмотря на все его пламенные обещания, он решил свернуть свою деятельность по завоеванию ее доверия.
 Что и требовалось доказать… Ну и ладно! Не очень-то и хотелось! Тем более что в пятницу у них на работе мероприятие – юбилей фирмы, а ей давно уже строит глазки один о-очень симпатичный сотрудник! Так что праздник будет интересным!
 Рабочий день в честь праздника сократили до обеда, да и это время никто особо не упорствовал. Аня, поддавшись общему настроению, тоже то кофе с девчонками пила, то в интернете сидела, и потихоньку собиралась домой – приводить себя в порядок и переодеваться.
 Когда на ее столе зазвонил телефон, она даже сморщилась – так не хотелось ни с кем обсуждать дела, но оказалось, что это охранник с проходной:
- Анна Львовна, тут к вам курьер!
- Какой курьер? – Удивилась она, хотя сердце весело подпрыгнуло. Аня тут же взяла себя в руки и перестала радоваться – вот еще! 
- Не знаю какой. Говорит – доставка для вас. Оплачена. – Охранник подумал и добавил: - С цветами! 
- Ну что делать? – Вздохнула она. – Раз с цветами – пропускайте!
 На этот раз были розы – строгие, темные, на умопомрачительно длинных стеблях и настолько пафосные, что Ане стало неловко. К розам прилагался маленький серебристый бумажный пакетик и комплимент от курьера:
- Для самой красивой женщины с пожеланиями приятного вечера!
 Аня зарумянилась, глаза засияли, на губах расцвела улыбка…
 Именно такую, сияющую, с букетом в руках, ее и застал тот самый коллега, на внимание которого она рассчитывала сегодня вечером.
 Он разглядел цветы, пакетик, Анино довольное лицо, которое она не успела взять под контроль – и помрачнел. Пробормотал что-то нечленораздельное, чтобы оправдать свой визит, и быстро ушел.
 Аня со вздохом опустилась в кресло. Войнов! Удружил! Так у нее личная жизнь не наладится…
 Правда, Ане пришло в голову, что сотрудник этот пока кроме стрельбы глазками, других шагов в ее сторону не предпринимал, например, цветов не дарил, и уж тем более – таких шикарных!
 Но в следующий момент она себя одернула: зато он ей не изменял! 
 Ладно, что ж поделаешь, что сделано – то сделано… Она заглянула в пакетик и снова невольно улыбнулась – ее любимые духи! Ах ты, Войнов! Лиса ты, лиса… Только зря ты стараешься, ничего у тебя не выйдет, не вернусь я к тебе, никогда не вернусь! Хотя за духи, конечно, спасибо…

5. Давай же, уговори меня!

 Спустя три месяца этих нежных дистанционных ухаживаний, у Ани в голове творился полный сумбур. С одной стороны, ей, безусловно, было безумно приятно, что бывший жених вот так вот из кожи вон лезет, стараясь вновь заслужить ее расположение. Самолюбие, откровенно говоря, было на седьмом небе – еще бы, спустя год после разрыва он так за ней бегает! Когда он за ней ухаживал в начале их отношений, он и близко так не старался!
 Но с другой стороны… Ведь он же сам эту ситуацию и создал! Сколько боли он ей причинил! Сколько сил душевных ей стоило распрощаться с мечтой об их совместном будущем! Вытравить его из своего сердца было так непросто, а теперь он коварно вползал туда обратно, как какой-то змей-искуситель!
 Но, вопреки всем строгим заветам, ей все чаще в голову приходили мысли, что все-таки стоит дать ему второй шанс…
 И голос ее против воли теплел, утрачивал эту сухую прохладную строгость, которая давала понять Войнову, что она неприступна. Аня даже сама заметила, как нежно и радостно он звучит, когда отвечала на его очередной звонок.
- Анечка, привет! Как твои дела?
- Дела нормально, Миша. Как у тебя? – Невинная вежливая фраза,  американский «small talk» - непринужденное общение без обязательств, волшебными нотами влилась в чуткие уши Войнова и ласково напела о том, что Анина броня дала трещину.
 И он тут же попытался вставить в эту трещину клин.
- Ну как, как? Мне без тебя плохо! – Прочувствованно сообщил он. – Я очень скучаю, Ань! Так хочу тебя увидеть! Хотя бы просто поговорить нормально, вживую… У тебя прекрасный голос, но я так соскучился по твоему милому личику!
- Миша! – Засмеялась Аня, тщетно заставляя себя стать серьезной. – Перестань, пожалуйста! Я не буду с тобой встречаться, ты же знаешь!
 Но Войновский внутренний автопереводчик мгновенно расшифровал это сообщение: «Я тоже по тебе соскучилась, милый. Просто все еще хочу поломаться для приличия. Давай же, уговори меня!».
- Зайка, я же не прошу встречаться! – Воскликнул он. У Ани сжалось сердце – «зайка» - это то ласковое прозвище, которым он называл ее, когда у них было все хорошо. И назвал сейчас, впервые с момента их расставания. – Я прошу только увидеться, ненадолго. Чего ты боишься? 
- Ничего я не боюсь! – Фыркнула она. – Просто…
- Ань! – Войнов решил усилить натиск. – Ты же взрослая девочка, ты же понимаешь, что не будет ничего, чего ты сама не захочешь! Давай встретимся? Выпьем кофе, пообщаемся. Пожалуйста! 
 Аня молчала, не зная, что ему ответить. Она поймала себя на непростительной мысли: она боится, что если откажется, то он обидится и отстанет от нее! А ей почему-то совсем не хочется его обижать…
- Ань, ну что ты молчишь? Давай я зайду за тобой? Через час, хорошо?
- Не знаю, Миш… - Неуверенно произнесла она.
- Чего ты не знаешь-то? – Воскликнул он. – Что ты все упрямишься? Сколько можно, Ань? Я же тебя не в лес зову, а в кафе!
 Аня нахмурилась, но Войнов этого не увидел. 
- Знаешь, я сегодня занята. – Быстро сказала она. Что-то уж больно он раздухарился!
- Чем?! Чем ты занята, Аня? Дома сериальчики смотришь? Или с Илоной опять что-то перетираете? – Войнов все-таки потерял терпение. – Ты думаешь, я не понимаю, что ты просто цену себе набиваешь? Тебе же нравится, что я вот так за тобой ухаживаю, да? Ты что, боишься, что перестану? Ань, поверь, все и дальше будет так же! Ну что мне сделать, чтобы ты поверила? Хочешь, я с работы уволюсь? В другую фирму уйду?..
- Вот уж нет! – Возмущенно воскликнула она. – Войнов, ты меня в эти дела не путай! Нравится там работать – работай, не нравится – увольняйся! А на меня ответственность за эти решения перекладывать не надо!
- Да не перекладываю я никакую ответственность, что ты, Ань!? Я просто хочу, чтобы ты знала, что я ради тебя на все готов! Только скажи, слышишь? И я всего лишь прошу тебя понять, что ты тоже должна сделать хоть шаг мне навстречу! Зайка, ты мне очень дорога и я хочу быть с тобой! Но и ты меня пойми, я же не могу все время действовать в пустоту! 
 После этих слов Аня окончательно скисла.
- А я тебя и не прошу! – Тихо ответила она. – И ничем тебе не обязана! И знаешь, если честно, это странно, что ты от меня что-то требуешь, я тебе ничего не обещала, а наоборот, сразу сказала, что у нас с тобой больше ничего не будет! 
- Ань, Ань, подожди! – Засуетился он. – Я ничего не требую от тебя! Я не это имел в виду, ты меня не так поняла.
- Я все так поняла! – Обиженно ответила Аня. – Ты решил, что раз ты за мной ухаживаешь, то можешь от меня что-то требовать! А ты не можешь, понятно? Не хочешь – не надо, я тебе ни о чем не просила! Так что можешь мне больше не звонить! – Аня сжала губы и глубоко вздохнула. – И еще, Войнов, никогда больше не называй меня зайкой!
 Она гневно нажала отбой. Миша тут же перезвонил, но она сбросила звонок и отключила телефон совсем. 
 Надо же, да он совсем оборзел! Ей в упрек ставит, что она с ним видеться не хочет! Забыл что ли, кто в этом виноват?
 Аня деликатно, пальчиками, вытерла слезинки, делая вид перед самой собой, что вовсе даже и не плачет.

6. Все самое интересное только начинается!

 Пошла уже третья неделя после того разговора, но Войнов так и не появлялся. Мама тоже посетовала, что он ни с того ни с сего отменил очередную запланированную поездку на дачу, невразумительно сославшись на какие-то срочные дела, и больше так и не перезванивал. Папа хмурится и отмалчивается, когда она его спрашивает, и не знает ли Аня случайно, что такое с ним произошло?
 Аня честно ответила, что они поругались и рассказала почему. Для себя она решила, что так даже к лучшему – непрошенные иллюзии, которые, благодаря Войновским стараниям, начали прорастать в ее душе, осыпались сухими лепестками, опаленные его же нахальными намеками на то, что она давно обязана с ним встретиться и непонятно почему вообще кочевряжится. 
 Впрочем, один положительный момент в этой перепалке все же был: Аня снова и снова возмущенно перебиравшая в уме его обидные слова, с сожалением пришла к выводу, что кое в чем он прав. Она действительно закисает, разделив свое существование между домом, работой и общением с любимой подругой.
 Когда-то, когда они с Войновым были веселой сладкой парочкой, они часто выбирались вдвоем. У них было много друзей-приятелей, не то, что скучать не приходилось, а порой они даже специально отключали телефоны и пропадали со всех горизонтов, чтобы побыть только вдвоем.
 Но после разрыва как-то так само получилось, что большая часть друзей перешла по наследству Войнову. Ане было слишком плохо, она не понимала, как общаться с этими людьми, как вынести их сочувствующие взгляды, шорохи за спиной, непрошенные и несвоевременные попытки ее расшевелить, познакомить с кем-нибудь и даже обидные намеки на то, что, дескать, сама виновата… 
 На самом деле Аня и сама прекрасно понимала, что измена Войнова – это всего лишь несусветная глупость, спровоцированная его легкомысленным характером, помноженным на алкоголь, в сочетании с подвернувшимся под руку телом в развратно-игривом настроении. Ведь раньше Войнов уже рассказывал ей про эту девушку, излишне слабую на передок, и в его голосе слышалось достаточно презрения к той, с которой белье слетало при каждом удобном и неудобном случае. 
 Однако, поди ж ты, когда эти самые трусишки заманчиво упали к нему на колени – не устоял! Сам себя в штанах не удержал, дал слабину, уверенный в том, что любимая женщина ничего и не узнает…
 Да может так бы оно и случилось, только алкогольно-отвязная бесшабашность подвела: он попросту не подумал о том, чтобы запереть дверь кабинета. А некто, до глубины души возмущенный оскорбительной пошлостью происходящего, взял на себя роль разоблачителя. Ни Войнов, ни его одномоментная пассия, медузой облепившая вожделенное тело, даже не заметили, как приоткрылась дверь, просунулись в нее руки с телефоном… Пара секунд – и красноречивый снимок отправился без пяти минут жене безрассудного изменщика Войнова.
 Ну и при чем здесь Аня?
 Поэтому от вскользь брошенного намека ее скрутила тоска, липкая, тягучая и черная, как техническая смола. Выбираться из нее было долго и сложно, и Аня, опасаясь услышать еще что-то в этом роде, потихоньку оборвала все контакты, оставив возле себя одну лишь Илону, с которой всегда была ближе всех, и которая приняла ее сторону бескомпромиссно и безоговорочно.
 Аня создала себе очень уютный и комфортный мирок, где с ней не могло случиться ничего плохого, и до недавнего времени была уверена, что живет вполне счастливо. Но после высокомерных слов Войнова собственное существование вдруг показалось ей скудным и жалким.
 Она тут же сама себе возмутилась – что это, в самом деле?! Из-за этого, не будем говорить какого, Войнова, сама себя похоронить решила? Ушла в индивидуальный монастырь на одну персону? Ведь даже того парня с работы она всерьез не принимала…
 Ну уж нет уж! С этого дня – новая жизнь, интересная и насыщенная!
 А Войнов, если вдруг ему придет в голову и дальше наблюдать за ней, пусть видит, как прекрасно она живет!
 А то обрадовался, решил, что без него у нее и жизни никакой нет! Как же, фигушки! Все самое интересное только начинается! 
 

7. Я все равно тебя верну!

 Аня возвращалась домой в великолепнейшем настроении – она только что исполнила свою мечту и посетила экскурсию по крышам города. Это было так сказочно и прекрасно, что ее просто распирало от эмоций!
 Это был ее третий самостоятельный выход в свет. Конечно, она звала Илону с собой, но та отказалась наотрез, заявив, что боится высоты и не хочет, чтобы любимая подруга соскребала ее с асфальта, куда она непременно брякнется. Поэтому Аня решилась на самостоятельную вылазку, и сейчас, уставшая и перегруженная впечатлениями, она предвкушала, как будет отмокать в ванной, и сама себе удивлялась – почему ничего такого она не делала раньше?!
 А раньше ей казалось, что идти куда-то одной – это глупо и как-то зазорно, что ли… Словно табличку себе на шею повесить: «Я одинока, и пойти со мной некому!».
 Конечно, иногда они отправлялись куда-нибудь вместе с Илоной, но Аня считала, что не вправе слишком часто приглашать ее. Ведь у Илоны-то в отношениях было все хорошо, а взять на себя роль холостой подруги, которая от скуки и собственной неустроенности лезет в чужие отношения, Аня считала ниже своего достоинства. Вот и сидела, как какой-то пенек, впрочем, вполне благоустроенный и о своем положении не сильно горюющий.
 Но, подстегнутая желанием доказать самой себе (и немножечко Войнову), что ее жизнь – это череда прекрасных событий, а не скромное существование старой девы, она решила принципиально - дома не сидеть! Первый выход, правда, не очень задался – она посетила бесплатный мастер-класс по лепке из глины, оказавшийся мероприятием удивительно скучным (в основном благодаря зануде-коучеру), но даже это событие ее взбодрило.
 А уж сегодняшняя прогулка по крышам!.. Она обязательно повторит, обязательно!
 И потом, все эти телодвижения очень помогли ей отвлечься от мыслей о бывшем женихе, которых за последнее время в ее голове был переизбыток. 
 Но перед крышами Войновский несветлый образ спасовал и позорно дезертировал. Аня закрывала глаза и представляла не его улыбающееся лицо, а солнечные лучи, целующие серую жесть, птиц, шум города под ногами и ощущение откровенного счастья и какого-то искреннего детского восторга…
 Именно такую, утомленную и вдохновленную ее и застукал Войнов на кассе минимаркета, куда она завернула купить пельмешек на ужин – сил готовить не было абсолютно! Они подошли к кассе одновременно, только с разных сторон. В корзине Войнова угнездились три банки пива, пачка сосисок, буханка хлеба, десяток яиц и шоколадный батончик – ужин одинокого холостяка.
 Аня ограничилась упаковкой полуфабрикатов – фрукты у нее дома и так были, а больше ничего и не хотелось.
- Привет, Миш. – Спокойно поздоровалась Аня.
- Привет, Ань. Хорошо выглядишь!
 Волосы у нее растрепались, на джинсы она умудрилась посадить пятно, лицо было уставшим, но почему-то под его взглядом она ни на минуту не засомневалась – и в самом деле хорошо!
- Спасибо, ты тоже. – Дежурно ответила она, протягивая карточку для оплаты.
- Откуда путь держишь? -  Поинтересовался он, выкладывая свои покупки на ленту. Вместо ответа Аня достала телефон, открыла фотку с сегодняшней прогулки и предложила:
- Полистай.
 Войнов взглянул на снимок: она - на фоне разлившегося по крышам заката, улыбающаяся и счастливая; она - сидящая на парапете, обняв колени, и город у ее ног; она - смеющаяся, запрокинув голову, показывает на что-то в вечереющем небе; она - задумчиво смотрящая прямо в объектив, а солнце за ее спиной золотит волосы; она - в компании остальных членов группы весело машущая фотографу.
- М-м, прикольно… - Протянул он кисло. – Исполнила, значит, свою мечту?
- Да! – Сияя улыбкой, кивнула она и повернулась, чтобы уйти.
- А ведь могли бы сделать это вместе! – С упреком бросил он ей в спину. – Если бы ты не упиралась, позвала бы меня, не пришлось бы в одиночку…
- Не могли, Миша. – Бросила она через плечо. – И больше уже никогда не сможем!

***

На следующее утро Аня, торопящаяся на работу, притормозила у почтового ящика. Там что-то пестрело, и она с раздражением подумала, что опять рекламы напихали, полезла вытащить, чтобы вышвырнуть в ближайшую мусорку. Но в ящике лежала плитка шоколада, пористого клубничного шоколада, недорогого, далеко не элитного, но бывшего одной из ее тайных страстишек. На обертке маркером было написано: «Я все равно тебя верну!».
 Улыбаясь и качая головой, Аня сунула шоколад в сумочку и помчалась на маршрутку. 

8. Как показать женщине, что она не безразлична.

 Войнов старался изо всех сил: цветы, внезапные подарки, и не простые, а со значением: билеты в кино на фильм, который ей бы точно понравился (билетов всегда было два, но она неизменно приглашала Илону)… Маленький плюшевый зайка – потому, что ей нравились такие игрушки… А под Новый год он прислал ей умопомрачительные туфли. Похожие (она потом вспомнила) она как-то обвела ручкой в журнале – так они ей приглянулись. И ведь размер был нужный! 
 Войнов всеми силами давал ей понять – он не просто пытается заслужить прощение, нет…
 Иногда он присылал простые, но такие милые сердцу мелочи, которые говорили о том, как хорошо он ее знает, как помнит ее черточки, ее маленькие слабости. 
 Это почти всегда было неожиданно: то курьер нагрянет, то общий знакомый вдруг «случайно» возникнет на пути… В будни, в выходные, утром, днем, вечером… В итоге он добился того, что Аня даже против воли, но все время помнила, думала о нем.
 
***

 Войнов не просто помог ее папе перевезти стройматериалы, но и ввязался в это строительство: они ездили на дачу регулярно всю осень, зиму и весну, папа как-то смущенно сказал:
- Он, конечно, наломал дров, но я вижу, как он из-за этого переживает! Он старается все исправить, не словами, а на деле. Перешел на другую работу, нам с мамой старается помогать, и про тебя спрашивает, интересуется, что ты любишь и чего хочешь… Вот за это я его уважаю!
 Больше он ничего не говорил, но Аня и так услышала в этих словах намек на то, что папа предлагает дать Войнову второй шанс.
 Аня была в шоке. Слышать такое от ее папы! Ей всегда казалось, что встреть он Войнова где-нибудь на улице – прихлопнет, и мокрого места не оставит! Однако же… Войнов явно сумел расположить отца к себе.
 Да и мама смотрела на бывшего почти зятя теперь куда благосклоннее, тоже уверенная, что он изменился в лучшую сторону.
Илона прямо говорила:
- Что ты дурака валяешь? Попробуй! Хуже не будет… Никто же не говорит, что тебе с ним в ЗАГс идти, а от свидания ничего плохого не случится. Я же вижу, что ты сама хочешь!
 Но Аня качала головой и на свидание не шла.
 Довольно часто он «случайно» встречал ее около магазина, груженую пакетами, и помогал донести их. Нет, не до квартиры, до квартиры она его не пускала, но до подъезда. 
 Он звонил, интересовался как у нее дела, и все сложнее было безразлично отвечать: «Все нормально». Его голос снова казался родным, теплым и близким.
 Но иногда Аня невольно, по старой привычке, потирала безымянный палец, где раньше красовалось помолвочное колечко. Было, а теперь нет – и она снова вспоминала почему.
- Миша, мне приятно то, что ты делаешь. – Отвечала она ему на очередное приглашение. – Я очень ценю это и благодарна тебе. Но я не пойду с тобой. Я больше не буду с тобой. Я не могу, понимаешь?
 Однако, случилось так, что Войнов своим почти незримым присутствием в ее жизни словно распугал всех остальных кавалеров, и кроме него, как ни странно, других мужчин вокруг нее и не было. И если поначалу ее это расстраивало, то с течением времени она стала ловить себя на мысли, что как-то подсознательно считает себя несвободной. Как будто у нее кто-то есть. И не раз она задавала себе вопрос: кто для нее теперь Войнов? Есть он или нет в ее жизни? Может, стоит положить конец всему этому? Встретиться с ним один раз, но лишь для того, чтобы четко и ясно сказать, что больше она от него ничего не хочет. Совсем ничего и никогда! 

9. Лёд тронулся.

 Лед тронулся спустя девять месяцев ухаживаний, знаков внимания, подарков… не то, чтобы она решила простить его, нет, просто за окном вздыхал такой упоительный, такой свежий и волнующий апрель, что было невыносимо тоскливо сидеть дома в одиночку, и на очередное его приглашение она ответила, что не против выпить кофе. Но только кофе! На полчаса. И ничего больше!
 В ответ она услышала столько счастья в его голосе, что не переставала улыбаться всю дорогу, пока шла до кофейни.
 Войнов смотрел на нее сияющими глазами и волновался так, что у него мелко дрожали пальцы, когда он подносил к губам чашку.
- Это просто кофе! – На всякий случай напомнила она ему.
- Да! Я помню! Я все понимаю! – Заверил он ее. – Ни на что не претендую! Я просто очень рад, что ты согласилась.
 Это было невероятно мило и трогательно. Тем более что он сдержал обещание, и как только они допили кофе, он, проводив ее до подъезда, сказал:
- Спасибо за приятную компанию!
 И целомудренно поцеловал в щеку прежде, чем она успела отстраниться.
 Дома Аня потерла пальцами то место, куда он приложился своими теплыми губами, и с удивлением обнаружила, что не упала замертво и даже не отравилась от его прикосновения. А ведь не так уж давно ей казалось, что если он еще хотя бы посмотрит в ее сторону – она не выдержит и взорвется от злости и ненависти. Но сейчас не было ни того, ни другого, и вообще, она улыбалась. Аня сама себе твердила, что это просто из-за весны, хорошей погоды и хорошего кофе.

***

 Это было их пятое свидание… Войнов пригласил ее в кафе и накормил вкусными морепродуктами, которые она так любила. Вместо обычного букета он принес ей милую корзинку со сладостями, а после ужина они пошли прогуляться. Ее бывший жених выглядел счастливым и влюбленным. Впервые за долгое время он был доволен жизнью, и даже ушло то напряжение и волнение, которым были пропитаны их предыдущие встречи. Сейчас он снова был самим собой – ухаживал за ней, шутил, веселил… Ей было легко и хорошо с ним. 
 После прогулки, когда он проводил ее до подъезда, прощаясь, он наклонился и поцеловал ее. По-настоящему поцеловал: его губы, такие забытые и такие родные, снова касались ее губ, заставляя ноги подкашиваться от восторга, и пробуждая желания, которые, как ей казалось, умерли в ней навсегда. 
 Она поднялась к себе в квартиру, закрыла дверь, и прислонилась лбом к зеркалу в прихожей. Господи, как же хорошо! 
 И тут же дежавю словно хлестануло по шекам наотмашь – вот так же она стояла! Вот точно так же она стояла и улыбалась сама себе…  Все это уже было с ней! Вот это счастье, вот этот вот безумный восторг, влюбленность, крылья за спиной…
 Но слишком больно было падать! Слишком сложно было собирать осколочки своей жизни, сшивать по кусочкам свое сердце. 
 Все это уже было! Она уже верила ему, верила больше, чем самой себе, любила его! 
 И он уже ее предал.
 Она не могла позволить, чтобы это повторилось!
 Аня решительно достала телефон и набрала его номер:
- Послушай, Войнов! Я… Ты прости меня, я знаю, что ты, правда, очень старался… Я благодарна тебе за это! Но пожалуйста, больше не звони мне никогда! Я не хочу тебя видеть! Я поняла, что не могу! Просто не смогу… Не звони мне! Прощай!
 

10. Отойди от моей женщины!

- Ты уверена, что поступила правильно? – Поинтересовалась Илона.
 Как и полагается лучшей подруге, она, едва услышав в телефоне убитый Анин голос, уже через полчаса была у нее с бутылкой вермута и большой коробкой носовых платков.
- Да! – Твердо ответила Аня. – Да, уверена! Я больше не выдержу, понимаешь? Илон, просто не выдержу всего этого!
- Тогда чего ты ревешь? 
- Потому, что я все еще люблю его! – Несчастно ответила Аня. – Глупости, бред, конечно… Но ты понимаешь, я его еще люблю! 
- Так может, надо было дать ему шанс?
- Нет! Нет, не надо было! Не хочу, чтобы он предал меня снова!
- А с чего ты взяла, что он это сделает?
- А потому, что он уже это сделал, как ты не понимаешь?
- Ой, ну не знаю, Ань… В прошлый раз он за тобой так не ухаживал!
- Ну и что?
- А то, моя дорогая, что он уже столько сил на тебя потратил, и столько денег, что, если он нормальный, он тебя точно не бросит! 
- Может быть ты и права. – Грустно кивнула Аня. – Но я боюсь это проверять… Боюсь!

***
 Спустя две недели Аню провожал до дома новый ухажер. Она не придумала ничего лучше, чем попытаться выбить клин клином, но получалось, если честно, паршиво.
 Парень с сайта знакомств, показавшийся ей симпатичным на фото и в тех нескольких сообщениях, которыми они обменялись, на очном свидании ей не понравился. Пришел он без цветов (не обязан, конечно, но все же…), куда она хочет пойти не спросил, сам решил в какой кафешке кофе пить, говорил больше о себе… 
 Одним словом – не Войнов.
 Аня понимала, что придирается, что первое впечатление у нее сильно подпорчено сравнением с бывшим женихом, но поделать с собой ничего не могла - понимала, что второго свидания не будет.
 Тем не менее, когда он сказал, что проводит ее, возражать не стала. Ей надоело каждый раз, подходя к двери в подъезд, вспоминать волнующий Войновский поцелуй, и она надеялась, что прощание с другим мужчиной хоть немного вытеснит эти воспоминания.
 Войнов показался во дворе, когда они уже почти подошли к двери – он и правда жил где-то рядом. Был он в домашней футболке, шортах и шлепанцах на босу ногу – взъерошенный и хмурый он подошел, почти подбежал, когда они остановились у подъезда.
- Отойди от моей женщины! – Рявкнул он Аниному горе-ухажеру.
 Тот, хоть и не делал ничего такого, на всякий случай отпрыгнул на два шага, и лишь после этого спросил:
- Что?!
- Что слышал! – Грубо ответил Войнов. – Эта женщина занята! Поищи себе другую!
- Миша! – Возмутилась она.
- Ань, иди домой! – Велел он, глядя на нее злыми-презлыми глазами, и повернулся к Аниному спутнику: - А ты просто иди, пока я тебе не врезал…
- Миша, прекрати! – Аня растерянно повернулась к парню: - У нас с ним ничего нет! Это мой бывший…
- Придурки! – Коротко сообщил тот, не став ее слушать, развернулся, и, не пытаясь разобраться, что к чему, быстро пошел прочь.
- Миша! – Аня злилась и одновременно, как это ни странно, радовалась. – Что это такое?! Я не твоя! И ты не имеешь права так себя…
- Если не хочешь скандала, постарайся больше не ходить под моими окнами с другими мужиками. – Хмуро посоветовал он, кивая куда-то в сторону соседнего дома. 
- Это мое дело, с кем мне ходить! – Возмутилась она, но Войнов, не слушая ее, развернулся и пошел прочь.

11. Будешь моей?..

 Спустя пару дней Аня решила все-таки прояснить с ним этот вопрос. Ведь рано или поздно, но она собиралась как-то налаживать свою личную жизнь, а если бывший жених будет каждый раз вот так нападать, то она, пожалуй, и пенсию встретит в одиночестве…
 Она позвонила, но Войнов трубку не брал. И на другой день тоже. И на третий. Когда Аня, рассказав маме всю историю, пожаловалась на это, та удивленно воскликнула:
- Ты что не знаешь? Миша в больнице!
- Как в больнице? Почему?
- Они с папой на дачу ездили, крышу делать… Он упал. Его на «скорой» увозили…

***

 Аня вошла в палату с пакетом, в котором лежали фрукты, соки и кефир, и сразу увидела его, как будто в палате и не было еще троих пациентов. На больничной койке, под байковым одеялом, в белой футболке он выглядел как-то трогательно и беззащитно. Даже и не сказать, что совсем недавно он несся, злой и страшный, готовый накостылять Аниному ухажеру только за то, что тот проводил ее до подъезда. 
 Выглядел Войнов хреново: лицо осунулось, от переносицы разливался в обе стороны синяк, придавая его лицу некую трогательную енотистость. Правая рука загипсована вместе с плечом и прибинтована к телу.
 Увидев ее, Войнов на мгновение расцвел, но тут же и завял, видимо, вспомнив, что между ними ничего нет и быть не может.
 Аня решительно подошла, поставила на тумбочку пакет с передачей и принялась разглядывать гипс.
- Это что? – Вместо приветствия воскликнула она.
- Перелом. – Пробурчал он.
- О, Господи! А что еще?
- В смысле? 
- Больше ты нигде не поранился?
- Ань, ну ты же сама видишь!  - Он выразительно постучал пальцами левой руки по своему лицу.
- Да, это я вижу. Кроме этого больше ничего?
- А тебе мало? 
- Нет, Миш, ну что ты! Я наоборот… Господи, я же не знала, что тебе так плохо! 
- Со мной все в порядке! – Он попытался пожать плечами и криво сморщился. 
- Да, я вижу. Ты почему мне не отвечал?
- А зачем?
- В смысле?
- Зачем нам с тобой говорить, Ань? Ты мне все уже сказала, очень ясно и понятно. Это я, как дурак, с первого раза не понял, но теперь, я тебе серьезно говорю, все дошло!
- Тебе неприятно меня видеть? – Спросила она.
- Приятней, чем тебе меня! – Фыркнул он в ответ.
- Хочешь, чтобы я ушла?
- Да нет, оставайся…
 Аня чувствовала себя до ужаса неловко, не знала как себя вести и что говорить. 
- Может быть, я могу тебе как-то помочь? Тебе что-нибудь надо? Что-нибудь принести?
- У меня есть все, что нужно. – Спокойно ответил он, покосился на пакет и добавил: - Спасибо.
- Пожалуйста. – Она помолчала, потом спросила: - Миш, ты что, злишься на меня?
 Он быстро посмотрел на нее и отвернулся, но ответил:
- Нет, не злюсь. Просто я не понимаю, зачем ты пришла.
- Как зачем? Я за тебя переживаю…
- А с чего вдруг? Я ведь, по сути, тебе чужой человек!
- Миша! – С укоризной воскликнула она. 
- А что, скажешь не так? Разве ты не это мне сказала? Не то, что я зря почти год за тобой бегал? Да, Ань?
- Миша!
 Он помолчал немного, потом пробурчал:
- Ладно, проехали! Спасибо, что зашла!
- Я пойду. – Поднялась она. – Ты звони, если что…
- Если что, Аня? 
- Если тебе что-нибудь нужно…
- Ничего мне не нужно, спасибо! Фруктов вполне достаточно! – Он кивнул на пакет и снова отвернулся.
 Аня сделала несколько шагов к выходу, посторонилась, пропуская врача, и вдруг услышала:
- Хотя…
- Что? – Обернулась она. – Что, Миш?
- Выходи за меня!
- Что?!
 Врач, вместе с пациентом, к которому он пришел, переводили взгляды с Миши на Аню и обратно, забыв обо всех болезнях. 
- Выходи за меня! Я хочу, чтобы ты была моей женой. – Он говорил так, будто они были в палате одни. – Я хочу быть с тобой. Я тебя люблю! Я хочу, чтобы у нас были дети. Я хочу увидеть, как ты станешь старенькой бабуленькой на моих глазах, и радоваться, что прожил с тобой жизнь! – Аня подошла к нему, у него из глаз катились слезы, и он их даже не вытирал. – Ань, ты даже не представляешь… Ни минуты не было с тех пор, чтобы я не пожалел об этой глупости! Пять минут кайфа… да и то сомнительного… и все! Я все разрушил! Я любил тебя, и люблю сейчас! Я знаю, что сделал тебе очень больно и ненавижу себя за это! Я хочу все исправить! Я хочу, чтобы ты улыбалась, чтобы ты смеялась, чтобы ты была счастлива! Я хочу, чтобы ты была счастлива со мной! Чего ты хочешь, Ань?  Я не знаю… Я прыгал вокруг тебя целый год, я старался исполнить все твои желания, я старался показать тебе, что люблю тебя, что понимаю тебя, что помню все твои маленькие секретики, все мелочи… Что для меня это важно! Чего ты хочешь, Ань? Хочешь кольцо? Будет тебе кольцо! Хочешь шикарную помолвку? Со всеми друзьями, родственниками… Я буду стоять перед тобой на коленях, хочешь? Я все сделаю для тебя, только дай шанс! Я знаю, тогда у нас ничего такого не было, но ты хотела, знаю, что хотела, хоть и говорила, что не это главное! Ты мечтала об этом, но тогда этого не было. А сейчас будет, хочешь?
 Аня стояла молча, обескураженная, слушала его, а внутри все словно переворачивалось от каждого его, наполненного любовью и отчаянием, слова.
- Девушка, соглашайтесь! Это я вам как врач говорю! – Посоветовал мужчина в белом халате, но она едва отреагировала. 
 Словно издалека, словно не от себя она услышала свой голос:
- Хорошо!
- Что хорошо? 
- Готовь помолвку!
 С этими словами она вышла из палаты.

***

 И все было так, как он обещал: ресторан, цветы, музыка и шампанское, родные и близкие друзья вокруг, и его севший от волнения голос:
- Будешь моей женой?
 Ее твердое «да!» и прекрасное кольцо, надетое его трепетными пальцами. 
- Анечка, дочка! Я тебя поздравляю! Как я рада, что вы наконец-то договорились! – Мама обнимала ее, шмыгая носом и смаргивая слезы. Папа честно делал вид, что он из камня, тер переносицу, гладил ее, как маленькую по голове, и протянул Войнову руку. «А ведь это еще даже не свадьба!» - подумала Аня счастливо.
- Ну, подруга, ты молодец! После всего он будет носить тебя на руках всю оставшуюся жизнь! – Пророчествовала Илона.
 Позже, когда они танцевали, Войнов смотрел на нее пылающим взглядом, раздевал глазами, но обнимал так, словно она была хрустальная. Прижавшись к ней щекой, он пробормотал:
- Анька-Анька, что ж ты сразу не сказала, что надо с крыши сигануть, чтобы ты меня простила!
- Войнов! – Воскликнула она.
- Что?
- Ты дурак!
- Ну и пусть. – Вздохнул он. – Зато счастливый!
- Я тоже. – Ответила она.
- Что – тоже?
- Я тоже тебя люблю!

Канал Ренаты Окиньской на Яндекс Дзен https://zen.yandex.ru/renataok

дизайн сайта от tagetis-2010