Дорогие друзья, на этом сайте вы можете читать мои книги онлайн бесплатно и без регистрации. Приятного вам чтения!     

  Итак, предлагаю вашему вниманию рассказ

 

                           "Попроси у них сочувствия "

1. Пост с надеждой на поддержку.

 

«Мне очень нужна поддержка! Мне 23, я мать-одиночка. Мой парень бросил меня, когда узнал, что я беременна и отказалась делать аборт. Ребенка он не признал.

 Я счастлива, что у меня есть моя малышка, и ничуть не жалею, что рассталась с этим человеком! Родители меня не поняли, и сейчас мне не помогают».

 

 Алина горестно вздохнула, тихонечко всхлипнула и продолжила набирать текст, легко касаясь кончиками пальцев экрана смартфона.

 В тесной однокомнатной квартирке было темно и тихо, спальный район был и в самом деле «спальным» - спокойным, скучным и ну очень удаленным от центра. Зато цена за аренду небольшая, и есть где с коляской погулять.

 В приоткрытое окошко просачивался прохладный осенний воздух. Малышка спала, и ее мама прятала гаджет под одеялом, чтобы не потревожить свою деточку даже случайным бликом.

 

 «Я стараюсь быть оптимисткой и верить в лучшее, знаю, что мы со всем справимся!

 Но сейчас мне тяжело и одиноко. Я очень устала, и мне страшно за то, что с нами будет дальше. Пожалуйста, поддержите меня! Мне так нужно услышать от кого-то, что все будет хорошо!»

 

 Алина сморгнула слезы и отправила пост на модерацию. Скоро он опубликуется, и завтра (она очень на это надеялась) она прочитает слова сочувствия и ободрения, которые ей были так необходимы!

 Она осторожно пошевелилась, стараясь лишний раз даже одеялом не шуршать, чутко прислушалась – в темноте доносилось мирное дыхание дочки.

 Засыпала последнее время трехмесячная Ленуська очень тяжело и спала беспокойно. Уже с месяц, как у малышки начались колики, и за это время измучились они обе. Наблюдать, как страдает ребенок, Алине было невыносимо. Средства, которые она пробовала одно за другим, почти не помогали, а врач – немолодая женщина с уставшими добрыми глазами, успокоительно произнесла: «Терпите! Пройдет потихоньку, перерастет»…

 Череда бессонных ночей, усталость и одиночество основательно подточили обычное Алинино жизнелюбие. Не так она себе все представляла, не об этом мечтала…

 Разве кто-нибудь мечтает о таком? Огромная, как небо, любовь обернулась ошибкой, лопнувшей иллюзией, разлетевшейся серыми лоскутками…

 А ведь она была уверена, что он тоже так же безумно влюблен! Она уже представляла себе их свадьбу, их счастливую жизнь вместе, его глаза, когда он узнает, что скоро станет папой…

«Я не взяла с собой таблетки! Здесь есть аптека?».

«Нет, аптеки нет… Да ладно, малыш, расслабься!».

«Я так не могу! А если вдруг?...».

«Да ну! Такое только в кино бывает, чтобы с первого раза! Ты что? Да все нормально будет, солнце, я же с тобой!»…

 Его глаза надо было видеть! Шок и удивление, переходящее в возмущение и злость: «Мы так не договаривались!», «Ты что, решила меня по залету на себе женить?», «Прости, я не готов к семейной жизни!».

 Я же с тобой…

 Мы так не договаривались!

Когда она собирала свои вещи, страшнее всего ей было от того, что эта маленькая жизнь внутри нее не выдержит этого ада, в который она погрузилась, не выдержит и сбежит…

 

2. Комментарии.

 

 Каждый раз, приходя в женскую консультацию, она не знала, куда деть глаза от милых парочек: девушка с круглым животиком - и хлопочущий вокруг нее парень: и бахилы надеть поможет, и пальто на плечи накинет, и водички попить принесет… Некоторые мужчины даже сами с врачами разговаривали, против воли вызывая в ней чувство обидной зависти.

 Таких, как Алина, пришедших в одиночку, было, конечно больше, но именно парочки настойчиво бросались в глаза, а душу раздирала мысль: «Как же моя малышка будет расти без папы?!».

 И все же она держалась. Плакала иногда, но держалась. Старалась наполнить себя любовью, радостью, чтобы малышка купалась в ней, чтобы ни одна печальная мысль и близко к ней не подобралась!

 Она справится!

 Жизнь не закончилась, все самое лучшее еще впереди! Она еще найдет свою любовь! Она выберется из этих сложностей! Она справится!

 

***

 

 Ленуська родилась на неделю позже срока: крепенькая, здоровая, толстенькая и смешная.

 И Алина полюбила ее сразу и безоговорочно. Она так боялась, что не сможет любить ребенка от мужчины, который ее предал, боялась, что материнский инстинкт вдруг не проснется, прочитала кучу ужасных историй про то, как молодые мамы по полгода не могут привыкнуть к своему ребенку, попросту ничего не чувствуют... Но там, на родильном столе, измочаленная и обессилевшая, она полюбила эту девочку, как только увидела - так, что не могла сдержать слез.

 Было непросто.

 Алина раньше не понимала, что это такое – быть начеку двадцать четыре на семь, спать по пятнадцать минут, а душ принимать за пять, с открытой дверью. Впервые в жизни она поняла смысл фразы: «Не принадлежать себе». Оказывается это вот так: когда нельзя есть, что ты хочешь, отдохнуть, когда тебе это надо, заняться чем-то, чем планировала… Потому, что в ее жизни появилась эта малыха, которой не просто нужно мамино время, внимание и тело, а которая без всего этого просто погибнет.

 Столько всего нужно было узнать, так многому научиться – в этой новой жизни еще надо было освоиться. Она старалась, очень старалась не падать духом, держать себя в руках, быть на позитиве…

 Ей было страшно и одиноко. Она все больше погружалась в беспросветное отчаяние, бороться с которым у нее не хватало сил.

 И вот, в надежде обрести сочувствие и поддержку, она решилась разместить пост в одной из групп социальной сети.

 Алина убрала телефон и устало закрыла глаза – если ей повезет, то она сможет проспать целый час…

 

***

 

 Следующее утро выдалось довольно суматошным. Ее лучшая подруга, с которой они договорились заранее, пришла посидеть с Ленуськой, чтобы отпустить Алину к стоматологу.

 Бесплатному. На платного врача у Алины денег не было, а зубных врачей она с детства боялась до ужаса. Она тряслась от страха и от промозглого осеннего ветра, пока бежала на маршрутку,  и просто от страха, пока ехала в метро и сидела в очереди.

 К ее большому удивлению, и еще большему облегчению все оказалось совсем не страшно: худенький лысеющий доктор делал все аккуратно, был приветливым, даже ласковым. Видя ее страх, сюсюскал, как с маленькой девочкой, и зуб подремонтировал совсем не больно.

 Алина рассыпалась в восторженных благодарностях, чуть ли не обняла его от радости, и поспешила домой.

 Устроившись на сиденье маршрутки, полупустой после схлынувшего часа-пик, она вытянула из рюкзачка телефон. Пока есть немного свободного времени, можно почитать, что ей написали.

 Но первый же комментарий выбил у нее почву из-под ног:

 

 «Удивляюсь я современной молодежи! Вас предохраняться не учили? Сами в этой ситуации виноваты, а теперь ноете!».

 

 Алине стало не по себе. Вроде и возразить-то нечего, но так обидно! Она продолжила чтение, но и следующий комментарий был не лучше:

 

«Полстраны так живут, и ничего, терпят! А ты поддержку клянчишь! Ты стала матерью, поздно нюни распускать, пора учиться ответственности!».

 

 Девушка бросалась глазами от строчки к строчке, и от прочитанного ей становилось все хуже и хуже.

 

 «Лично я считаю, что отца для своего ребенка надо выбирать серьезно! Я бы никогда не стала рожать от парня, который на мне еще не женился!».

 

 «Бабы дуры не потому, что они дуры, а потому, что бабы! Сначала ноги раздвигаете перед всеми подряд, а потом плачете!».

 

 «Мое мнение – в такой ситуации только аборт!!! Зачем нищету плодить?! Наслушались все про заек и лужаек! Сначала на ноги нужно встать, мужа найти надежного, а потом уже о детях думать!!!».

 

 «Очередная простодырка скулит!)) Ха-ха, так тебе и надо! Хавай теперь это, лохушка!)))».

Конечно, попадались и добрые комментарии:

 «Сил вам! Терпения! Все наладится, все еще будет хорошо!».

 Но почему-то их было гораздо меньше, а основная их масса так и дышала ядовитым осуждением.

 

3. И вдруг такие слезы!

 

 Алина выскочила из маршрутки, глотая слезы и чувствуя себя распоследней дурой. Глупой, похотливой, недальновидной дурой, которая думает не головой, а одним местом, не понимает, что за все в жизни надо платить, доверяет кому ни попадя, и все, что есть плохого в ее жизни – определенно заслужила.

 Она села на лавочку под козырьком остановки и тихо, горько разрыдалась.

- Девушка, не плачьте, пожалуйста! – Услышала она рядом с собой мужской голос спустя пару минут. – Я просто не выношу, когда женщины плачут!

 Алина кое-как утерла бумажным платочком заплаканные глаза и покосилась на говорившего. Рядом с ней присел грузный мужчина, с глубокими залысинами и серыми глазами в лучиках мелких морщинок, безошибочно выдающих в нем любителя много улыбаться. У него была очень прямая осанка и что-то такое в манерах, что ей на ум почему-то пришло: «старая добрая Англия», хотя ничего такого иностранного в нем не было – обычный русский мужчина.

- Будет вам, успокойтесь! Что бы то ни было, все наладится со временем. Водички хотите? - Он покопался в сумке, стоявшей рядом, и достал бутылочку с газированной минеральной водой, протянул Алине. Она озадаченно уставилась на зеленое стекло, и он поспешил добавить:

- Я не пил, если что, она чистая! Попейте водички, вам полегче станет.

 Алина растерялась и не знала, как реагировать. Какой-то незнакомый мужик разговаривает с ней сидя на остановке, предлагает воду…

- Попейте! – Он настоятельно потряс бутылочкой. – Вода успокаивает. Вы такая милая девушка, и вдруг такие слезы!

 Мужчина вздохнул, и это был какой-то удивительно сочувственный и располагающий к себе вздох. Алина взяла бутылочку, с характерным шипящим звуком открутила крышку и глотнула. Минералка была соленая и колючая, но показалась ей удивительно вкусной и в самом деле помогла успокоиться.

- Спасибо! – Пробормотала она, слабо улыбаясь.

- Ну вот, уже лучше! – Обрадовался он. – Что ж вас так расстроило, позвольте полюбопытствовать?

 Алина вместо ответа доверчиво протянула ему смартфон. Пару минут он задумчиво изучал пост и комментарии, после чего протянул ей гаджет обратно и заявил:

- М-да… Сотрите это и больше никогда не читайте! Все, что здесь написано – это не про вас!

- В смысле? – Уставилась на него Алина.

- Да в самом прямом! Вы сейчас, наверное, думаете: «Все так и есть! Я и правда дура, и так мне и надо!»… - Догадливо прищурился он. – Видите ли, я кое-что понимаю в этом. Для начала запомните, что первый комментарий часто задает тон всем остальным. С этим вам не повезло – ваш пост прочитала какая-то старая, на весь мир обиженная кочерга, из которой прет во все стороны… Вот что из нее прет, то она и выплеснула! А другие подхватили. Это злые и несчастные люди, которым страшно. Никто бы не хотел оказаться на вашем месте, никому не хочется получить нож в спину от человека, которого любишь, и которому доверяешь. – Вдруг он перебил сам себя: - Я прошу прощения, вы где-то здесь живете?

 Алина чуть помедлила, но все же ответила:

- Да. Вон за теми домами…

- Тогда позвольте, я вас провожу? У вас же наверняка мало времени?

 Она смутилась. С одной стороны – это как-то глупо, изливать душу чужому постороннему человеку, но с другой… Этот случайный попутчик с автобусной остановки оказался очень добрым, и беседа с ним успокаивала.

- Да, хорошо. Спасибо вам!

- Да мне это не трудно! – Отмахнулся он. – Давайте тогда уж и познакомимся. Меня зовут Валентин Борисович.

 

4. Добрый случайный попутчик.

 

- Очень приятно, Алина.

- Взаимно. Так вы, значит, одна доченьку растите? – Поинтересовался он, и прозорливо добавил: – Что, не дает малышка маме спать?

- Угу. – Угрюмо кивнула она.

- Тяжело вам… Сам через подобное проходил. Только у нас с женой сынок давал жару… Это ничего. Это бывает. И проходит. Обязательно, вот увидите!

 Валентин Борисович чуть посторонился, пропуская ее вперед по узкой тропинке между двумя лужами, в которых отражалось небо, вмещавшее в себя не пятьдесят, а все сто оттенков серого. Хоть дождя не было, и то хорошо!

- Алиночка, вам, наверное, кажется, что все эти люди вас чуть ли не ненавидят? – Участливо спросил он.

 Девушка криво усмехнулась и обреченно пожала плечами.

- Поверьте мне, это совсем не так! Никто из них не может вас ненавидеть потому, что они вас не знают. Они не жили все это время рядом с вами, не чувствовали ваши эмоции, не разделяли с вами ваш жизненный опыт. Они не влюблялись с вами в этого парня, им не сносило крышу от счастья, что он рядом, их мир не распадался на кусочки, когда он вас бросил…

  Он снова поравнялся с ней и Алина удивленно на него уставилась.

– Тем, кто осуждает вас, тем, кто обвиняет вас в наивности и недальновидности – им не нравится сама ситуация, что можно кому-то довериться, влюбиться – и напороться на предательство. Им все равно, вы написали этот пост или кто-то другой. Все, что они про вас знают – эта вот короткая история, и она им очень не нравится. Она, а не вы! Им просто хочется защититься от этого, вот они и пишут, дескать, думать надо было, предусматривать….

 Алина лишь покачала головой и с горечью воскликнула:

- Но ведь я в самом деле должна была понимать, как все может получиться!

- Знаете, Алиночка, я никогда не был влюбленной девушкой, поэтому близко не могу предположить, что у вас творилось в голове в тот момент. Откровенно говоря, я не уверен, думали ли вы вообще. Но знаете что? Это не мое дело! Это только ваше дело, это больше никого не касается! Вы что же, всерьез считаете, что все эти люди, осудившие вас, так уж непогрешимы? Да все делают ошибки! Не такие, так другие… Это, знаете, я когда-то вычитал одну замечательную мысль: когда мы говорим о чужих ошибках, то виним людей, их совершивших, а когда о своих – виним обстоятельства… Забавно, правда? Забавно и жизненно.

 Алина повыше натянула воротник водолазки и поглубже сунула руки в карманы пальто. Она жалела, что не взяла перчатки – ей показалось, что в самом начале осени это будет глупо выглядеть, но теперь вспоминала о них с сожалением. Валентин Борисович тоже поднял воротник своей серой куртки, защищаясь от гуляющего между высотками ветра.

- В своем посте вы о чем просили? – Продолжал он. -  Разве вы спрашивали, хорошо или плохо вы поступили, умно или глупо? Нет! Вы просили поддержки и сочувствия. Но нашлись те, кто вместо этого стал вас пинать и осуждать. О чем это говорит? Разве о том, что вы плохая? Нет! Люди пишут вам слова осуждения потому, что испытывают в этом потребность. Очень простую потребность – защититься. Они указывают вам на ошибки, и от этого лучше себя чувствуют: умнее, спокойнее, так они создают себе видимость, что если все сделают правильно, то с ними не случится ничего плохого… С ними, понимаете? До вас им по большому счету и дела нет, уж извините меня за прямоту!

 Ее попутчик сокрушенно развел руками, но Алине вдруг пришло в голову, что впервые мысль о том, что до нее никому нет дела, ее не расстраивает, а успокаивает. Валентин Борисович, тем временем сказал:

- А тем, кто сидит и злорадствует – им тем более все равно, кто вы есть на самом деле. Для них просто нашелся прекрасный повод выплеснуть свой негатив! Про этого убогого, который «так тебе и надо» написал, я вообще молчу. Знаете, ему гораздо хуже вас! Да-да! Счастливый человек такого не напишет. А этот, который написал такую муть, представляете, что у него в голове творится? Вот уж точно где жизнь – боль! Его мир – это сплошное зло, мрак и ужас, а самое жуткое, что другого он просто не умеет видеть! Вот такое зрение досталось человеку – через задницу. А ведь подобное притягивает подобное, он вокруг себя распыляет негатив, думаете, что ему обратно прилетает? Уж точно не розы… Замкнутый круг… С этим вообще ничего поделать нельзя, если вы не квалифицированный специалист – только держаться подальше.  Это, простите, как с какашкой – обходите подальше, а вляпались – так смойте! Какашка – она какашка и есть, что с нее взять?

 Алина прыснула. Один из самых мерзких, самых задевающих комментариев вдруг показался ей просто мелкой гадостью, которую только и можно, что выбросить с глаз подальше.

 

5. Не вини себя за все.

 

- Я вот тут недавно одну грустную историю прочитал, как один деревенский мужик собаку своей соседки зарезал. Якобы, псина его кошку потрепала, вот он и отомстил. Знаете, я ведь люблю собак и хозяйке этого пса очень сочувствую… Но вот в тот момент закралась мысль: «А почему она за своей собакой не следила? А кошка что, не живая что ли?». И видите, совсем уже другой расклад получается – не просто убил несчастное животное, а у него причина была – отомстить. То есть вроде как восстановить справедливость.

 Валентин Борисович прищурился, рассматривая мужчину, появившегося на дальнем конце дорожки.

- Нам всем очень хочется справедливости! Потому, что тогда сразу становится спокойнее: кто вредит и пакостит, того настигнет возмездие, а кто живет «правильно», тому и бояться нечего… А на самом деле до настоящей справедливости человечеству еще жить и жить…

 Алина задумчиво кивала в такт его словам.

- Вот и с вами попытались проделать то же самое – доказать, что вы все это заслужили. Не вам доказать – себе. Еще раз успокоить себя мыслью, что все в мире по справедливости, а значит – есть порядок, есть какие-то гарантии. Тогда все встанет на свои места: сама виновата – сама получила. А на самом деле… Всякое бывает! Все эти слова – это не про вас, это про них. Про их страхи, про их бессилие, про эту беззащитность перед судьбой, которую все мы на самом деле чувствуем. Так что мой вам совет: сотрите и забудьте! Это я вам говорю! – Он так уверенно это сказал, что Алина сразу почувствовала в нем авторитет.

- Спасибо вам большое! – Искренне сказала она.

- Пожалуйста! – Улыбнулся он. – Я рад, если сумел вам помочь.

- Да, вы мне очень помогли! А вы что, где-то здесь живете?

- Нет. Но в соседнем дворе живет мой сын, мы договорились встретиться. Вот, кстати, и он. – Валентин Борисович кивнул подошедшему мужчине. - Здравствуй, Николай! Знакомься, эту очаровательную девушку зовут Алина. Она, можно сказать, твоя соседка.

- Очень приятно! – Николай улыбнулся, глядя на девушку такими же проницательными, как у отца, глазами, точно так же собирающими вокруг себя веселые добрые лучики.

 Он вообще был очень похож на Валентина Борисовича, только помоложе и на полголовы выше. Алине подумалось, что у такого отца наверняка замечательный сын.

- Спасибо вам большое! – Еще раз сказала она.

- Да на здоровье! – Еще раз отмахнулся он. – То, что с вами произошло – это опыт. Ваш личный жизненный опыт. Так позвольте себе иметь его и жить дальше. Все уже произошло, и чувством вины вы этого не исправите, а вот жизнь себе испортить можете. Вам оно надо? У вас все еще будет хорошо! Вы еще встретите достойного человека! – При этих словах он почему-то бросил взгляд на Николая. – И не берите в голову всю эту ересь, удалите и забудьте! Хорошо?

- Обещаю! – С улыбкой кивнула она.

- Алиночка, напоследок позволю себе дать вам один совет. В следующий раз, когда вам понадобится поддержка, надо сделать вот что: открываете интернет, находите пост, который вызывает у вас сочувствие, и пишите какой-нибудь хороший добрый комментарий. Независимо от того, что пишут все остальные, просто пишете что-то доброе. Хорошо? Попробуйте! Вы удивитесь, насколько легче и спокойнее вам станет!

- Я обязательно попробую! – Заверила его Алина, слегка удивленная нелогичным советом.

 Распрощавшись, девушка направилась к двери, а Валентин Борисович и Николай снова пошли в сторону остановки. Она обернулась и проводила их долгим взглядом. Алина вдруг поняла, что на сердце у нее стало очень легко. Кто бы он ни был, этот ее случайный попутчик, сегодня он сделал для нее невероятно много – он словно разрешил ей больше не винить себя за то, что произошло в ее жизни. И от этого легче дышалось.

 

***

 

 «Я не люблю свою мать. Она – человек старой закалки, жесткая, требовательная. Я для нее вечно плохая, вечно все делаю не так. В детстве она была со мной жестока, да и сейчас постоянно кричит на меня, хотя я давно уже взрослый человек и мы живем отдельно.

 Сейчас она уже пожилая, требует ухода, но я стараюсь общаться с ней как можно меньше, и за это она очень сильно обижается. Мои знакомые меня осуждают, говорят – как же так, это же мама, ты должна любить ее!

 Мне стыдно, но я не люблю свою маму!».

 

 Алина прочитала пост, задумчиво прикусила губу, посмотрела в окно. Хотела было почитать комментарии, но потом подумала – зачем? Ведь у нее и у самой есть что сказать.

 На мгновение она замерла – ей показалось, что Ленуська заворочалась. Но нет, доченька всего лишь пошевелилась, укладываясь поудобнее, и продолжила мирно спать. Алина запорхала пальцами по экрану, набирая ответ:

 

 «Здравствуйте, автор! Очень жаль, что вам довелось столкнуться с таким отношением со стороны матери! Это очень тяжело и больно. Я думаю, вам не в чем себя винить, ведь никто не может любить только потому, что так положено! Я искренне желаю, чтобы у вас все было хорошо!».

 

 Алина отправила комментарий и прислушалась к себе. Как ни странно, Валентин Борисович был прав, на душе и в самом деле посветлело.

 Она на цыпочках подошла к Ленуськиной кроватке, полюбовалась на спокойное сонное личико, протянула руку и, едва касаясь, провела вдоль одеяльца. Одними губами Алина прошептала:

- Я люблю тебя, доченька. Я тебя очень люблю!

Канал Ренаты Окиньской на Яндекс Дзен https://zen.yandex.ru/renataok

дизайн сайта от tagetis-2010