Милая, будь проще, или ты сама меня бросишь…

рассказ

Летний парк. На дорожке силуэт молодой стройной девушки. А на садовой скамейке лежит оставленный ей букет цветов.

 

1. Обидные слова, сказанные «с любовью».

 

 На Машиной свадьбе гуляла прорва народу! Ее мечта наконец-то сбывалась: большое, пышное торжество, и она – невероятно красивая в белом платье. Может быть, поэтому она разрешила Лике прийти с Антоном, хотя откровенно его недолюбливала («Ты достойна большего!»). А, может быть, потому, что не хотела, чтобы в такой волшебный для нее день подруга тосковала в одиночестве…

 Антон, в свойственной ему манере, успел уже два раза Лику опозорить! Первый, когда проголодавшись после всех свадебных мероприятий, она грузила себе на тарелку разные салатики, он ласково протянул:

- Кушай-кушай, задничка моя жирненькая!

 Пожилой мужчина, сидевший по другую руку (то ли родственник, то ли приятель со стороны жениха) услышав эти слова, красноречиво хмыкнул, заставив Лику душно покраснеть.

- Антон! – Возмущенно воскликнула она.

- Что? А что я такого сказал? – Удивился он. – Чего ты? Да я же не всерьез! Я же любя!

 Слова эти были обидными вдвойне: во-первых Лика очень редко позволяла себе подобные гастрономические преступления, опасаясь, как выражался Антон, «раскабанеть». А во-вторых, одно дело – когда он отпускал свои сомнительные шуточки дома, за закрытыми дверями, когда их никто, кроме Лики, не слышал (хотя и она предпочла бы их не слышать, и столько раз его уже об этом просила!), а вот так, на людях – это совсем другое!

- Антон! – Повторила она тихонько. – Перестань!

- А что такого? – Пожал он плечами. – Это же просто шутка! Ты что, глупая? Юмора не понимаешь?

- Юмор – это когда смешно обоим!

- Не понимаешь! – Со вздохом констатировал он, но тут же приобнял за плечи, поцеловал в щеку и прошептал: - Ладно, не злись!

 Лика хмуро ковырялась в тарелке – есть хотелось очень, но «жирненькая задничка» затычкой встала в глотке, а каждый с боем проглоченный кусочек словно прямоходом располагался в складках на ее животе.

 Она неловко дернула рукой, вилка выскользнула из пальцев и звякнула об пол. Антон полез доставать ее со словами:

- Дурында ты моя косорукая!

 Лика приуныла – вот так всегда! Вокруг сплошные «заи», «солнышки», «коти», «рыбоньки» и «малышки»… А она – то дурында, то задничка без чувства юмора.

 Ее сосед слева ободряюще улыбнулся и любезно подлил ей вина. Конечно, заниматься этим должен был Антон, но он все время упускал это из виду, и если бы не пожилой джентльмен, Лика бы до сих пор сидела бы трезвая, как стеклышко.

 Этот сосед слева Лике одновременно и нравился и раздражал. Он вел себя очень сдержанно, даже аристократически, и на его фоне Антон со своим развязным поведением и грубоватыми высказываниями, выглядел особенно неказисто.

 Зазвучал очередной медленный танец (три из которых они уже пропустили) и Антон, с тяжелым вздохом, будто делая великое одолжение, сказал:

- Ладно, пошли, выгуляю тебя, а то ж потом всю дорогу ныть будешь, что так и не потанцевали!

 Они потоптались на танцполе: Лика – стараясь насладиться романтикой момента, Антон – отбывая повинность. Но когда зазвучала следующая композиция, он решительно заявил:

- Хорошего помаленьку! Я на перекур!

 Когда они подходили к столу, навстречу поднялся сосед слева:

- Вы не против, если я потанцую с вашей дамой?

 Антон окинул пожилого мужчину удивленным взглядом:

- Пф! Мне же лучше! Главное потом обратно вернуть не забудьте!

 Лика смущенно улыбнулась, извиняясь за поведение своего спутника.

 

2. Вы изменитесь. Но вам это не понравится.

 

- Позвольте представиться – Валентин Борисович! – Улыбнулся мужчина.

- Ой! Да! А то сидим рядом уже столько времени… Анжелика!

- Красиво! Ангел… Вам подходит!

- Спасибо!

- Я очень прошу прощения за нескромный вопрос, но что такая утонченная девушка, как вы, делает с таким… - Он чуть замялся, но все же не решился дать определение с каким именно. – Э-э... парнем, как Антон?

- Как это что? Мы… вместе. – Смутилась она.

- Я об этом и говорю. Это странно. Вы не подходите друг другу. – Прямолинейно заявил он.

- Вы нас совсем не знаете! – Возмутилась Лика.

- Я видел достаточно. Вы очень разные.

- Противоположности часто сходятся. – С вызовом сказала она, на что он ответил:

- Банальность, лишенная смысла. Вы сами-то верите в то, что говорите?

 Лика чуть отвернулась от него, поджала губы.

- Простите, я не хотел вас обидеть! – Тут же извинился он. – Антон сам по себе – нормальный парень, но он плохо к вам относится. Вам нужно совсем другое!

 Лика вздохнула – Машка тоже все время ей это твердит! Она уже слушать устала это ее: «Он тебе не пара!».

 Лучшего, лучшего… Да он и был лучшим!

 Два года назад, когда она была совсем одна, когда ей было так плохо и страшно, так одиноко… Антон и защитил, и поддержал, и плечо подставил и жилетку распахнул, чтобы было куда пореветь…

 Да, может быть манеры у него не как у принца, и от его высказываний у нее скулы сводит, а от того, что она в сотый раз просит его следить за языком, и он это игнорирует – она обижается… Но все равно, он ведь любит ее!

- Он меня любит! – Горячо воскликнула Лика.

- В этом я вообще не сомневался. – Отозвался Валентин Борисович. – А вы? Вы его любите?

 За этот момент Лика потом долго себя ругала. Она должна, обязана была ответить громко и уверенно: Да! Люблю! Обожаю! Жить без него не могу! И все в таком роде… Она могла спросить, какое ему дело и почему он задает такие вопросы, но…

 

- И я его люблю... – Лике стало неловко от того, как бледно и зыбко это прозвучало и она многозначительно добавила: -  Я ему благодарна. Он очень много для меня сделал. Он меня очень любит!

- Но вам же с ним тяжело. – Заявил мужчина. И снова она должна была послать его куда подальше с этим его копанием в чужих отношениях, но она лишь ответила:

- Да, бывает, ну и что? Когда-нибудь он изменится…

- Изменится… - Усмехнулся Валентин Борисович. – Лика, запомните, Антон не изменится никогда! А вот вы – можете. Только вряд ли эти перемены вам понравятся.

- О чем вы говорите?

- Это будет неприятно. – Предупредил он. – Знаете, Лика, то, что вы очень разные, видно, как говорится, невооруженным глазом. И это понимают не только окружающие, это понимаете и вы. И Антон это понимает. Но запомните одну вещь – ему нравится быть таким, какой он есть, он себя устраивает. Его не устраиваете вы.

- Что? – Засмеялась Лика. – Что вы такое говорите?

 Она не устраивает!

 Ну да, конечно… внешностью природа не обидела, характер спокойный, она хорошо воспитана, начитана, с чувством юмора (хоть Антон и говорит, что его у нее нет). С ней есть о чем поговорить, и бывает приятно помолчать. Она как-то никогда не сомневалась, что Антон восхищается ею, но Валентин Борисович сказал:

- Да. А что вы так удивляетесь? Он отхватил жемчужину, которая ему не по зубам. А он ведь совсем не дурак, и прекрасно понимает – чтобы дотянуть до вашего уровня, ему придется приложить очень большие усилия! Поверьте, сбить вашу планку, приземлить до своего уровня – намного проще.

 

3. Но он это делает. А почему, знаете?

 

- Глупости какие! – Возмутилась Лика.

- Не глупости. – Спокойно возразил он. – Вот смотрите: он обзывается. Я больше чем уверен, что вы много-много раз просили, чтобы он этого не делал, и он знает, что вам это неприятно. Но он это делает. А почему, знаете?

- Ну и почему? – Этот гений психоанализа окончательно ей разонравился и теперь только раздражал – и своим всезнайством, и тем, что то, что он говорил, так обидно попадало в точку.

- Потому, что таким образом он селит в вас чувство неуверенности в себе. Каждый день слышать от любимого мужчины вместо комплиментов такие обзывательства – тут даже очень самоуверенная женщина может заволноваться. Что, я не прав?

 Лика молчала. Он был прав – это-то и было хуже всего. Ей захотелось прервать танец на середине и уйти от него, чтобы больше ничего не слышать.

- Он неплохой человек – этот ваш Антон, но слишком закомплексованный. Любая ваша попытка поднять его на новый уровень воспринимается как подтверждение того, что он не слишком-то хорош. Поэтому ему так хочется, чтобы изменились вы. Запомните мои слова.

- Зачем вы мне все это говорите? – Простонала Лика.

- Затем, что хочу предостеречь вас от потери еще нескольких лет на отношения, которые все равно ничем хорошим не закончатся. Вы – очень правильная девушка, вы на своем чувстве благодарности можете и в брак въехать, а это уже серьезно. Я надеюсь, что теперь вы подумаете о том, что эти отношения вас разрушают…

- Вы… Вы думаете, что все знаете? Вы думаете, имеете право так говорить? – Разозлилась Лика. – Знаете что? Вы ошибаетесь! Вы ничего не понимаете и ошибаетесь по всем пунктам!

 На свое место Лика вернулась одна. Весь остаток вечера она нарочито, демонстративно ворковала с Антоном, улыбалась ему и старательно пропускала мимо ушей его вредные шутки и едкие комментарии в свой адрес. Она и сама старалась шутить, улыбалась, ласочкой вилась вокруг своего парня, от чего на его лице расплылась самодовольная улыбка.

 Вот так! Пусть этот умник видит! Ну и что, что разные? В жизни бывает по-всякому, и противоположности все-таки сходятся. Ну и что, что разные? Вместе им хорошо, вот! Пусть видит! Пусть не лезет, куда не просили!

 Той ночью она старалась быть особенно нежной, словно уже самой себе доказывая, что эти отношения – самое лучшее, о чем она мечтала всю свою жизнь.

 А на следующее утро они разругались вдрызг!

 

 Вообще, ссорились они часто и примерно по одному и тому же сценарию. Так было и в этот раз: Лика приготовила завтрак, поставила перед Антоном тарелку с яичницей и сосисками, себе положила овсяной каши. Он попробовал и ехидно заметил:

- Что, соль-то экономим на любимом мужике?

- Ой, прости! – Она придвинула ему солонку.

- Да ладно, чего извиняешься! Правильно! Зачем солить, здоровее буду…

- Антон, не ворчи, я просто забыла!

- Склеротичка ты моя! – Поддел он, и Лика почувствовала, что ее хорошее настроение скуксилось, как цветок, которому подлили в воду кислоты.

- Антон, пожалуйста! Я же тебя просила!

- А что я сделаю? Это же правда!

- Антон! – Повторила она. – Я прошу тебя! Мне неприятно!

- Ой, все, захлопнись! – Отмахнулся он вилкой и уставился в телевизор. – Неприятно жрать без соли, а на правду не обижаются! Можно подумать, ты королева – то не скажи, это не скажи!

- Антон, я просто хочу, чтобы ты со мной нормально разговаривал!

- А я что, ненормально? Это просто ты такая… тебе все не так, придираешься, строишь из себя… Проще надо быть и люди к тебе потянутся!

- Проще – это как? Постоянно выслушивать от тебя, что я задничка и дурында косорукая?!

- А что такого? На правду не обижаются, повторяю тебе!

 

4. Жиробасинка.

 

 Дальше был скандал. Они покричали друг на друга, и Антон, хлопнув дверью, ушел проветриться, а Лика сидела на кухне и плакала - так почти всегда заканчивались их ссоры. Потом они мирились, и какое-то время все было хорошо, и Антон даже старался держать себя в руках, но дольше, чем на пару дней его никогда не хватало.

 Только в этот раз Лика никак не могла отделаться от слов Валентина Борисовича: «Он не захочет меняться. Он хочет, чтобы изменилась ты. Он хочет опустить вас до своего уровня. Но готовы ли вы на это?».

- Готова ли ты на это, Лика? – Спросила она себя. Вместе почти два года и за эти два года в нем не поменялось ни-че-го. Он ее унижает, потом говорит, что она сама виновата и заслужила это, они ссорятся, потом мирятся, и все идет по кругу…

 Все-таки кое в чем этот гадский Валентин Борисович прав…

 Готова ли ты на это, Лика? В сущности, это так легко – стать проще, не реагировать на эти слова, в ответ на «задничку» сообщать, что он «жопка», вместе смеяться над этим, и…

 И так она не сможет!

 Антон-Антон, почему же ты не хочешь идти вперед? Нам было бы тогда о чем поговорить, что обсудить... Нам было бы проще понимать друг друга!

 Лика налила себе чаю в любимую кружку и, пригорюнившись, уселась за стол. Видимо этот момент настал: пора серьезно поговорить!

 И снова Лика вспомнила слова Валентина: «Он не хочет меняться, хочет поменять тебя». Что ж, здесь этот всезнайка, пожалуй, ошибся - она уже поменялась. Если бы два года назад, когда они только начали встречаться, Антон позволил бы себе вот так вот прилюдно обозвать ее, она бы просто молча встала и ушла, и перестала с ним общаться! А сейчас что? Сидит и терпит, просит и уговаривает его, и видит, как он попросту игнорирует эти просьбы и ее обиды.

 В ушах зло звучали эти отравные кислотные прозвища: жиробасинка, тупышка, крысонька…

 Как она докатилась до этого?! Как получилось, что она разрешает ему так вытирать об себя ноги?!

 «Что ты обижаешься, я же любя! Глупая, ты шуток не понимаешь!». Это всегда «любя», почему же тогда он не хочет услышать ее?! Знать, что делаешь  близкому человеку больно и продолжать делать: это «любя»??

 Мозгожорка, деградаша… Нет, вот тут он, пожалуй, прав, под эту его мерзкую песенку она действительно деградирует, теряет уважение к себе!

 Когда он в первый раз позволил себе сказать ей: «Заткнись!», она потом не разговаривала с ним четыре дня, за которые он раз сто извинился. Теперь она орет: «Сам заткнись!»…

 

5. Прощайте, «особенные» отношения!

 

 А ведь когда-то ей почти удалось убедить себя в том, что ей это нравится! Ну, еще бы, ведь «кис», «заек» и «малышей» полно, а у них особенные отношения! Тогда, в самом начале, когда подходил к своему закату их далеко не феерический конфетно-букетный период, она гордилась тем, что у них все не как у всех, без банальщины. Еще бы, конечно! Не каждая позволит так себя оскорблять и считать, что это нормально…

  «Я такой человек!» - Говорил Антон позднее, когда она уже перестала приходить в восторг от этих «жопок». – «Я не собираюсь прогибаться, тем более под бабу, и никому не позволю себя менять!».

 Что ж… быть таким, каким ему нравится – его полное право! Но и любить его – это не ее обязанность!

 «Могла бы и потерпеть!» - Периодически восклицал он, разозленный ее претензиями. Могла бы… И можно многое перетерпеть, когда что-то, пусть даже сложное и плохое, происходит во имя любви, а не из равнодушия к близкому человеку…

 «Но ведь он любит меня! Просто не умеет себя вести… Он меня любит, а я его….» - напомнила себе Лика и задумалась.

 Можно ли расстаться с человеком из-за слов? Разве не будет это глупостью – оттолкнуть того, кто о тебе заботится, кто привязан к тебе и переживает за тебя, только из-за того, что он выражает свои мысли и чувства таким паскудным, оскорбительным образом?

- Глупости! – Прикрикнула на себя Лика.-  Что за глупости?! Чего я наслушалась этого бреда? Этот Валентин, что он вообще знает? Просидел рядом с нами два часа и решил, что понимает что-то в моей жизни? Глупости! У нас с Антоном все хорошо! Все иногда ссорятся, у всех свои «тараканы»!

 Но никакие уговоры не помогали. Она понимала, что просто не готова услышать в свой адрес очередную «крысоньку»…

 

***

 

 Лика сидела на скамейке в парке, попивала лимонад и задумчиво смотрела вдаль. Рядом лежал шикарный, огромный, непередаваемо красивый и бесконечно опоздавший букет. За все два года, что они были вместе, он ни разу не дарил ей таких цветов! А сейчас? А сейчас ей было жаль их: это были цветы, которые абсолютно ей не нужны. Как не нужны и просьбы Антона о прощении, и его уговоры попробовать еще раз, и его обещания, что он постарается работать над собой ради того, чтобы быть с ней.

 Тогда, месяц назад, она счастлива была бы это услышать, но сейчас…

 Расставание вышло ужасным: Антон перешел в нападение сразу после ее слов о том, что им надо поговорить:

- Ты меня достала своим нытьем! – Отчитывал он ее. – Сколько можно повторять, я не буду прогибаться под бабу! Иди ты на хрен, все мозги мне выела!

 Вот и вся его реакция на ее заявление о том, что больше она так не может. Он уже не первый раз посылал ее, и не ожидал, что в этот раз у нее достает гордости собраться и уйти.

 Не верил. Злился, показывал характер в те первые дни когда она жила с телефоном в руках в надежде, что он все-таки позвонит и скажет, что любит и не хочет ее терять, что она нужна ему, что ради нее он постарается стать лучше… Но он молчал.

 А потом ей стало легко и спокойно. Она вдруг осознала, что жила в постоянном напряжении, опасаясь получить от него очередную «мозгожорку».

 Удивительно, но в их отношениях сам Антон и был той ложечкой дегтя, которая портила своей гадкой сущностью весь мед.

 Вот так… Из всех двух лет в памяти остались только эти его обидные слова…

 И его цветы, и его обещания – все оказалось слишком поздно!  

 Лика поднялась. Впереди она заприметила пожилую даму, которая сидела на лавочке и кормила голубей. Лика подошла, протянула ей букет:

- Это вам!

 Прежде, чем удивленная женщина успела ответить, она улыбнулась и добавила:

- Хорошего дня!

 И легкой походкой пошла прочь из парка.

Вам понравились мои рассказы? Скачивайте сборники рассказов БЕСПЛАТНО по ссылке