Женщина, которой можно

Роман о любви

Dlya_DZEN_2.jpg

- Вероничка, а что это за парочка у Семенова за столиком? – с любопытством поинтересовалась Юля, внимательно разглядывая парня, обедающего с их сотрудником, и почти не обращая внимания на девушку.  Пронзительные серые глаза, резкие скулы и сочные губы произвели мгновенное впечатление, заставив сердце трепетно сжаться. В голове навязчиво закрутилась фраза: «Мой любимый цвет, мой любимый размер»…

 Подруга бросила быстрый косой взгляд через плечо и пояснила:

- А! Да это не парочка, это новенькие, - в своей привычной томной манере протянула Вероника. - Парня Игорем зовут. Его логистом взяли, будет вместе с Семеновым работать. Фамилия у него красивая – Заря. Здорово звучит, правда? – она посмотрела на Юлино лицо и, хихикая, добавила: - Смотри, не сожри его взглядом.

 Игорь Заря то ли почувствовал, что на него смотрят, то ли расслышал свое имя в гулком помещении столовой – он вдруг поднял на Юлю свои потрясающие глаза и улыбнулся. Она страшно смутилась и быстренько отвернулась, сделав вид, что интересуется исключительно тем, что лежит в ее тарелке.

-А девушку зовут Алёна, – хмуро сообщила Света, вяло расковыривая вилкой горку душистого плова. - Ее вместо Дашки взяли, только не знаю, на время декрета или насовсем. Так что будет напротив меня сидеть, глаза мозолить!

 Юля с Вероникой переглянулись и с удивлением уставились на подругу.

- А что, с ней что-то не так? – подняла брови Юля.

- Не знаю, – пожала плечами Светлана. – Почему ты спрашиваешь?

- Да просто ты так сказала, как будто она тебе не нравится.

- А, ну да, она мне не понравилась, – охотно согласилась Света. – Если бы ты полдня у зубного не торчала, она бы тебе тоже успела не понравиться!

- И чем же?

- А ты посмотри на нее повнимательнее!

 Юля принялась искоса, по возможности деликатно, рассматривать новенькую: худенькая, даже какая-то сушеная, а потому угловатая, с карими глазами, сияющей белой кожей и просто фантастической гривой ярких рыжих волос. Волосы эти, своей яркостью, своим блеском так и притягивали взгляд, словно яркий экран над вечерней улицей, на котором крупными буквами светится надпись: «Смотрите все, вот она я!!!».

 Одета очень просто и в то же время броско – черная глухая водолазка, черные же брюки, на шее тяжелый вычурный кулон, а на ногах умопомрачительные красные туфли.

 Юля озадачилась: с одной стороны новенькую ни при каком раскладе нельзя было назвать красивой, ни фигурой, ни лицом – губы тонкие, глаза мелкие, нос длинный, с горбинкой… Правда, макияж хороший. Но все эти несовершенства с лихвой компенсировались умением себя подать и, судя по всему, отсутствием каких-либо комплексов.

- А что не так-то? – недоуменно спросила она. – По-моему она ничего…

- Вот именно, что ничего! – воскликнула Света. – Ни-че-го! Ни кожи, ни рожи, доска-доской, глазу зацепиться не за что, а самомнение такое, что корона за потолок задевает! 

 Она выразительно подняла глаза к высокому, чуть закопчённому потолку столовой, укрытому стандартными белыми панелями.

- Свет! – засмеялась Вероника. – Ты чего? У девчонки просто все в порядке с самооценкой.

- Если бы у нее было все в порядке с самооценкой, она была бы поскромнее! – возразила Светлана. – Кем она себя возомнила? Звездой Голливуда? – она сокрушенно покачала головой, цокнула языком и усмехнулась: - Звезда…

 Странно, но в этом брезгливо брошенном слове Юле послышалось кое-что совсем другое.

- Да ладно тебе! – ответила она. – Зато ты на ее фоне – просто шедевр!

 Света поправила невидимую волосинку, выбившуюся из ее струящихся платиновых локонов, повела зелеными, словно молодая листва, очами, пригубила сочными губами чаю, и сложила руки под упругой красивой грудью.

- На ее фоне, девочки, любая кракозябра покажется просто красавицей!

- Да чего ты на нее взъелась-то? – развела руками Вероника.

- Я не взъелась! Просто не люблю выскочек!

- Да? А может дело в том, что она с Семеновым заигрывает? – не удержалась Юля.

 Света бросила быстрый взгляд за соседний столик: Денис что-то рассказывал Алёне, так и сверкая своей фирменной шикарной улыбкой. Он отработанным жестом проводил пятерней по волосам, рукава тонкого кашемирового свитера, закатанные выше локтя, демонстрировали сильные руки, на запястье – широкий металлический браслет, так выгодно подчеркивающий мужественную смуглость его кожи… Семенов рисовался, позировал, привлекал к себе внимание, и, судя по сдержанной улыбке на лице девушки, ее это, как минимум, развлекало.

 Юле пришло в голову, что вообще-то Денис Семенов и новенькая Алёна – одного поля ягоды: оба любят себя, оба умеют себя подать, обоим нравится привлекать к себе внимание. Семенов ведь тоже не красавец… нет, рост не подкачал, и размах плеч завидный… Но ведь ряха-то простецкая, ни разу не модельная, хоть и облагороженная дорогой салонной стрижкой.

 Правда, первое впечатление быстро забывалось, и местная публика давно привыкла воспринимать его не иначе, как секс-символ. Он был так убежден в собственной неотразимости, что свято верил в то, что и все остальное человечество тоже так считает. Работало безотказно.

 Да, они явно два сапога пара! Только Свете лучше этого не говорить.

 Разбежались они, конечно, давно, и Света уже замужем, и муж ее лучше, чем лоботряс и баловник Семенов, но… что-то больно недобрые взгляды бросает подруженька на своего бывшего! Может, что бы она там ни говорила, а какие-то отблески былой страсти все еще будоражат кровь? А он тут при всем честном народе какой-то носатой рыжей выскочке улыбается!

 Тем временем сама Светлана презрительно фыркнула:

- При чем здесь он? Пусть заигрывает, с кем хочет, меня это не касается!

- Да ладно – не касается! Тогда чего ты так дергаешься? – ввернула Вероника.

- Я не дергаюсь! – возмутилась Светлана. – Точнее, дергаюсь, но не из-за него. Просто меня по жизни раздражают такие, как эта, – она кивнула подбородком в сторону Алёны. – Не спрашивайте почему, я все равно не смогу объяснить – это где-то на генном уровне заложено. Во-первых, я в принципе не люблю принцесс – так и хочется корону поправить! А во-вторых, для меня страшная женщина с большим самомнением – это вообще как-то дико! А с Семеновым у нас давно ничего нет. Да и не было особо… Вы же сами все прекрасно знаете! Хотя, если бы я захотела, он давно бы уже был моим! Но зачем мне такой? Живет одним днем, никаких целей в жизни! Семью создать не стремится, о детях даже думать не хочет… - тут она тяжело и как-то печально вздохнула. - Он же до пенсии так и останется вечным мальчиком! А я уже взрослая женщина! Мне нужны серьезные отношения! Поэтому я и выбрала Федю!

 Юля спрятала в уголках губ усмешку, предпочтя не заострять внимания на том, что выбрать-то Света выбрала, и замуж вышла, и о любви до самого неба кричала регулярно, только… Почему-то снова стала реагировать на ветреного пустобреха Семенова, как голодная собака на кость.

 Юля-то смолчала, а вот Вероника тихонько вставила:

- И его маму…

- Что? – удивленно повернулась к ней Света.

- Выбрала, говорю, Федю и его маму.

- Вероничка, какая же ты все-таки зараза! – с чувством сказала Светлана. – Вечно давишь на больное! Блин, Анна Валерьевна – это конкретный зверь! Просто не женщина, а ходячая жесть! Но я считаю, что человека надо принимать полностью, со всем – и с хорошим, и с плохим. Федька же себе маму не выбирал! А вот я его выбрала, значит, будем как-то договариваться! – строго и решительно воскликнула она, а потом тихонько добавила: - Не убивать же ее…

 Юля сочувственно погладила ее по руке. О том, что свекровь не просто мотает нервы, а откровенно издевается над невесткой, она была наслышана очень хорошо. И, в отличие от Вероники, предпочитала на эту тему не шутить.

 Юля снова украдкой посмотрела за соседний столик и снова поймала взгляд пронзительных Игоревых глаз. 

***

 

 Трехмесячный роман Семенова со Светой закончился тихим и вполне благопристойным разрывом, основанным на полном взаимопонимании, почти уже два года назад.

 Света, вынырнув из омута переполнявшей ее страсти и чуть-чуть отдышавшись, все больше убеждалась, что всерьез связываться с лентяем и эгоистом Семеновым – себе дороже!

 Он относился к той категории мужчин, которых и могила-то вряд ли исправит, не то, что какая-то женщина, пусть даже трижды распрекрасная!

 Слишком уж он был неуступчив - любые попытки внести хоть какие-то усовершенствования в его далеко не идеальную персону, воспринимались им недружелюбно, а зачастую и просто агрессивно.

 Света, несколько раз получив по носу за самые что ни наесть благие намерения, пришла к выводу, что все это ей нафиг не нужно. Пусть живет, как хочет, жизнь ему мозги еще вправит, а она – пас!

  Не так уж много времени ей понадобилось, чтобы понять: не стоит тратить свои драгоценные ресурсы на этот кадр! Да, положение любимой девушки самого завидного парня, конечно, льстило, но не до такой степени, чтобы терпеть его дремучий эгоизм!

 И, ведь, что интересно, стоило ей только поставить точку в этой бездарно закончившейся истории, как умница-судьба тут же подбросила ей Федю!

 Она и пострадать-то толком не успела. Все-таки, что ни говори, а букет цветов, подаренный интересным, воспитанным и внимательным парнем, действует как волшебный вентиль на потоки девичьих слез.

 Да было бы по кому реветь! Тут вон, стоило только сказать самой себе, что свободна и ничего больше этому паразиту не должна, как сразу появился другой, и не паразит, а очень даже (нет, не так – о-о-очень даже!) интересный вариант! И Света, не будь дура, быстренько вцепилась в него всеми руками и ногами. Парень очнуться не успел, а уже обнаружил себя в отношениях со сногсшибательной красавицей, которая явно была от него без ума.

 А ты, Семенов, чао-чао, живи, как знаешь! Такие девушки, как Света, может, только раз в жизни встречаются, и ты свой шанс точно просмотрел! Да и скатертью тебе дорога! Счастья с тобой особо не было, так что и горевать не о чем!

 И Света с восторгом откликнулась на ухаживания Федора, который, между прочим, прислушивался к ней, старался ей угодить и вообще, был настроен на серьезные отношения!

 Правда, мама его сразу показала, что, в отличие от сына, она от Светланы (та подозревала, что от любой женщины мира в принципе) не в восторге и в ее способностях сделать сына счастливым сильно сомневается.

 Так себе ситуация, на самом деле. Наводить мосты с тем, кто этого категорически не хочет – дело сложное, но Света точно была не из тех, кого можно напугать сложностями. Да и жила мама, все-таки, довольно далеко, в небольшом, утопающем в зелени городке в пятидесяти километрах, предпочитая свежий воздух и палисадник с розами и георгинами импульсивной городской сутолоке.

 Через четыре месяца после знакомства Светлана и Федор, влюбленные и счастливые, подали заявление в ЗАГС, и вот уже больше года она наслаждалась положением замужней женщины.

 То есть, старалась насладиться.

 

***

 

 - Вероник, ты идешь? – поинтересовалась Юля, заглядывая в приемную.

- Заходите, он уже уехал, - откликнулась та. Их директор не любил, когда сотрудники (а особенно некоторые сотрудницы) ошивались у стойки ресепшена просто так, без дела, и периодически гонял их. Что, впрочем, не мешало подругам возвращаться под разными предлогами. А уж если он уехал – тут сам Бог велел задержаться, выпить чашечку директорского кофе, которым без тени смущения их угощала его секретарша, и обсудить последние новости. Тем более, сегодня было что обсуждать.

- Я с вами не пойду, - предупредила Вероника, почти не глядя тыкая в кнопки на кофемашине, - за мной Илья заедет чуть попозже.

- А-а, вот я, зато, и думаю – рабочий день закончился, а ты тут расселась, - Светлана поставила сумку на пол и с наслаждением опустилась на приветливо распахнувший подушки и валики диван.

- А почему Илья позже заедет? – Юля, в отличие от подруги, осталась стоять, удобно облокотившись локтями на высокую столешницу. – Он же раньше тебя заканчивает?

- Так-то да, но он в последнее время много работает, - вздохнула Вероника.

- Значит, много зарабатывает! – Светлана с улыбкой помахала рукой сотруднице, промелькнувшей по то сторону наполовину прозрачной двери – коллеги один за другим расходились по домам.

- Значит, много устает, - хмуро поправила ее Вероника.

- Что, все так плохо? – удивилась Юля.

- Да нет, - кисло ответила подруга, - не все… Я же понимаю, что это временная ситуация… Просто, хотелось бы, чтобы она поскорее закончилась!

 Обсуждать с подругами некоторые, не самые приятные, черты характера ее нового парня, которые она начала в нем открывать после того, как они съехались, ей пока не хотелось. Светка и в прошлый раз ее постоянно носом тыкала, дескать, много придираешься - не хватало опять на это нарваться!

 Просто не так она себе все представляла, когда полтора месяца назад согласилась с его предложением жить вместе. Думала – будет много любви и романтики, а по факту – какая-то скучная жизнь, будто сто лет женаты, высокие бытовые требования и эти его задержки на работе, после которых он приходит уставший и… недружелюбный. Мягко говоря.

- Эх… - Юля, не знавшая этих сложностей, вздохнула с тайной завистью. У одной подруги муж, у другой – парень, все живое в природе имеет пару, а она – нет! – А мне кажется, это так приятно – ждать его, уставшего, он приходит, а ты ему вкусный ужин, внимание и заботу. И на душе теплее…

- Угу, - лаконично буркнула Вероника, вспоминая недовольное: «Картошка пережарена, есть невозможно! Котлету что, до меня уже кто-то жрал? Не могла нормально сделать?».

- Юлька! – вдруг подалась вперед Света.

- Что?

- Игорь только что прошел!

- И что?

- На тебя посмотрел!

- И?..

- Что «и»? Хватит клювом щелкать! Догоняй, давай!

- С ума сошла? Как ты себе это представляешь?

- А как-нибудь так, чтобы он не понял, что ты за ним идешь. Типа, шла, задумалась, в телефоне копалась, и случайно с ним столкнулась…

- Свет, ты что? – засмеялась Юля. – Я так не умею!

- Придется научиться, если не хочешь, чтобы кое-кто нахальный у тебя из-под носа его увел!

- Ты о чем?

- Сама знаешь о чем! Видно же, что он тебе понравился! Так что ты теряешься? Давай, помозоль ему глаза! А то, знаешь, под лежачий камень вода не течет!

- Да ну! Завтра помозолю, когда на работу придет…

- Юль! Там Алёна следом пошла!

- И что?

- А то, что пока ты ждешь завтра, она все успеет сделать сегодня!

- Да с чего ты это взяла? – заволновалась Юля. Не то, чтобы она всерьез увлеклась Игорем – одной игры в гляделки в столовой для этого недостаточно, но все-таки хотелось бы узнать его получше. А эта Алёна – та еще штучка, запросто дорогу перебежит!

 Юле, которая работала в одном кабинете со Светой, а теперь, следовательно, еще и с новенькой, уже довелось убедиться, что той палец в рот не клади! Вроде ничего особенного она и не сделала, только все равно складывалось такое впечатление. Может, от того, что в свой первый рабочий день она вела себя абсолютно спокойно и раскованно? С приветливой улыбкой задавала кучу вопросов, не стесняясь отвлекать от дел ни начальницу, ни их со Светой (которая по непонятным причинам каждый раз просто зеленела от необходимости общаться с Алёной).

- А с того, что по ней вот прямо видно, что она своего не упустит! – решительно ответила Света.

- А Игорь-то здесь при чем?

- А при том, что она перед ним уже вовсю хвостом вертела!

- Да? А мне показалось, что она больше с Денисом общалась…

- Это тебе только показалось! – поддержала Свету Вероника. – Игорю она тоже вовсю глазки строила. Вообще, девочки, знаете, я заметила, она со всеми мужиками так! Вся такая милая, с улыбочкой…

- Юля, ты идешь? – рыкнула Света.

 Подруга, не столько настроенная на немедленное сближение с понравившимся парнем, сколько сбитая с толку натиском девчонок, сдалась. Легкими шагами она поспешила из приемной, обескураженно гадая, не слишком ли поздно пустилась в погоню.

 Но ей повезло. Игорь, в компании Алёны, пил кофе из автомата в холле первого этажа. Завидев Юлю, он приветственно махнул ей, и она приняла это за приглашение присоединиться.

- Добрый вечер! – вежливо поздоровался он и предложил: - Кофе хотите?

- Да, с удовольствием! – Юля вспомнила оставленную на стойке ресепшена чашку - кофе в ней по качеству был в разы лучше того, что выдавал автомат.

 Игорь полез в карман за карточкой и смущенная Юля воскликнула:

- Что вы, спасибо, я сама!

 Игорь на пару секунд удивленно застыл, потом вскинул брови:

- Может, разрешите вас угостить?

- Может, и разрешу, - пробормотала Юля, смутившись. – Спасибо!

 Такие ситуации всегда ставили ее в тупик. Он же ей, по сути, чужой человек, почему он должен платить за ее напиток?

 Она поймала на себе короткий взгляд Алёны и вдруг подумала, что та, в отличие от нее, способна совершенно спокойно позволить малознакомому человеку заплатить не только за свой кофе, но и за ужин из пяти блюд, и не чувствовать себя обязанной. Правда, в нее, наверное, столько не влезет…

- На здоровье, - Игорь протянул ей стаканчик.  – Ой, простите, мне надо идти! Хорошего вечера!

 Новенький поспешил через холл, заметив, как из лифта вышел начальник, и о чем-то оживленно с ним заговорил. У автомата остались Юля, растерянно держащая стаканчик с кофе и Алёна, невозмутимо попивающая из своего.

- Всегда теряюсь в таких ситуациях, - пожала плечами Юля, не уверенная в том, как теперь себя вести. Тоже сказать новенькой «пока-пока»? Остаться и из вежливости поддержать беседу?

- В каких? – уточнила та с приветливой улыбкой.

- Ну… чужой человек платит за мой напиток…

- Ну и что?

- Это как-то странно.

- Почему?

 М-да. Как такой, как она, объяснить, что не привыкла, чтобы чужие люди ее кормили или поили?

- Э-э-э… Он же меня совсем не знает. Почему он должен на меня тратиться? Я и сама могу.

- А что в этом такого? Это же только кофе. Наверное, ему захотелось вас угостить, раз он это сделал, разве нет? Ой, Денис, еще раз здравствуйте!

 Юля обернулась на ее приветствие и обнаружила у себя за спиной Семенова, который (свинья такой!) ее, Юлю, явно не замечал, бросая плотоядные взгляды на новенькую.

- Еще раз здравствуйте, Алёна! – широко улыбнулся он. – Как вам у нас? Понравилось?

- Да, - кивнула та.

- Замечательно! Значит, будем работать рядом.

- Значит, будем, - нейтрально подтвердила Алёна.

- Вообще шикарно! Алёна, а что вы делаете сегодня вечером?

 Она иронично вскинула брови и с милой улыбкой ответила:

- Сегодня вечером? Ужинаю с друзьями.

 Юля вдруг не без злорадства подумала, что Семенов пытается взгромоздиться не на ту кобылку.

- Вашим друзьям очень повезло! – тем не менее, любезно ответил он.

- Благодарю.

- Пожалуйста, - он самоуверенно приосанился. – А как вы думаете, они очень обидятся, если я вас украду и отвезу ужинать в другое место? Обещаю, вам понравится!

 «Ничего себе, какой шустрый!» - про себя удивилась Юля. А вот Алёну, похоже, удивить было сложно. Все с той же приветливой улыбкой она произнесла:

- Я в этом даже не сомневаюсь, Денис. Уверена, это было бы прекрасно, и, тем не менее, разочаровывать друзей не в моем характере.

- Эх, жаль, - вздохнул он, - но, как говорится, попытка – не пытка! Тогда, может быть, завтра?

- Я бы с радостью, Денис, однако дело в том, что и завтра я тоже занята. И пока вы не заговорили про послезавтра, я хочу вас предупредить, что не считаю правильным ужинать с новыми коллегами, едва только устроившись на работу.

- Почему? А что в этом такого?

- В этом ничего такого, просто я считаю, что это не совсем уместно.

 Посмотрев на лицо Семенова, Юля пришла к выводу, что отказ, даже такой деликатный, его все равно задел. «И поделом ему!» - решила девушка. Почему-то она была уверена, что Семенов увидел в новенькой легкую добычу, а ведь эта Алёна далеко не так проста!

 Ведь, если подумать, она одним своим появлением умудрилась взбодрить Дениса и довести до белого каления Светку.

 Любопытно все-таки, а этот Игорь Заря… Черт побери, права Вероничка – шикарная фамилия! Против воли на себя примерять начинаешь! Юлия Заря – красиво же?.. Так, стоп! О чем это она? Ах, да! Так вот, очень интересно, этот Игорь тоже на Алёну среагировал?

 Не хотелось бы.

 Поймав себя на этой мысли, Юля окончательно растерялась. Откуда что берется? Если уж на то пошло, то, во-первых, совершенно не факт, что он обратил на нее внимание! По крайней мере, такое же внимание, как демонстрирует сейчас взбудораженный Семенов (ведь Игорь, в отличие от него, преспокойно ушел, а не вьется рядом, как назойливая муха вокруг… мёда!), а во-вторых, даже если и так, ей-то, Юле, чего переживать? Да она, если что, этой рыжей сайгачихе сто очков вперед даст!

 У нее, между прочим, и с носом все в порядке – ровненький такой, аккуратный, и губки нежные розовые (как сказал ее бывший парень однажды: целовательные), и глазками своими голубыми она вообще-то тоже стрелять умеет. И на голове – не рыжий факел, который ночью за версту видно, а милые естественные кудри орехового оттенка, очень нежные и шелковистые! Фигура, может, до Светкиной и не дотягивает, но все же есть чем и самой полюбоваться и перед другими похвастать!

 В общем, природа не то, что не обидела, а, можно сказать, даже кое в чем благословила! Особенно на фоне Алёны.

 Почему ей так важно убедить себя в том, что она не хуже новенькой, Юля сама не понимала, да и не отдавала себе в этом отчета. Просто присутствие последней рядом ее тревожило и заставляло волноваться, чувствовать себя не в своей тарелке – серенькой, простенькой и скучненькой. Это не лезло ни в какие ворота!

 Однако, тот факт, что самоуверенная страшилка так легко и непринужденно отказала напористому Семенову, которого Юля недолюбливала (больше из-за дружбы со Светкой потому, что лично ей он ничего плохого не делал), душу грел и одновременно волновал мыслью, что на месте Алёны она бы подобное приглашение приняла. Не от Дениса конечно, нет, а вот от Игоря…   

***

 

 По утрам пить кофе в директорской приемной девушки себе не позволяли, даже если до начала рабочего дня оставалось еще приличное количество времени, и самого директора не было на месте. Если их вечерние послерабочие «посиделки» он еще как-то с грехом пополам терпел, то несколько ехидных реплик, отпущенных им по поводу утренних, убедили в том, что это не лучшая идея. Поэтому подруги собирались в небольшой комнатке, неэстетично именовавшейся пищеблоком, и когда-то служившей пристанищем начальнику отдела по работе с персоналом. Штат разросся, начальник обзавелся парочкой помощников и переехал в помещение попросторнее, а в его бывший кабинет, по его же собственному настоянию, поставили чайник, микроволновку, три стола и десяток стульев.

 Теперь у сотрудников была возможность передохнуть несколько минут, выпить чашку чаю или кофе или даже перекусить, а по утрам здесь, уже традиционно, собирался почти весь этаж – поздороваться, перекинуться новостями или шутками и пожелать друг другу хорошего дня.

 Когда Юля вошла в пищеблок, Света и Вероника уже были там и даже успели занять сидячие места, что во время утреннего наплыва случалось не так уж и часто. Третий стул за их столиком занимала Алёна, а рядом стояли Игорь и Денис. Завидев Юлю, Игорь широко ей улыбнулся и принялся озираться в поисках свободного сиденья.

- Это бесполезно, - развела руками она, подходя ближе, – по утрам здесь аншлаг. Но ничего, я привыкла. Доброго всем утра!

 На Юлино приветствие откликнулась не только их компания, но и большая часть присутствующих.

- Я уже допиваю, - обратилась к ней Алёна, - через минутку освобожу вам место!

- Вы куда-то торопитесь? – тут же обратился к ней Семенов.

- Да нет, просто я пришла раньше и уже собиралась уходить.

- Не спешите, - попросил он. – Кстати, Алёна, вы сегодня прекрасно выглядите!

- Благодарю, - легко ответила Алёна, одарив его, а заодно и всех остальных своей заразительной улыбкой. Вот ведь – красоты в лице (при ближайшем рассмотрении густо усыпанном едва заметными полупрозрачными веснушками) ни капельки, а улыбнется – и в самом деле, как будто солнышко засияло!

- Да, народ, кстати о птичках, - снова заговорил Денис, - давайте все на «ты» хорошо? Все-таки в одном коллективе теперь трудимся.

- Хорошо, - снова улыбнулась Алёна и бойкий Денис тут же «чокнулся» с ней кружкой, после чего едва уловимым движением губами послал воздушный поцелуйчик.

- Семенов, а что там у нас с доставкой для Марка? – тут же строго поинтересовалась Света.

- А что у нас с доставкой для Марка? – переспросил он, хитро улыбаясь.

- Она срочная! - напомнила Светлана. – Ее надо доставить в первой половине дня!

- Надо – доставим! – отмахнулся он.

- Семенов, ты мне это обещаешь? Ты же знаешь, в случае чего я из тебя всю душу вытрясу!

- Света, - с легким раздражением ответил он, - до начала рабочего дня еще десять минут, и я не хочу их тратить на тебя! Не трепли мне нервы с утра пораньше!

- Юля, присаживайся, - тем временем поднялась Алёна, и обратилась уже ко всем: - Хорошего дня!

- И тебе хорошего дня! – пожелал Игорь, опередив Семенова, занятого короткой перепалкой со Светланой.

- Благодарю! – Алёна послала ему еще одну лучезарную улыбку и выпорхнула из пищеблока.  

Семенов бросил на Свету недружелюбный взгляд и обратился к своему новому напарнику:

- Слушай, а ты не знаешь, Октябрьский все еще перекрыт?

- Не слышал, - откликнулся тот. – А почему он должен быть перекрыт?

- А там с утра Газель с легковушкой поворот не поделили, сразу две полосы заняли.

- А-а, вот как. Тогда вряд ли их уже растащили.

 Игорь и Денис, явно с первых минут нашли общий язык в том, что касалось работы и общались легко, будто были напарниками не первый год. Разговаривая, они направились к выходу из пищеблока, словно забыв о девушках. Правда, в дверях Игорь обернулся и, по сложившейся здесь традиции, пожелал всем хорошего дня. При этом он специально отыскал взглядом Юлю и кивнул ей, получив в ответ приветливый взмах рукой.

- Не нравится мне все это, - прищурилась Света.

- Что именно? – заинтересовалась Вероника.

- А не знаю, - пожала плечами та. – Общее впечатление какое-то не такое. Что-то не то с этой Алёной. Ты, Юль, смотри, хватит ворон считать, иначе она запросто этого Игорька у тебя из-под носа уведет.

- Да ну! Мне кажется, на нее Семенов нацелился.

- Мало ли на кого он нацелился! – фыркнула Света. – Поверь моему опыту, эта Алёна далеко не дурочка, быстро поймет, что он из себя представляет! Она самолюбивая, такие не любят других эгоистов, кроме себя! Так что даже если она и поведется, то очень быстро передумает! 

- А по-моему Игорь сам на Юлю глаз положил, - заметила Вероника.

- Почему ты так думаешь? – сразу навострила ушки та.

- Да так… Женская интуиция. Вроде как он тебя все время глазами ищет и больше всех внимания уделяет. Короче, нравишься ты ему.

 Юля смущенно зарделась. Приятно, когда кто-то со стороны замечает симпатию, идущую от человека, который с первых секунд запал тебе в душу!

 

***

 

- Девочки, вы идете? – Вероника застыла в дверях, в нетерпении ожидая, когда подруги поднимутся из-за рабочих  столов. Есть хотелось просто страшно, а в столовой, если чуть задержаться, мгновенно образовывалась очередь.

- Да-да-да! – Света тут же поднялась. – Бежим!

 Юля чуть замешкалась, бросая взгляды то на подруг, то на Алёну, которая разговаривала по телефону. Конечно, приглашать ее с собой они не обязаны, но это будет вежливо, разве нет?

- Юля! – нетерпеливо поторопила Светлана.

- Сейчас! – она подошла к столу новенькой и тихонько поинтересовалась: - Ты идешь?

 Та прикрыла трубку рукой, улыбнулась и тихонько ответила:

- Спасибо за приглашение, я попозже.

 Юля кивнула ей и поспешила за подругами, которые уже направились к выходу на лестницу. Коридор потихоньку заполнялся желающими подкрепиться сотрудниками, и через пару секунд девушек нагнали Семенов с Игорем.

- Что, коллеги, проголодались? – Денис посторонился, пропуская всех в двери. – А где Алёнку потеряли?

- По телефону трындит, - сообщила Света. – Придет твоя Алёнка, никуда не денется!

- Пока еще не моя, – притворно вздохнул он, – но я над этим работаю!

- Ага, мы заметили, - засмеялась Вероника. –  Ты ж прямо на дыбы встаешь, когда ее видишь! Слюна, как у собаки Павлова течет, смотри, не забрызгай…

- Не учи ученого!

- Ученого! – фыркнула Света. – Да-а, Семенов, не ожидала от тебя…

- Чего ты от меня не ожидала?

- А что позаришься на такую… - Света не договорила, неопределенно взмахнув рукой, но Юле пришло в голову, что контекст и у фразы, и у жеста был донельзя обидный.

- Ой, Свет, а тебе не все ли равно? – покачал головой он.

- Да мне вообще фиолетово!

- Вот и молчи тогда. Давай ты не будешь учить меня выбирать себе девушек, а я тебе не буду мешать выбирать парней, хорошо?

- Да я-то давно уже выбрала! – задрала нос Света. – Это ты все болтаешься, как кое-что кое-где!

 Вместо ответа Денис пятерней разворошил идеальную прическу на нахальной голове, вызвав шквал гневных восклицаний, на которые ответил лишь ехидной усмешкой.

 Игорь наблюдал за всей сценой с интересом, Юля с Вероникой – с удивлением и любопытством: между Семеновым и Светой давным-давно поставлена точка, и до недавнего времени Света о нем и не заикалась. Так с чего вдруг она начала его цеплять? Ведь Алёна – не первая девушка, которой он оказывал внимание после их расставания, и раньше Свету это совсем не волновало.

 Но все дело было в ней, в Алёне. И чем больше Юля и Вероника наблюдали за ситуацией, тем сильнее в этом убеждались.

 Новенькая присоединилась ко всей компании через несколько минут, и Семенов тут же принялся ухаживать за ней: место на столе освободил, стул подвинул, настроением поинтересовался.

 Алёна вежливо благодарила, приветливо отвечала, мило улыбалась, демонстрируя при этом прекрасный иммунитет к Семеновским уловкам. Она воспринимала его внимание как само собой разумеющееся  и виртуозно делала вид, что не замечает этих нарочито пламенеющих взглядов.

 Вот это самообладание! Ведь ясно же, что этот альфач, в которого Денис неизменно превращался, едва завидев рыжую, тут считается «первым парнем на деревне»! Неужели это ее совсем не волнует?

 А вот с Игорем, к неудовольствию Юли, Алёна заговорила сама, и он беседу охотно поддержал. Может даже слишком охотно. Может даже Света и права, и рыжая, в самом деле, положила на него свой хитрый карий глаз?

 Правда, тема была сугубо рабочая, и за рамки ее никто не выходил, но, во-первых, рабочие темы надо обсуждать в рабочее время, не заставляя всех остальных выслушивать скучные подробности за обеденным столом, а во-вторых, могла бы и с Семеновым поговорить – все-таки он пока еще больше во всем этом разбирается!

 Нет, вообще Алёна Юле (в отличие от Светы)  понравилась. Она была очень приветливой, контактной, с ней легко было общаться, и чуть ли не каждое свое слово она сопровождала улыбкой. Сразу стало ясно, что работа ей нравится, в теме она как рыба в воде и явно получает удовольствие от процесса, а значит, не будет пытаться скинуть на других свои обязанности (чем частенько грешила ее предшественница).

 В общем, для себя Юля почти уже решила, что новенькая – очень даже приятная личность. Конечно, на все нужно время, но на первый взгляд - очень даже ничего. Лишь бы только она, в самом деле, не сделала ставку на Игоря!

 Женским чутьем Юля понимала, что, вздумай Алёна обратить на себя его внимание, и, несмотря на костлявую фигуру и сайгачий нос, соперничать с ней будет непросто. Что-то в ней такое было – притягательное, манящее…

- Да она просто ведьма! – вынесла свой вердикт Светка, когда Юля поделилась с ней этими мыслями.

 

***

 

- Мне так понравилось! Он такой… огонь просто! И поговорить есть о чем, и посмеяться, и воспитанный! И посидели так хорошо! – с горящими глазами рассказывала Юля. – Только в конце немного косяк вышел… Мы уже уходить собрались, счет принесли, а тут у Игоря телефон зазвонил. Ну, он извинился, сказал, что звонок важный и ответил. Говорит, а сам на меня раз глянул, второй… Потом на счет посмотрел, и… короче, я его немного неправильно поняла!

 Понедельник выдался настолько суматошным, что начать обсуждение Юлиного свидания подругам удалось лишь во время обеденного перерыва. Алёна задержалась в кабинете, что было на руку – девушки могли беспрепятственно смаковать интересные подробности без посторонних ушей.

 Юле до сих пор не верилось, что все так сложилось! Еще в начале прошлой недели он только устроился на работу, а в выходные они уже вместе ужинают! Правда, откровенно говоря, все вышло немного коряво: не столько Игорь пригласил Юлю, сколько она сама напросилась, напуганная постоянными словами подруг о том, что новенькая явно не против узнать его получше – вон, как улыбается, вон, как любезничает!

 Впрочем, удивленный таким решительным напором Игорь (Юля, кстати, была удивлена не меньше – не ожидала она от себя подобной смелости!), тем не менее, на самой встрече вел себя просто прекрасно, демонстрируя внимание и заботу, и явно давая девушке понять, что она его всерьез заинтересовала.

- Юль, ну что за паузы на самом интересном месте! – возмутилась Вероника, прижимаясь к стене коридора и пропуская стайку сотрудниц из бухгалтерии.

- Сейчас, подожди…

- А я знаю, - усмехнулась Света, - она просто ждет, когда люди уйдут. Не хочет, чтобы кто-то слышал.

- Да, вот именно! – кивнула Юля. – И вообще, девочки, мы с ним договорились, что на работе мы работаем, а встречи и все такое – это после работы. Так что я вас прошу! С вами я еще могу об этом говорить, но для всех остальных это тайна!

- Юль, ну могла бы и не говорить очевидные вещи! – возмутилась Света, спускаясь по лестнице. – Можно подумать, мы обычно все твои тайны на каждом углу обсуждаем!

- Так что там было-то? – поторопила Вероника. – Как ты его не так поняла?

- Девочки, я подумала, что он хочет, чтобы я за себя заплатила, и полезла за карточкой! Взяла папку со счетом, а он у меня ее отнял, и даже обиделся! Так неловко было!

- А чего неловко-то? – пожала плечами Света. – Я, например, часто за себя плачу в кафе. И за Федю, бывает, тоже.

- Свет, так ты-то за Федей замужем, у вас бюджет общий! А здесь меня парень на свидание пригласил, ухаживает за мной, а я у него перед носом карточкой размахиваю!

- Подумаешь! Все же решилось в итоге?

- Да, решилось, - Юля вздохнула. – Хотя мне, если честно, было бы проще самой заплатить.

- Почему? – вскинула брови Вероника.

- Ну… Все-таки первое свидание, мало ли что? Он, конечно, симпатичный и все такое, но я же его еще пока плохо знаю. А вдруг он жлоб, который из серии: «кто женщину ужинает, тот ее и танцует»? Пришлось бы потом объяснять, что я не такая…

- Но ведь не пришлось же?

- Не пришлось, - Юля улыбнулась и порозовела от удовольствия при воспоминании. – Наоборот, пришлось извиняться, что за счет этот дурацкий схватилась. И вообще…

- Что вообще? – прищурилась Света.

- Что-что? – передразнила Вероника. – Не видишь что ли? Влюбилась она!

- О-о-о!

- Девочки, я вас прошу! Давайте пока без вот этого, ладно? Одно свидание было, рано еще судить… Ой, Игорь, Денис, вы уже здесь?

 Подруги столкнулись с парнями, стоило им войти в столовую.

- О, привет, девчонки! – обрадовался Семенов и тут же уточнил: - А где Алёна?

- Придет скоро твоя Алёна, - проворчала Света. – Что, без нее уже и кусок в горло не лезет?

- Не лезет, - подтвердил Семенов и послал ей проникновенный взгляд.

- Ну и дурак. Слушай, а вот как ты относишься к женщинам, которые сами за себя в кафе платят?

- Света! – возмущенно шикнула Юля.

- Что? – повела плечами та. – Нормальный же вопрос! Я вот, например, думаю, что в этом ничего такого нет. А что?

 Игорь поймал Юлин обескураженный взгляд и быстро ей подмигнул, давая понять, что все в порядке.

- Ага, я тоже так считаю, - подтвердил Семенов. – Конечно, красивую девушку угостить приятно, никто не спорит. Но если у нее заскоки на тему феминизма и эмансипации, кто я такой, чтобы спорить?

- И в самом деле! – фыркнула Вероника, а Света ехидно добавила:

- И действительно, зачем спорить? Можно же переспорить, и тогда раскошелиться придется. О! Явилась твоя звезда! Сейчас мы ее спросим, что она по этому поводу думает.

- Свет, вот чего ты завелась? – обиженно спросила Юля, раздосадованная тем, что подруга, которая только что обещала не обсуждать их с Игорем встречу, именно этим и занимается, да еще и новых людей втягивает.

- Ничего, так просто. Провожу соцопрос.

 Она подождала, пока Семенов галантно подвинет стул подошедшей Алёне, и та устроится, расставит свои тарелки и пожелает всем приятного аппетита.

- Слушай, Алён, у нас тут небольшое социальное исследование. Такой вопрос: вот как ты относишься к тому, чтобы каждый сам за себя платил? Например, в кафе?

- Это зависит от того, с кем и для чего я встречаюсь, – пожала та плечами. – Если встреча деловая, то за себя платить – это вообще нормально…

- А если романтическая? – тут же ввернул Семенов.

- А если романтическая… Конечно, мне приятно, если платит мужчина, но, в принципе, могу и сама…

- То есть, тебе все равно, что ли? – удивилась Юля.

- Нет, не все равно, - улыбнулась Алёна. – Но я же на первое свидание иду просто посмотреть, что за человек, пообщаться немного… А там и видно будет, захочу ли я с ним второй встречи.

 Света втихаря скорчила ехидную рожицу, позаботившись, чтобы Алёна ее не увидела.

- Да ну! – не выдержал Семенов. – Так ты все-таки ходишь на свидания?

- Хожу, Денис, - мягко улыбнулась она, – но мы же с тобой коллеги.

- Ну и что? Некоторым это не мешает…

 Юля даже ахнула внутри себя, пораженная тем, как быстро Семенов понял, к чему весь этот разговор, но Алёна, умница, переключила внимание со скользкой темы на свою персону, заявив:

- Я не некоторые, Денис. И вообще, сейчас, кажется, речь не об этом.

- Вот именно! – поддакнула Света. – Так, значит, на первом свидании ты сама за себя не платишь?

- По-разному, - пожала плечами Алёна. – Иногда плачу, иногда нет. Если мужчина хочет меня угостить – я ему мешать точно не буду!

- Хм… А не боишься, что он потом скажет, что раз платил, то ты ему теперь должна?

- А зачем я пойду на свидание с таким человеком? - удивилась Алёна.- Зачем мне встречаться с мужчиной, который не вызывает у меня хотя бы минимального доверия?

 Юля стало за себя неловко, и даже непонятно больше за что – за то, что подумала про Игоря хуже, чем он есть, или за то, что шла на встречу с ним, в душе предполагая, что он может повести себя подобным образом.

- Так ты, значит, любишь, чтобы за тебя платили? – уязвленно спросил Семенов.

- Люблю, - Алёна и бровью не повела, – а что тебя в этом удивляет?

- Ну, ты как-то спокойно об этом говоришь. Не боишься, что тебя посчитают меркантильной?

- Не-а, - легко ответила она. – Наоборот, я боюсь, что меня посчитают легкодоступной. Хотя… Если, например, мы пообщались и поняли, что ничего кроме дружбы у нас быть не может, то тут без вариантов – каждый платит сам за себя.

 Юля вдруг подумала, что вероятно на свете найдется очень немного мужчин, которые захотели бы с Алёной просто дружить.

- Кто бы сомневался – за удовольствие с тобой общаться конечно же надо платить! – прокомментировала Света, не слишком стараясь скрыть звучащее в голосе пренебрежение. Впрочем, Алёну это, как всегда, не задело.

- А что, я похожа на бесплатное приложение? – подняла она бровь. – Скачивай, кто хочешь, и пользуйся?

- Нет, что ты! Ты у нас эксклюзив!

- Вот и я о том же, - Алёна послала Свете лучезарную улыбку. – Я люблю, когда за мной ухаживают, когда стараются…

- А, так ты поэтому до сих пор одна? – довольно злорадно ввернул Денис. Алёна ему очень нравилась, но и раздражала тоже очень, просто бесила даже своим нежеланием вестись на его чары.

- Да, – спокойно ответила она, послав ему лукавый взгляд и обольстительную улыбку, от которой он сначала тоже заулыбался, как дурак, но быстро спохватился и насупился, – пока это никому не удавалось.

 Юля слушала ее с какой-то непередаваемой смесью стыда, обиды и зависти. Стыда – за себя саму, что не ценит себя так высоко, а, кроме того, Игорь сидит рядом и тоже все это слышит.

 Зависть цвела при мысли, что эта женщина, скажем так, не красавица, специфичная и нахальная, считает, что ей можно себя так вести, и, что самое парадоксальное, все остальные ведь тоже признают за ней это право. Денис, правда, ерничает, но у него ведь на лбу большущими буквами написано, что он втрескался в эту Алёну! А тот факт, что она по определению не будет легкой добычей его и волнует и раздражает – не привык он к такому.

 Обида же была какой-то странной, не конкретной, но очень едкой, остренькой, пробирала прямо до костей! И вроде не на себя – ведь делала все так, как считала правильным, от души… И не на Алёну – каждый живет так, как считает нужным. Да и не известно еще, кто больше прав…

 Но сама ситуация, в которой Алёне можно задирать нос, а ей, Юле, не то, чтобы нельзя, но как-то глупо, что ли – обижала чрезвычайно! А главное непонятно было в чем подвох. Ведь Игорь же реально замечательный парень! И то, что она, Юля, сумела пробудить его интерес – это определенно плюс!

 А вот у Алёны, с ее немаленькой короной на голове, есть все шансы оттолкнуть от себя Семенова, которого подобная требовательность, скорее всего, очень быстро «вылечит» от его внезапной и мало чем обоснованной влюбленности!

 Все-таки Света права: Алёна – это просто самоуверенная выскочка! Хотя, надо признать, в ней много обаяния и даже харизмы. И этот ее странный магнетизм – он гораздо сильнее, чем обычная красота или миловидность.

 В этом они с Семеновым были друг другу под стать – прекрасная вышла бы пара! Но то, что казалось естественным для мужчины (они все-таки гораздо меньше переживают по поводу внешности), выглядело просто парадоксальным для женщины. Она же себя в зеркало видит? И все равно любит!

 Хотя, в случае с Семеновым ей вряд ли это поможет. Денис – слишком легкомысленный и эгоистичный, возиться с этой цацей у него долго терпения не хватит. Попыхтит еще немного, а как поймет, что с наскока ничего не получается – так и бросит это занятие.

 Другое дело – Игорь! Юля сердцем чувствовала, что он способен на настоящие поступки, и очень опасалась, как бы не оказалась все-таки Светка права: как бы не разглядела этого чуда Алёна, как бы не положила на него свой властный гипнотизирующий глаз! Как бы он сам не проникся ее пленительным обаянием, не переметнулся бы – ведь между ним и Юлей все еще только начиналось, промелькнула первая искра, все еще было слишком зыбко… Хотя для нее – уже всерьез!

 Пожалуй, с этим надо было срочно что-то делать! 

 

***

 

 Второе свидание прошло даже лучше, чем первое. Игорь был милым, старался ее смешить, правда, немного волновался, но Юле это только нравилось – так она понимала, что и для него эта встреча тоже кое-что значит.

 Они поужинали, потом отправились погулять, и эта прогулка по ночному, чуть тронутому ранней осенью городу, казалась Юле по-настоящему волшебной. Они говорили, казалось бы, ни о чем, о какой-то ерунде, делились забавными историями или милыми воспоминаниями, но через все это она узнавала своего спутника – его характер, его манеру думать и строить речь, его отношение к миру, которое так часто совпадало с ее собственным.

- Знаешь, я так рад, что устроился к вам! – сказал он, стоя у ее подъезда. Уже полчаса, как они пришли, и Юля понимала, что давно пора попрощаться, но это все как-то не получалось. – Сначала еще сомневался, думал, присмотрюсь что так к чему… У меня ведь еще одно предложение есть, и они готовы меня ждать. Так и договорились, что окончательный ответ я дам только через неделю. Но я уже знаю, что откажусь.

 И как-то так он это говорил, и как-то вот так смотрел, что Юля (к чему все эти условности?), шагнула к нему и поцеловала. Игорь, не ожидавший такого подарка, хоть и удивился, но поцелуй охотно подхватил, и целовался он хорошо и вкусно, и все получилось может даже немного чересчур для первого поцелуя… но как же это было потрясающе!

 И позже, вечером, Юля вдыхала его запах, осевший на ее коже и волосах, и у нее просто ноги подкашивались при одной мысли о том, что они будут обязательно целоваться снова. Ее буквально уносило на волнах восторга, ее кружило сероглазое счастье, ее поднимало к облакам на крыльях бабочек, которые щекотали живот своими игривыми нежными крылышками…

 И только беспокойство о том, что Игорь, возможно, пока еще не так увлекся ею, как она им, терзало сердце колючими шипами.

 Он написал ей перед сном, и они переписывались около часа, и Юля ужасно жалела, что уже пообещала провести эти выходные у бабушки, ведь ей так хотелось увидеть его снова и как можно скорее!

***

 

 В понедельник она пришла на работу сияющая и взбудораженная, в ожидании возможности поделиться с подругами всеми своими переживаниями, которая, увы, представилась ей только в обед.

- Всем привет! – Юля поставила свой поднос на столик, села и с наслаждением выдохнула: – Фу-у, ну я и набегалась сегодня! Думала, за час управлюсь, а прилипла на полдня! Голова гудит, аж не соображаю ничего! И есть хочу – умираю! Спасибо, что подождали!

- Да пожалуйста! – отмахнулась Вероника. – Где тебя носит?

- Да так… Были важные переговоры… Кстати, у меня такая новость, девочки… Ой, Свет, а что это с тобой? – заинтересовалась она, глядя, как подруга деликатно, салфеточкой, утирает покрасневший нос.

- У меня насморк, – гундосо ответила та, – и температура!

- Ой! Так что ж ты на работу пришла? Надо было дома остаться, полечиться…

- Ага, полечиться! А договор за меня кто составлять будет?

- Да составили бы твой договор! Позвонила бы Алле Эдуардовне, пусть бы у нее голова об этом болела, чем тебе больной на работу таскаться…

- Юль, я тебя умоляю, оставь Светку в покое! Ты что, не знаешь, она же считает, что без нее фирма рухнет! – подколола подругу Вероника.

- Очень смешно! – проворчала Света. – А я серьезно: не дай Бог влепят запятую не туда, кто потом отвечать будет? Я! Думаешь, мне нравится тут сидеть, здоровье свое гробить? Я просто задницу свою прикрываю. Зараза эта еще на меня пялится!

- Какая зараза? – удивилась Юля.

- Да эта ваша… Алёна. Стоит мне чихнуть-кашлянуть, так сразу таращиться, работать мешает!

- Может она просто боится, что ты ее обчихаешь? – хохотнула Юля.

- Мне до звезды, чего она там боится! – грубо ответила Света. – Пусть свои страхи держит при себе! Смотрит на меня, как на врага народа! А я что, виновата, что заболела? Вон, даже обедать не пошла – демонстрирует, что со мной за одним столом сидеть нельзя! И вообще… Давайте сменим тему! Юль, что ты там хотела сказать? Чего довольная такая?

- А того, что у нас с Игорем все прошло просто шикарно! – радостно выпалила Юля.

- О-о-о! Серьезно? Значит, у вас все чики-пуки? – обрадовалась Вероника. – Ну-ка рассказывай, как это было?

- Супер! Сначала он меня покушать отвел, в тот ресторанчик, где мы в прошлом году твой день рождения отмечали, - кивнула она Веронике.

- О, хорошее место! И готовят там вкусненько!

- А я о чем!.. – Юля принялась оживленно рассказывать о своем свидании.

- Да-а, - умиленно вздохнула Света. – Как же все это прекрасно, когда все вот только начинается! Всегда такие мурмуряшечки…

- Точно, - вторила ей Вероника с печальным вздохом. – В такие моменты я даже жалею иногда, что у меня уже есть парень и все это – у нас уже пройденный этап… Кстати, а где он сам-то? И где Семенов? Чего обедать-то не идут?

- Насчет Дениса ничего не знаю, а Игорь в командировке, он только завтра на работе должен появиться…

- Ладно, не это главное! – хлюпнула носом Света. – А главное то, что он тебя пригласил и все у вас потихоньку развивается! Он же тебе нравится, правда?

- Очень! – смущенно подтвердила Юля.

- Вот и прекрасно! Давайте, девочки, чтобы все было хорошо! – Света подняла свой стакан с соком. – Лично я считаю, что из вас получится просто шикарная пара!

- Твои бы слова да Богу в уши! – пробормотала Юля, зажимая на счастье кулачок.

 

***

 

 И все же, в этой замечательной бочке душистого меда была одна ложечка портящего все удовольствие, смолистого пахучего дегтя.

 Алёна.

 Уже трижды за день она под разными предлогами созванивалась с Игорем! Да, предлоги были деловыми, но как она разговаривала! Голосочек бархатный, на лице улыбка, в глазах смешинки, на голове – корона, черт бы ее побрал!

 Юля, хоть и симпатизировала новенькой, хоть и понимала, что реальных причин для раздражения у нее нет, но все же не могла удержаться от беспокойства – а что, если эта лисица рыжая все-таки решила запустить свои остренькие зубки в новенького логиста?

 И чем ей Семенов не угодил? Ну вот ведь прямо как для нее человек сделан, а она нос воротит! Зато к другим так и ластится, зараза такая!

- Я на двести процентов уверена, что она нацелилась на Игоря! – решительно говорила Света. – Такие, как она, свою выгоду везде сразу чуют, а про него с самого начала понятно было, что мужчина с перспективами! Заметь, месяца не прошло, как он к нам устроился, а уже руководство его отмечает! Я уверена, что он далеко пойдет! А она – за ним! Смотри, прицепится к нему, потом фиг отдерешь!

- Ну, я не знаю, - неуверенно возражала Юля. – Я бы не сказала, что она как-то особенно его выделяет… Она в принципе всем всегда улыбается.

- Всегда улыбаются только дураки! – категорично отвечала Света. – А эта дамочка далеко не дура! И каждая ее улыбка, уж ты мне поверь, на ее лице появляется только тогда, когда ей что-то от кого-то надо!

- Не знаю… - повторяла Юля. – За ней вон Семенов бегает…

- Вот именно! – Светины зеленые глаза начинали светиться тихим бешенством. – Он за ней бегает, а она его ни к себе не подпускает, ни от себя от не отпускает! Собака на сене! Собака – она и есть собака. Семенов ей нужен, чтобы создать видимость, какая она офигительная и всем нужная! – горько добавляла она. – Ты сама-то подумай, если бы он ей реально нравился, стала бы она ему так нервы мотать? А она – ни да, ни нет, морочит ему голову! А знаешь, как это с мужской точки зрения выглядит? Если она Игоря пальчиком поманит, то у него в башке потом отложится, что она не просто сама ему на шею села, а он якобы еще и поборолся за нее! Понимаешь? Семенов в этом деле – дурачок на пригорочке, и все дела! И ты, если и дальше клювом будешь щелкать, рядом с ним присядешь!

- Я, конечно, ничего не берусь утверждать, - поддержала Свету Вероника, - может это ничего и не значило, может просто рабочий момент… Но вчера я видела, как они в переговорке разговаривали. Только вдвоем! Дверь, правда, не запирали, приоткрыто было, я поэтому и разглядела… Сидели, общались, кофеек попивали! Повторю, может это и по работе было, и вообще не мое дело, но лично мне показалось, что Алёна уж слишком любезно с ним общалась. Как всегда – улыбка до ушей, хоть завязочки пришей!

- Смотри, - припугнула Юлю Светлана, - вот ты сидишь тут, такая наивная простота, а Алёна его в следующий раз под каким-нибудь предлогом в переговорку заманит и дверь запрет. А там кто знает…

- И что ты мне предлагаешь? – понуро интересовалась Юля. – Везде с ним под ручку ходить?

- Под какую еще ручку? – возмущалась Света. – Ему обо всем этом вообще знать не надо! Ты просто ей шепни пару слов на тему кто тут с кем встречается, и что будет с тем, кто в чужие отношения полезет! Только не мямли, а то я тебя знаю! Надо, чтобы она точно поняла, что Игорь – твой парень, и ты за него любой глотку перегрызешь! Поняла? Вот чтобы она прямо боялась тебя!

 Светкин боевой настрой Юлю несколько пугал, но перспектива потерять Игоря, который за такое короткое время уже стал ей очень нужным и близким, пугала еще больше. В самом деле, что ли, намекнуть рыжей бестии, чтобы не совала свой длинный нос куда не просят?

 

***

 

 С обеда, который провела неизвестно где, Алёна запаздывала.

- Что, ее еще нет? - удивилась Юля, заходя кабинет. К груди она прижимала папку с документами, которые ей, после долгих уговоров торжественно вручили в бухгалтерии под персональную ответственность.

- Нет! – хмуро ответила Света. – Наша звезда осветить своим светом кабинет явно не торопится.

 Юля бросила взгляд на настенные часы, выполненные под заказ в корпоративных цветах – обеденное время закончилось пятнадцать минут назад.

 Ей пришло в голову, что если Алёна продолжит в том же духе, то все-таки нарвется на штраф или выговор, несмотря на все свое обаяние. Но как только она это подумала, предмет ее мыслей впорхнул в кабинет, распространяя вокруг себя запах дождя, слившийся с изысканным ароматом духов. В одной руке она несла сумочку и сложенный красный зонт-трость, в другой – очень милый аккуратный букет, который походя положила на свой стол. Любопытно, от кого это?

- О! Явилась – не запылилась! – пробурчала себе под нос Света, но осеклась, заметив, что Алёна подходит к ней.

- Вот, возьми, пожалуйста, и надень, – попросила Алёна, вытаскивая из сумочки шуршащую упаковку и кладя ее на стол. – Здесь пять штук, до вечера тебе хватит.

- Это что?!

- Маски. Медицинские, – пояснила Алёна очевидный факт. – Свет, ты болеешь, чихаешь, домой идти не хочешь… А я не хочу, чтобы ты перезаражала нас тут всех! Тем более что я сижу напротив тебя, а ты чихаешь без остановки.

- Ты в своем уме? Не собираюсь я это одевать! – возмутилась Света.

- Тогда иди, пожалуйста, домой, тебе же уже разрешили, –  мягко попросила Алёна.

- Ага, а договор с «Полихром-Вегой» сам себя подготовит?

- Свет, ну ты же сама говорила – там работы до вечера!

- Вот доделаю и уйду! – непоколебимо ответила Светлана. – А пока не лезь ко мне!

 В кабинет, привлеченная шумом, заглянула Алла Эдуардовна. Ее суховатое, испещренное сеточкой мелких морщинок, лицо, выражало вежливое недоумение. Строгость серого офисного платья-миди смягчал широкий кожаный пояс, обнимавший компактную фигуру, а стильная укладка волос, выкрашенных в безупречный платиновый, щедро скидывала десяток лет.

- Девушки, что за столпотворение?

- Ничего, – буркнула Света. – Все нормально, рабочие моменты.

- Нет! – повернулась к ней Алёна. – Я прошу Свету надеть маску. Она болеет, а я не хочу от нее заразиться.

- Резонно, – заметила начальница, подходя к столу. – Светлана Ивановна…

 Но договорить она не успела, с порога послышался голос директора:

- Алла Эдуардовна, а я вас ищу! Вот вы где! А что это у вас тут за несанкционированная сходка? – Он подошел и встал рядом, на голову возвышаясь над миниатюрной женщиной, и, заметив пачку в ее руках, поинтересовался: - Медицинские маски? Вы заболели?

- Нет, не я, – руководительница кивнула на Свету, чей блестящий распухший нос и покрасневшие глаза явно выдавали, как ей нехорошо.  

- О! Светлана Ивановна, почему вы не идете домой? Алла Эдуардовна, вы что, ее не отпустили?

- Отпустила, еще с утра! – поспешно ответила та. Директор повернулся к Свете.

- Мне срочно нужно доделать договор! – вскинула голову она.

- Договор – это, конечно, серьезно, – кивнул директор. – Светлана Ивановна, я очень ценю ваше ответственное отношение к своим обязанностям, но, тем не менее, не приветствую нахождение больных сотрудников на рабочих местах, даже в условиях форс-мажора, – он поймал упрямый Светин взгляд и заметил: - Что ж, вам виднее… Но тогда маску наденьте обязательно.

- Не буду я, как дура, в маске сидеть! – строптиво воскликнула Света.

- А что, лучше, как умная, чихать и кашлять на коллег? Всех мне тут перезаражать хотите? – директор повернулся в начальнице: - Алла Эдуардовна, почему у вас такой бардак в отделе? Либо отправляйте сотрудницу лечиться, либо обяжите использовать средства защиты, – выговорил он строго. – Еще не хватало, чтобы весь коллектив у меня с какой-то заразой слег! Так, ладно, зачем я шел? А! Алла Эдуардовна, пройдемте в мой кабинет.

 Начальница двинулась следом, напоследок выразительно посмотрев на подчиненную и тихо, но очень строго сказав:

- Светлана Ивановна, наденьте маску!

 Обиженная до глубины души Света нервно разодрала пачку и нацепила маску себе на лицо, но стоило обоим руководителям скрыться из виду, как она тут же содрала ее с возмущением:

- Не буду я сидеть в этом наморднике! – она гневно повернулась к Алёне. – Что, довольна? Что за цирк ты здесь устроила? Опозорила меня перед начальством!

- Опозорила ты себя сама, – спокойно ответила Алёна, подходя к шкафу и вынимая вазу с нижней полки, – без моей помощи. А я просто забочусь о своем здоровье и не хочу заразиться или принести заразу своим близким. И вообще, чего ты переживаешь? Носить маску – это нормально. И потом, у тебя глаза красивые, а она это подчеркивает.

 Но почему-то этот комплимент, причем сказанный вполне искренне, произвел более чем странный эффект - Света вскочила и с воплем: «Что ты ко мне лезешь?!» со злостью швырнула маску в мусорное ведро, после чего схватила телефон и выскочила из кабинета.

 По правде говоря, Юля тоже была бы очень «за», если бы подруга все-таки ушла домой.

Договор договором, а ей тоже было не по себе, когда Света сегодня за обедом пару раз чихнула. Пускай аккуратно, в салфеточку, но все же…

 На Алёну ни Светина обида, ни ее уход, казалось, впечатления не произвели. Впрочем, сейчас Юлю гораздо больше волновала не реакция новенькой на Светкины закидоны, а ее слишком уж милое общение с Игорем.

 Воспользовавшись тем, что они остались в кабинете одни, Юля подошла к столу рыжей.

- Слушай, Алён… У меня тут к тебе один вопрос.

- Да? – та отвернулась от монитора, как всегда приветливо улыбаясь. – Что такое?

- Э-э-э… Скажи, а тебе нравится Игорь?

- Хм… Ну… да. На мой взгляд – вполне симпатичный парень. Умный, и чувство юмора у него хорошее, а что?

- Да, понимаешь… Дело в том, что мы с ним встречаемся. Он мой парень.

- Да? – удивилась Алёна. – Ну, ладно, понятно. Спасибо, что предупредила… - она немного подумала и поинтересовалась: - Ты, наверное, намекаешь мне, что кроме как по работе с ним общаться не надо?

- Вообще-то, да! – кивнула Юля, обрадованная понятливостью новенькой. Она, после разговора с девчонками, была уверена, что все будет намного сложнее. Как-то успела уже привыкнуть к мысли, что Алёна – стерва, и вцепится в чужого мужика всеми когтями.

- Без проблем! – усмехнулась та. – Господи, в мире полно мужчин! Зачем мне кто-то, кто в отношениях?

 Юля уставилась на собеседницу: полно мужчин? Это в каком это мире?  

Она, Юля, год не могла себе никого нормального найти, пока к ним не устроился Игорь. Год! Где эта Алёна витает вообще?

- Что ж, я за вас рада, - снова улыбнулась та. – Обещаю тебе, что кроме работы ни о чем с ним говорить не буду. Хорошо?

- Да! Спасибо за понимание!

 Алёна кивнула ей и снова уставилась в монитор.

 Юля подумала-подумала, и отправилась на поиски Светы, которую и обнаружила в приемной. Подруга, пользуясь тем, что директор плотно засел в кабинете на переговорах, изливала душу Веронике, в упор не замечая, что та инстинктивно старается держаться от нее как можно дальше.

 Юля рассказала об их с Алёной беседе, на что Света категорически отозвалась:

- Не верю я ей! Она врунья и людьми манипулирует!

- Да это она специально тебе наговорила! – вторила ей Вероника, впечатленная эмоциональными Светиными жалобами. – Сто процентов! Вот увидишь, точно лезть к нему будет!

- Но она же сказала…

- А что ей еще оставалось? Заявить, что собирается его у тебя отбивать?

- Да почему отбивать-то? Она вон говорит, что в мире и без Игоря полно мужчин! И мне показалось, что она вполне искренне говорила…

- Блин, Юль, ты такая наивная! Конечно, она старалась искренне говорить, ей же надо, чтобы ты поверила! Точно тебе говорю – она на Игоря положила глаз! Будь начеку!

- Да буду, буду! Как только с ним увидимся, постараюсь осторожненько выведать, что он сам про нее думает.

- Ты только это, слышишь… Давай-ка без глупостей! Всякие там выяснения, сцены ревности – мужики этого не любят!

- Не учи ученую! – фыркнула Юля. – Я к нему подход знаю! Ладно, Свет, пошли обратно? А то Алла Эдуардовна увидит, что нас нет – всем по шапке надает!

- Пошли, - хмуро согласилась та. Юля хотела было спросить, собирается ли Света все-таки надеть маску, но так и не решилась – вид у подруги был такой… отбивающий желание задавать вопросы.

 На подходе к кабинету у Юли вдруг подпрыгнуло сердце – в коридоре витал аромат туалетной воды, которой пользовался Игорь. Неужели он вернулся раньше?

 Оказалось – так и есть! Он стоял около ее стола и явно поджидал ее. Вид у него, правда, был очень серьезный, но Юля этому совсем не удивилась – они же договорились при всех остальных сотрудниках ничего не демонстрировать.

- Юль, можно тебя на минуточку? – поинтересовался он нейтрально, и Юля, тоже изо всех сил стараясь придать лицу деловое выражение (хотя даже сама понимала, что глаза у нее сразу засияли), ответила:

- Да, конечно. Что такое?

- Давай выйдем, есть разговор.

 Игорь привел ее в комнату переговоров, сейчас свободную, тщательно прикрыл за собой дверь и холодно поинтересовался:

- Юль, объясни мне, пожалуйста, с каких это пор ты решаешь, с кем мне общаться, а с кем нет?

- Что?! – удивилась Юля.  – Ты о чем, я не понимаю?

- Не понимаешь, да? Сейчас объясню! – говорил он тихо и спокойно, но чувствовалось, что злился очень сильно. – Вот смотри, решил я после командировки заглянуть к вам в кабинет, поздороваться там, все такое… Захожу – там одна Алёнка сидит, работает. Я ей: «Привет, как дела? Где все?», а она мне: «Привет, дела норм, где все не знаю, и вообще, работаю я, иди, не отвлекай». Я удивился, вроде ничего плохого человеку не сделал, спрашиваю, что это она вся такая колючая, и что же она мне отвечает, знаешь? А она мне говорит – если по работе сказать нечего – иди, не мешай! Я с несвободными мужчинами только на деловые темы общаюсь и все тут! Юль, ты не знаешь, с чего это она так вдруг, а?

 Юля закусила губу – вот это поворот!

- Я… это…  я ее попросила… - пролепетала она смущенно.

- Я догадался, что ты ее попросила! Но мне интересно почему? И почему я об этом узнаю вот так вот? И что дальше будет? Что, скоро все коллеги женского пола от меня шарахаться начнут?

- Игоречек, ну не злись, пожалуйста! – расстроилась Юля. – Просто она с тобой флиртовала, заигрывала, а мне это неприятно…

 Сейчас, словно слыша себя со стороны, она понимала, насколько глупо и нелепо все это выглядит.

- Она со мной флиртовала?! – поразился Игорь. – Откуда ты это взяла? И, если уж на то пошло, может быть, ты скажешь, я что, тоже с ней флиртовал? Или теперь любая женщина, которая посмеет мне улыбнуться или посмотрит в мою сторону, будет от тебя «черную метку» получать?

- Игорь, ну какую «черную метку»? Пожалуйста, не ругайся!

 Она чувствовала себя дура-дурой, ведь сама-то она ничего такого не видела! Послушала Светку, поверила ей, а той, кажется, просто башню сорвало из-за этой Алёны… Может, на почве болезни, кто его знает?

- Игорь! Это было моей ошибкой! – жалобно протянула она. – Я признаю! Хочешь, я подойду к ней и скажу, чтобы вы снова общались? – ляпнула Юля и поняла, насколько по-идиотски это прозвучало.

- Не хочу, Юль! – с раздражением ответил он. – Я вообще ничего вот ТАКОГО не хочу! Что дальше будет, Юль? Начнешь мой телефон проверять? По карманам шарить? Слушай, я от тебя такого, конечно, не ожидал! Мы только-только встречаться начали, а на моей шее, оказывается, уже удавка затягивается!

- Игорь, но ведь это совсем не так! – в отчаянии воскликнула она.

- Да? А как, Юль? Знаешь, я позориться на всю фирму не хочу!

- Игорь, я тебе обещаю, это не повторится!

- Я очень на это надеюсь! – с чувством ответил он. – Но знаешь что, Юль? Дай мне несколько дней, чтобы остыть!

 С этими словами он вышел, а Юля обескураженно присела на стул в опустевшей переговорке.

***

 

 Юле понадобилось немало времени, чтобы как-то собраться с мыслями. Она решила, что работать сейчас все равно не сможет, и отправилась в пищеблок – выпить чашечку кофе и… поплакать, наверное.

 С последним, правда, пришлось повременить – по пищеблоку металась злая, как Горгона, Светка.

- Тварь! Подставила меня перед начальством! – она шмыгнула носом, и яростно щелкнула кнопкой на чайнике. – Ничего, я с ней еще разберусь! Не хотят, чтобы я на работе сидела, ради Бога, мне же лучше! Я могу и дома с комфортом поболеть, а не здесь горбатиться! Вот так у нас к ответственным сотрудникам относятся! Как поработать сверхурочно, так Светочка, будь другом, ты у нас незаменимая! А как появилась эта коза на шпильках, так все, отвали нахрен, сиди в наморднике?

 Она снова шмыгнула носом, оторвала кусочек бумажного полотенца и высморкалась, остервенело вытирая свой несчастный, красный и припухший, нос.

- Светик, ты чего? – тихо поинтересовалась Юля. – Что опять случилось?

- А что могло случиться? Я в кабинет зашла, а там Алла Эдуардовна с этой… крысой разговаривает! Уставились обе на меня, как на врага народа. Аллочка мне такая: «Светлана Ивановна, вы почему без маски? Мне что, силой вас заставить?». Ты представляешь?! Ничего! Приду в себя, встану на ноги и разберусь с этой гадиной! Сейчас кофе с тобой выпью и поеду домой! Пусть сами с договором разбираются! Пусть сами с этим психом гребаным общаются! Он мне каждый день мозг кофейной ложечкой выедает, а ради чего? Нет, нафиг! Мне все это нафиг не сдалось! – она стукнула кружкой по столешнице, плюхнулась на стул и, наконец, обратила внимание на подругу: - Юлька! Ты что? Ты что, плачешь, что ли? Что случилось?!

- Мы с Игорем поругались! – тихо и жалобно ответила Юля.

- Да ты что? Что случилось? Как так? У вас же все так хорошо было…

- Угу, – еще жальче подтвердила Юля и горько всхлипнула. Света порывисто обняла ее, прижала к себе:

- Юльчик, ну что ты? Что ты, маленькая, не плачь! Вы помиритесь обязательно, все будет хорошо! Вы такая пара чудесная! Что произошло-то? Наверное, из-за пустяка какого-нибудь, всякое бывает…

- Не из-за пустяка!

 Юля, вздыхая и стараясь взять себя в руки, рассказала Свете о причине их с Игорем скандала.

- Вот же стерва! – с чувством воскликнула Света. – Везде влезть успевает! Ну ты посмотри, везде! И мне подгадила, и к вам в отношения влезла!

- Да при чем здесь Алёна? – отмахнулась Юля.

- А при том! Ты что, не понимаешь? Она же это специально все подстроила! Я тебе сразу сказала, что она на Игоря глаз положила! А теперь смотри, как круто получается: с тобой он разругался, все договоренности не в счет, и они могут спокойно общаться! Поверь мне, она своего не упустит! Будешь клювом щелкать - она мигом его к рукам приберет! Тебе надо срочно с ним помириться! Срочно!

- Да как с ним мириться-то, если он разговаривать со мной не хочет? – протянула Юля.

- Ну… Попроси прощения, скажи, что была неправа. Не время сейчас гордость свою показывать!

- Да не показываю я гордость! Он не хочет, слышишь? Я просила прощения! А он сказал, что хочет немного побыть один…

- Мало ли чего он хочет! – решительно возразила Света. – Его нельзя одного оставлять! Вы знакомы всего ничего, он еще не успел к тебе как следует привязаться! Эта гадина быстро его к рукам приберет, попомни мои слова! Ни в коем случае! Слышишь, ни в коем случае! Хочешь, домой к нему чеши, хочешь, звони, но не давай им общаться!

- Свет, это как-то уже чересчур! – протянула Юля. – Как будто она вообще какой-то супермонстр! А она нормальная девчонка по сути…

- Нормальная?! – взвилась Света. – Нормальная?! Нормальные люди чужих парней не отбивают! И коллег перед начальством не подставляют! Она могла бы вообще-то тихо-спокойно все со мной обсудить, а не озвучивать на всю контору! Директора в это впутала! Это нормально, по-твоему??

- Не знаю, – протянула Юля. Ушибленная собственными неприятностями, она совершенно не готова была сейчас возражать на темпераментные выкрики подруги.

- А я знаю! – припечатала Света. – Она стерва и тварь! Попомни мои слова! Работает здесь без году неделя, а уже всех перебаламутить успела! Но ладно! Ладно… - она вдруг словно успокоилась. – Ничего! Я сейчас отлежусь, в себя приду, и мы этой гадиной займемся! А ты давай, Юльк, не теряйся! Не выпускай Игоря из рук, поняла? Чтобы, когда я вернусь, у вас все было хорошо, договорились?

- Договорились, – без особой уверенности пообещала Юля. Собственный поступок, когда она взглянула на него глазами Игоря, казался ей несусветной глупостью, и к тому же оскорбительной – ведь он ни разу не дал ей повода усомниться в его отношении к ней. А она тут, как ревнивая истеричка!

 Вопреки напористым Светиным рекомендациям, Юля была уверена, что сегодня подходить к нему уж точно не стоит. Пусть остынет человек.

 

***

 

 Но когда на следующий день испереживавшаяся, измотанная бессонной ночью, она столкнулась в коридоре с Игорем, он лишь холодно кивнул ей, сдобрив жест сухим и скупым:

- Привет!

 Он был отчужденный и далекий, и сразу стало понятно, что лезть к нему с разговорами – дело гиблое.

 После этого приветствия Юля, для которой эта ссора была равна катастрофе, бегом скрылась в дамской комнате, и, убедившись, что кроме нее там никого нет, с облегчением разрыдалась, закрывшись в одной из кабинок.

 Спустя несколько минут она взяла себя в руки, вышла к раковинам и принялась осторожно умываться, пытаясь хоть как-то спасти остатки макияжа. За этим занятием ее и застукала вошедшая Алёна.

- О, Юль, привет! Ой, ты чего? Что случилось, почему ты плачешь? – голос ее звучал искренней заботой и у Юли снова закрались сомнения в том, что Алёна нарочно ей пакостит, хотя вчерашняя Светкина убежденность и успела дать свои ростки.

- Да так, ничего особенного! – ответила она, аккуратно вытирая лицо бумажной салфеткой и стараясь, чтобы голос звучал максимально безразлично.

- Ты уверена? – спросила Алёна участливо. – Так-то и не скажешь…

 Юля помолчала минуту и вдруг задала вопрос в лоб:

- Алён, скажи пожалуйста, ты специально это сделала?

- Что сделала? – удивилась та.

- Рассорила нас с Игорем!

 Алёна несколько секунд обалдело смотрела на нее, а потом заявила:

- Послушай, я даже не знаю, что вы в ссоре! О чем ты? Почему ты считаешь, что я специально что-то такое делала?!

- Ну… Ты же ему сказала, что я запрещаю вам общаться!

- А? А, да! Сказала, – подтвердила Алёна охотно. – Ты ж сама меня об этом просила!

- Алён, а что именно ты ему сказала? – прищурилась Юля.

- Что?  Он предложил вместе выпить кофе, я ему ответила, что с коллегами, которые состоят в серьезных отношениях, готова общаться исключительно на рабочие темы и только в рабочей обстановке, – послушно повторила она.

- Он на меня обиделся и не разговаривает со мной, – хмуро сообщила Юля. – После того, что ты ему сказала.

- О, вот это здорово! – разозлилась Алёна. – Как всегда, возлагаем ответственность на кого угодно, только не на себя! Да, Юль?

- В смысле, я перекладываю ответственность?! – возмутилась Юля. – Это после разговора с тобой все произошло!

- А кто меня просил об этом, Юль?

- Я не знаю, как там у вас что было, но факт остается фактом – он со мной разругался после того, как ты с ним пообщалась! – обвиняюще заявила та.

- Великолепно! – криво усмехнулась Алёна. – Как мне нравятся такие дуры, как ты! Сначала сами наворотят неизвестно чего, а потом ищут крайних! Запомни, моя дорогая, если тебе нравится думать, что это я вас рассорила – пожалуйста, не вопрос! Я о себе и не такие глупости слышала. Но только имей в виду одну простую вещь: это всегда очень приятно и успокоительно – думать, что в твоих проблемах виноват кто-то другой! Конечно, Алёна - стерва и разлучница, в чужие отношения лезет, а ты белая и пушистая бедная девочка, у которой злая тетя мальчика уводит! Роль жертвы – это всегда удобно, можно страдать и вообще ничего не делать. Но только если ты и в самом деле так считаешь, то Игорь твой только прав, что рассорился с тобой! Такие люди только жизнь умеют портить, ни радости, ни счастья не приносят!

 С этими словами она развернулась, мазнув по воздуху душистой рыжей шевелюрой, и вышла из туалетной комнаты, оставив Юлю обалдевать от всего услышанного.

 

***

 Юля вернулась в кабинет абсолютно растерянная и дезориентированная. Игорь на нее злится – и за дело, от Алёны получила нагоняй, и тоже, кажется, за дело… В чем-то она была права – Юля сама всю эту ситуацию создала, так что же теперь на других ответственность перекладывать?

 Алёна сидела на своем месте и стучала по клавишам с непроницаемым выражением лица, в остальном, если не считать обычного офисного гула, доносящегося из-за двери, стояла тишина, и тишина эта неприятно давила на уши.

 Юля вяло пошевелила мышкой, открыла программу и попробовала поработать, но в ее теперешнем состоянии это оказалось совершенно гиблым делом. Подперев голову рукой, она принялась раскладывать пасьянс и тоскливо рассуждать о том, какая же она все-таки дурочка.

- Юль… - вдруг обратилась к ней Алёна.

- Что?

- Извини меня, пожалуйста, - произнесла та, заставив Юлю удивленно выпрямиться. – Я очень резко с тобой говорила и мне очень неприятно, что все так произошло. Извини меня. Между мной и Игорем ничего нет и, если честно, быть не может.

- Почему?

- Да потому, что ни я ему не нравлюсь, ни он мне!

- Почему? – только и повторила Юля. – Ты же сама говорила, что он симпатичный там, умный…

- Да, все это так и есть. Просто он не в моем вкусе, вот и все. Объективно – замечательный парень, но лично мне он вообще никак.

- Да? А почему ты… почему ты думаешь, что ты ему не нравишься?

- Так это сразу видно, - пожала плечами Алёна. – По общению, по поведению… Я – явно не его типаж. Я могу хоть на руках перед ним бегать, его это особо не вдохновит. Чисто по-мужски. И тебе нечего волноваться на этот счет. А за то, что я резко с тобой поговорила, ты меня прости.

- Да ничего, - пробормотала вконец озадаченная Юля. – Проехали…

 

***

 

 Уязвленная в самое сердце Света позволила себе проваляться дома целых три дня, но уже в пятницу вышла на работу и уверяла, что полностью выздоровела и вообще замечательно себя чувствует. А то, что еще чихает иногда – это остаточное явление, которого совершенно не стоит опасаться.

 Однако, как ни уворачивалась Алёна от этих «безопасных» чихов, а все-таки какая-то бацилла ее рикошетом зацепила.

 Утром в понедельник она позвонила Алле Эдуардовне и сообщила, что заболела.

- Мне очень жаль, – гундосо извинилась Алёна, – но выйти на работу в таком состоянии я не могу! Алла Эдуардовна, подскажите, как будет лучше: мне просто несколько дней отлежаться, при условии, конечно, что мне сохранят за них зарплату, или вызывать доктора и уходить на больничный?

 Начальница поджала губы и бросила на Свету очень недовольный взгляд, которого та, не слыша разговора, совсем не поняла.

- Вообще-то… у нас сотрудники в таких случаях берут пару отгулов за свой счет… - неуверенно намекнула она, на что Алёна спокойно ответила:

- Нет, такой вариант меня не устраивает. Тогда я лучше врача вызову.

- Нет-нет! –  тут же поспешно воскликнула Алла Эдуардовна. Еще чего не хватало! Врача – это, как минимум, на две недели сотрудник из строя выйдет! Пусть уж лучше отлеживается свои несколько дней, так уж и быть, оплатят они ей их. Она покачала головой и вдруг улыбнулась – да уж, с этой Алёной Юрьевной просто не будет, где залезешь, там и слезешь! Но ведь работает она на совесть! Да и, если честно, ее принципиальность и уверенность в себе по-своему были симпатичны начальнице.

 Кто знает… Может, эта Алёна – как раз, что нужно? И характер есть, и хватка, и трудолюбие – все, что, по мнению начальницы, должна содержать в себе ее преемница.

 Последний год выдался для Аллы Эдуардовны особенно сложным, и все чаще посещали мысли о том, как хорошо было бы послушать сына и переехать в загородный дом! Там тишина и покой, без авралов, без дедлайнов, без всего того, что когда-то она так любила, но теперь это стало тяготить ее. Одно время ей казалось, что хорошей кандидаткой станет Светлана, но, присмотревшись, Алла Эдуардовна от этой идеи отказалась – слишком вспыльчивой и непоследовательной была сотрудница. А вот Алёна – может быть другое дело… 

Смягчившись, она произнесла:

- Нет! Болейте дома. Отлежитесь дня три-четыре, а там посмотрим. Если больше времени понадобится, тогда уж и о враче поговорим. Вы только, Алёна Юрьевна, дела передайте, чтобы у нас тут ничего не останавливалось.

- Конечно, безусловно, – согласилась Алёна.

- Хорошо. Значит, я назначу сотрудника, и вам перезвонят. Выздоравливайте! – Алла Эдуардовна повесила трубку и задумчиво перевела взгляд со Светланы на Юлю и обратно.

 Что ж, о чем тут рассуждать? Кто кашу заварил, тот пусть и расхлебывает!

- Светлана Ивановна! – она откашлялась, придавая голосу необходимую строгость. – Ваша коллега слегла с простудой, ее не будет несколько дней. Будьте любезны связаться с ней и принять срочные дела. Она ждет вашего звонка.

 Света, выслушав это, одеревенела лицом. Затем эта деревянная маска ощерилась улыбкой и выдавила из себя:

- Да, конечно!

 Алла Эдуардовна удовлетворенно кивнула, взглянула на часы и поспешила на ежедневную летучку, а Света осталась сидеть и тихо закипать от возмущения.

 Опять эта зараза рыжая ее подставила! Опять выставила перед руководством неразбери-поймешь кем! А теперь еще и работать за нее придется, да что ж это такое?!

 Света тихонько, очень аккуратно положила на стол ручку, отодвинула кресло и встала. Ее переполняло столько эмоций, что надо было их хоть как-то выплеснуть, и Светлана принялась шагать по кабинету.

- Она опять это сделала! – бушевала беловолосая красавица, яростно сверкая изумрудными очами. – Она опять меня подставила! Да как ей это удается вообще?! Слушай, как ты думаешь, может, она притворяется? Может, она и не болеет, а? На дурачка? Знала же, что никто ее на больничный сейчас не отправит, а?

- Да ну, Свет, ты что? – удивилась Юля.

- Все время ты ее защищаешь! – горько махнула рукой Света. – Нашла себе подруженьку!

- Светик, что ты? Я просто думаю, что она вполне могла и в самом деле заболеть! Знаешь что? Давай я сама ей позвоню? И тебе не нужно будет с ней общаться, а дела я у нее приму. А тебе потом все передам, хочешь?

 Света посмотрела на нее, хотела сначала отказаться, но потом выдохнула, передумала и с благодарностью сказала:

- Да, слушай, сделай это за меня! А то мне кажется, что я на нее сорвусь!

 Юля же, помимо благородного желания избавить подругу от неприятного общения, преследовала еще и свой личный интерес, о котором Свете, естественно, не проронила ни полслова. А на самом деле ей было до жути любопытно посмотреть, как же болеет эта самолюбивая принцесса? Неужели так и лежит в кровати при полном параде и в каких-нибудь своих вычурных туфлях или ботильонах?

 Света решительно вышла из кабинета на время разговора, чтобы даже голос ненавистный не слышать, а Юля без тени сомнений воспользовалась видеовызовом, на всякий случай заготовив весьма убедительное с ее точки зрения объяснение: мало ли придется показать какие-то папки или бумаги…

 Но Алёна ответила почти сразу, вопросов почему видео не задавала, говорила весело, хоть и хрипло:

- Привет, Юль! А что, разве тебе мои дела передают?

- Нет, Свете… Просто она сейчас очень занята, и я решила ей помочь.

- А-а-а… - понятливо протянула Алёна. – Ну ладно, хорошо. Тогда слушай, а лучше всего возьми ручку, бумажку и запиши…

 Юля фиксировала ее инструкции, а сама исподволь разглядывала Алёну: та лежала в постели, в какой-то милой домашней пижамке, даже на вид невероятно уютной и мягкой, в руках – большущая чашка, а на заднем фоне отчетливо слышны звуки какого-то веселого фильма, который Алёна, воскликнув: «Ой, подожди секундочку!», быстренько выключила.

 На лице ее не было никакой косметики, и оно выглядело сейчас совсем простеньким, но, как ни странно, не настолько страшненьким, как это представляла себе Юля. Она даже удивилась, что глаза и губы кажутся выразительнее, чем должны были бы быть.

- Алён, а что у тебя? Температура высокая? – участливо поинтересовалась она, когда та, наконец, продиктовала ей полный список дел.

- Нет, температура пока не высокая, тридцать семь и три. Я надеюсь, выше и не поднимется, – ответила та, мило улыбаясь. – Насморк, правда, ужасный! Чихаю все время… Но, я думаю, поймала все в самом начале, поэтому нескольких  дней на отлежаться мне должно хватить.

- Да, ты правильно сделала, – вздохнула Юля, тут же невольно вспоминая Свету, упрямо таскавшуюся на работу с насморком, кашлем и температурой. – Что ж, выздоравливай, не буду тебя отвлекать! Пока-пока!

 Она нажала «отбой» и задумалась. Это прозвучало бы странно, но Алёна болела так, как Юле всегда хотелось, но никогда не получалось.

 Начать с того, что температуру тридцать семь и три и насморк она и за простуду себе считать не позволяла – бодро перлась на работу. А если на работу было не надо, то занималась домашними делами.

 Да ей просто совесть не позволяла разлечься в кровати – чувствует же себя сносно! Да, познабливает, порой слабость накатывает, горло побаливает или нос заложило, но ведь в целом-то нормальное самочувствие, чего лежать-то?

 Потом, когда уже «накрывало» по-настоящему, там было не до удовольствий: нос как чужой, дышать нечем, кашель такой, что на второй день живот болит от непривычной нагрузки, горло как будто изнутри наждачкой потерли… В общем, хорошая такая, качественная – не придерешься – болезнь. Вот только тут не до приятного валяния в кроватке под веселое кинцо, тут выжить бы…

 Потом же, когда становилось легче, снова начинала грызть совесть: «Мне же уже почти хорошо, я уже и отоспалась, сколько можно расслабляться? Дела же делать надо!». И в самом деле, обед ведь сам себя не приготовит, пол сам себя не помоет, а раз хватает сил на все это, то и на работу хватать должно…

 Перенести простуду на ногах для Юли было делом гораздо более привычным, чем вот так вот с чувством, с толком, с расстановкой расположиться в постели, закутавшись в уютную пижамку и укрывшись теплым одеялом. И беречь себя, баловать себя, заботиться о себе любимой – болеть с комфортом, и пусть весь мир подождет!

 Как там ей с детства говорили? Не сахарная – не растаешь! Алёна же, по-видимому, считала себя сахарной и ведь ничуть от этого не страдала!

 Но ведь это же нормально – лежать в постели в тридцать семь и три, а скакать и прыгать, дела делать – как раз ненормально! Заставлять себя делать что-то, когда организм пытается собрать силы, чтобы отразить самую первую атаку болезнетворных микроорганизмов – не нормально. А задать начальству вопрос: «Оплатят ли мне три-четыре дня, или я буду честно болеть две недели на больничном?» - нормально.

 Только почему же, черт возьми, Алёна позволяла себе это запросто, а она, Юля, да и Светка тоже, и не только она, считали себя обязанными геройствовать, причем даже тогда, когда от них этого никто не требовал?

- Ну что, как она там? – подозрительно поинтересовалась подруга.

- Да как-как? Нос красный, сопли ручьем, чихает… Лежит в кровати, – честно ответила Юля. – Короче, Свет, она реально болеет!

- А температура есть?

- Тридцать семь и три.

- Пф! Аж на один целый семь десятых градуса выше, чем у здорового человека! – презрительно процедила Света.

- Ноль целых.

- Чего?

- Я говорю, ноль целых, семь десятых.

- Тем более! – воскликнула подруга, протягивая руку за списком, который Юля держала в руках. Бросила на него беглый взгляд и воскликнула: - Да она что, охренела? Думает, я за нее всю работу делать буду?!

 

***

 

- Судя по твоему лицу, Игорь вчера так и не звонил, – с тревогой заметила Вероника, когда утром они пили кофе. Пищеблок, пустой, если не считать них двоих, был залит сентябрьским солнышком, а в приоткрытое окно лилась мягкая, наполненная ароматом осенних цветов, прохлада, где-то неподалеку самозабвенно и жизнерадостно чирикали воробьи.

 Сегодня Юля опять пришла на работу ни свет, ни заря – эту ночь она снова неважно спала, крутясь и сгорая от стыда перед Игорем за свою выходку. Он, наверное, ее за такую дурочку считает! Такой классный парень, и надо же было ей все с самого начала так испортить! И как теперь смириться с мыслью, что этот поезд ушел?

 Когда в дверях пищеблока показалась подруга, Юля с удивлением произнесла:

- Вероничка? Ты-то откуда в такую рань? Я понимаю, мне не спится, а ты-то чего?

- А меня Илья растолкал, - мрачно пожаловалась та. – Ему с утра ехать куда-то далеко, так он мало того, что проснулся в шестом часу, так еще и шумел, как слон! То дверцами грохнет, то ложечку уронит, то блендер врубит…

- Сочувствую! – задумчиво произнесла Юля. Ей, погруженной в свои раздумья, неприятности подруги казались милыми мелочами – подумаешь, любимый мужчина пошумел с утра. Зато он есть!

 Вероника же, никогда не любившая выносить сор из избы, и в этот раз умолчала, что Илья, помимо всего прочего, на ее просьбы вести себя потише, нагрубил ей, после чего заявил, что вообще-то, вместо того, чтобы спать, как последняя эгоистка, она могла бы догадаться встать и приготовить ему завтрак.

 Завтрак он раскритиковал: на бутеры масла пожалела, яичницу передержала, в кофе сахара пересыпала и молока не долила – однако все съел, оставил тарелку на столе, торопливо и как-то безразлично чмокнул ее в губы и убежал, весь погруженный в свои мысли и заранее уверенный, что ничего хорошего ему этот день не сулит.

- Игорь так и не звонил,  – удрученно подтвердила Юля, – а когда я позвонила сама и попросила поговорить, сказал, что разговаривать пока не хочет.

- Да уж, ситуация… - протянула Вероника. – И что ты делать теперь будешь?

- Не знаю, – пожала плечами Юля. На душе было тоскливо, из головы не выходили слова Алёны о том, что она сама во всем виновата. Так-то да, но, с другой стороны, у них с Игорем все было замечательно до этого злополучного разговора с рыжей!

 Уже больше недели с тех пор прошло, неужели он все еще злится? Но чем больше Юля размышляла на эту тему, тем понятнее становилось – он не просто обиделся, он решил вообще больше с ней не встречаться!

 Из-за какой-то мелочи, из-за недопонимания все пошло прахом! Да, если честно, Юля прекрасно отдавала себе отчет, что этот маленький инцидент никак не мог стать причиной настолько большой обиды. Было бы там на что обижаться! Тем более что она уже триста раз извинилась!

 Неужели, в самом деле Алёна смогла каким-то образом вмешаться в их отношения? Но как?! Умудриться за такой коротенький разговор из нескольких слов вбить клин между ней и Игорем – это просто мистика какая-то! В мистику Юля не очень-то верила. Чем больше она обо всем этом думала, тем меньше хоть что-то понимала.

 Вечером Юля задержалась на работе. Никаких срочных дел у нее не было, и торчала она там просто потому, что не хотела идти домой и проводить там очень грустный вечер, наполненный сожалениями о том, что сейчас она могла бы быть вместе с Игорем, нежиться в его объятиях вместо того, чтобы маяться в печальном одиночестве.

 Раньше ей казалось, что это очень большой плюс – работать в одной организации. Это давало возможность иметь одну на двоих приятную тайну, «играть в шпионов», и Юля, со своим живым воображением, успела уже напредставлять себе, как они с Игорем, не в силах совладать с нахлынувшими чувствами, украдкой целуются в каком-нибудь закутке, а потом потихоньку, стараясь «не палиться», расходятся в разные стороны.

 Сейчас она обнаружила обратную сторону этой медали – оказывается, сталкиваться по десять раз на дню с человеком, который тебе более чем симпатичен, и постоянно чувствовать только холод с его стороны – это просто невыносимо! Это пытка какая-то!

 Каждый раз, когда ей предстояло поговорить с ним на самую банальную рабочую тему, она страшно волновалась, мямлила, краснела, а после чувствовала себя совсем уж дурочкой.

 Юля вяло и бездумно раскладывала пасьянс, сетуя на то, что ей не с кем поговорить и излить душу – Света сегодня торопилась домой, у них с Федей был запланирован романтический вечер, Вероника вообще пулей выскочила из приемной, стоило часам показать первую минуту нерабочего времени. За ней заехал Илья, который решил устроить сюрприз и отвезти ее в кино, но умудрился взять билеты на сеанс, начинавшийся уже через полчаса после окончания рабочего дня. А ведь еще доехать надо было!

 Плохо, все-таки, быть без пары, когда у всех есть мужья и парни! Алёна, правда, тоже еще сидела на рабочем месте – очень сосредоточенная, внимательная, читала что-то на мониторе, изредка внося пометки. Рядом радовал глаз очередной букет, который ей подарил Семенов.

 Еще в тот раз, когда Алёна задержалась с обеда и вернулась потом с цветами, у Юли закрались подозрения, что подарок этот – дело рук Дениса, хотя сама Алёна никак это не комментировала. Однако, после того как увядшие цветы отправились в мусорную корзину, на следующий день Семенов заявился к ним в кабинет со свежим букетом: «Алёнушка, это тебе!».

 Юля и Света, ставшие свидетельницами этой сцены, замерли в ожидании того, как горделивая сайгачиха в очередной раз отмахнется от знака внимания, напомнив, что они просто коллеги, но Алёна их опять удивила.

- Ой, Денис, спасибо! – расцвела она в улыбке. – Мне так приятно! Ой, гиацинты, ты запомнил, что они мне нравятся! Какой ты молодец, это так здорово, спасибо тебе большое!

 Она улыбалась так искренне и была так довольна – только что не на шее у него повисла, и Семенов стоял перед ней, розовый от удовольствия и бормотал что-то вроде:

- Да пожалуйста! Я рад, что тебе приятно!

- Да, очень! – искренне ответила Алёна, одарив его еще одной солнечной улыбкой.

 Гордый собой Денис вышел из кабинета, Алёна принялась хлопотать над цветами, подрезая им стебельки и без тени сомнения набирая в вазу питьевую воду из кулера.

Конец ознакомительного фрагмента

Интересно? Поделитесь ссылкой с друзьями!